Архив рубрики: Проза

Сказка. Соловей и садовник

Когда вечером Алеша лег в постель, зашла мама, чтобы поцеловать его на ночь. Мальчик обвил руками мамину шею и сказал:

— Расскажи мне сказку.

— Какую сказку? – спросила мама.

— Про соловья и садовника.

— Нет, — сказала мама, — ты опять будешь плакать.

— Ну и что, расскажи.

— Я уже тебе много раз рассказывала эту сказку.

— Ну и что, я ее очень люблю, и ты каждый раз рассказываешь ее по-разному.

— Хорошо, — согласилась мама.

Жил был на свете один садовник, который выращивал прекрасные розы. Эти розы, красные и розовые, белые и желтые были необыкновенно красивы и, когда они по утрам навстречу солнцу раскрывали свои цветки, в середине каждого из них сверкали как бриллианты капельки утренней росы. А чудесный аромат разливался вокруг, и все благословляли садовника за эту великую радость.

А рядом, в зеленой чаще, в кустах сирени жил соловей.

Был этот соловей великим певцом. Он так прекрасно пел по ночам, что даже звезды замирали в темном небе и посылали ему свои серебряные лучики.

И был наш соловей немножко болен звездной болезнью, потому что был ужасный гордец и задавака. Он считал, что пение – это главное дело в жизни, и очень презрительно относился ко всем, кто не умел петь. Об этом он и сказал садовнику, который выращивал розы.

В ответ садовник просто улыбнулся. Он очень любил свои розы и считал, что по своей волшебной красоте они не уступали пению соловья.

— Но розы не умеют петь, — продолжал возмущаться соловей. Они только качают на ветру своими глупыми головками.

— Нет, они прекрасны и приносят большую радость людям, как и твое пение, — спокойно ответил садовник.

А соловей уже начал насмехаться над самим садовником.

— Посмотри на себя. На кого ты похож?! Твои руки огрубели, фартук всегда в земле, а твои цветы все в колючках. Твоя жизнь такая не интересная, ты трудишься от восхода до заката. Посмотри, как я легко парю в воздухе и, как прекрасно пою свои песни.

Вспорхнув, соловей улетал высоко в небо.

Однажды небо закрыли черные тучи, подул сильный ветер и сбросил соловья на землю. Упал бедный соловей и лежал не двигаясь.

— Алеша, — вздохнула мама, — ты опять плачешь?!

— Мне так жалко птичку! Но ты мама рассказывай дальше. Я больше не буду плакать.

Когда буря закончилась, садовник увидел упавшую птичку. Он осторожно взял соловья. Подошел к розам и попросил у них помощи. Розы сильно опечалились, потому что очень любили пение соловья. Они сомкнули свои головки, образовав ложе. На него садовник положил птичку. Розы обняли птичку своими шелковыми лепестками и оживили ее волшебным ароматом. Соловей открыл глаза. Вокруг были прекрасные розы, а на него смотрели добрые глаза садовника. Его большие мозолистые руки оказались нежными как лепестки роз.

— Как я раньше этого не замечал?! Все дело в волшебной силе любви, которая создает прекрасное на свете — подумал соловей.

И тогда он сказал:

– Прости меня, дорогой садовник за мою глупость и зазнайство. Розы рождены любовью, как и мое пение. Поэтому они приносят большую радость людям.

С тех пор каждую весну по вечерам из кустов цветущей сирени, растущей у дома садовника, раздавалось прекрасное пение соловья. А по утрам соловей прилетал в сад, чтобы поздороваться с садовником и его розами, вдохнуть их прекрасный аромат и пожелать им доброго дня.

Алеша спал. Во сне он бежал по лунной дорожке, туда, где его ждали прекрасные сказки с волшебниками и феями, гномами и великанами.

©Величко Светлана Петровна 2013 г.

©Арушанов Сергей Зармаилович, редактирование и оформление. 2013 г.

Приложение:

«Жизнеописание» соловьев и соловьиных оказалось очень интересным, и мы решили познакомить с ним читателей и особенно детей.

Материал из свободной энциклопедии Википедия:

«Соловьи́, соловьи́ные [1] (лат. Luscinia) — род птиц из отряда воробьинообразных (Passeriformes). В зависимости от подхода к классификации относится либо к семейству дроздовых (Turdidae), либо к семейству мухоловковых (Muscicapidae).

Наиболее известен обыкновенный соловей (Luscinia luscinia); длина тела 17 см с длинными ножками, большими темными глазками, оперение буроватое, хвост рыжеватый.

Распространён в Европе и Западной Азии (к Востоку до Енисея), к Югу до Северного Кавказа.

Перелётная птица, зимует в Африке. Обитает в сырых кустарниковых зарослях, в долинах рек. Гнёзда на земле или очень низко, в кустах. В кладке 4-6 зеленоватых или голубоватых с пятнами яиц. Насиживает только самка 13 суток.

Питается пауками, насекомыми, червями, ягодами.

Пение звучное, с большим количеством колен. Южнее и западнее — от Испании до Западного Памира распространён южный, или западный соловей. К роду соловьев относятся также синий соловей, соловей-свистун, соловей-красношейка, черногрудая красношейка, варакушка и другие».

Рис. 1. Вверху показан соловей. Под ним справа форма и цвет яиц в кладке соловья. Ниже показаны деревья, на которых преимущественно соловей строит свои гнезда. Нижний ряд размеры и профиль соловья сравнительно с другими птицами.

Рис. 2. «Западный или южный соловей[1] (Luscinia megarhynchos) — вид птиц отряда воробьинообразных (Passeriformes) семейства мухоловковых (Muscicapidae). Величина взрослой особи составляет приблизительно 16,5 см, что соответствует размеру домового воробья (Passer domesticus). Верхняя сторона тела окрашена в более светлые и тёплые коричневые тона, а нижняя часть тела серо-желтоватая. Хвост с красноватым оттенком, грудь без пятен и узоров. Лапки жёлто-розового цвета. Западного соловья нередко можно спутать с восточным соловьём (Luscinia luscinia), так как многие части тела у них одного цвета. Последний окрашен несколько темнее и обладает серо-коричневым пятнистым рисунком на груди. Питание: Западный соловей питается насекомыми и их личинками, а также червями и гусеницами, иногда пауками и другими беспозвоночными животными. Осенью и летом его главную пищу составляют ягоды. Распространение: Западные соловьи — перелётные птицы, обитающие в Евразии и Северной Африке. Особи, населяющие Европу, зимуют в Африке. В Австралию эти птицы были завезены белыми поселенцами. Как правило, соловьи обитают в густых кустарниковых зарослях, на опушках леса и во влажных биотопах. Размножение: Гнёзда строятся на краю куста или прямо на земле. Их дно выстлано листьями, строительными материалами являются также мох и травинки. Самка строит гнездо без помощи самца. Период гнездования длится с середины апреля по середину июня. Как правило, яйца откладываются один раз в год, при особо благоприятных климатических условиях откладывание яиц может происходить и по два раза в год. В кладке от четырёх до шести зеленовато-коричневых яиц, которые насиживаются от 13 до 14 дней. Вылупившиеся птенцы кормятся обоими родителями. В возрасте 11—12 дней птенцы впервые покидают гнездо, однако родители продолжают опекать их ещё на протяжении двух недель».

Рис. 3. Фото Соловей Обыкновенный (для лучшей видимости мы изменили задний фон). «Обыкновенный соловей[1], или восточный соловей[1] (лат. Luscinia luscinia) — один из самых известных и прославленных певцов среди птиц. Скорее всего, он является прямым северным потомком южного, или западного, соловья. Ареал обыкновенного соловья простирается от западных границ нашей страны до реки Енисей. Северная граница захватывает всю полосу южной тайги в европейской части России и на Урале, несколько опускается к югу до подтаежных лесов в Западной Сибири и уходит в лесостепь на территории Красноярского края. Южная граница захватывает лесостепь и степь европейской части России, Кавказ и проходит по территории сухих степей и полупустынь Казахстана. Обыкновенный соловей — влаголюбивая птица. Максимальной численности он достигает в припойменных лесах. Излюбленные места его обитания — припойменные и низинные влажные дубравы подзоны хвойно-широколиственных лесов и дубравы европейской лесостепи. Основная схема гнездовой микростации обыкновенного соловья — густые, тенистые заросли калины, черемухи, крушины и жимолости в пойме реки или речки, у небольшого ключика или лесного родничка. Струйка текучей воды, покрытая влажной прелой листвой плодородная почва, свободная от густых и сплошных зарослей мелкой травы, или просто устойчиво влажное пятно почвы в густой тени кустарниковых зарослей — идеальное место для гнездования соловьев. Соловей охотно гнездится и в густых зарослях влаголюбивых трав. Важно лишь то, чтобы под пологом травостоя, хорошо скрывающего птицу и притеняющего землю, оставалось голое, свободное от травы пространство. Лучшие условия такого типа возникают в зарослях крапивы, некоторых зонтичных и припойменных кустарниках. Прекрасным примером благоприятных гнездовых микростаций являются тенистые по влажным низинным и овражным участкам заросли бузины. В лесной зоне соловей широко расселяется по поймам лесных ручьев и речек, низинным ольшаникам.

Песня соловья — набор повторяющихся свистов и щелканий. Каждый элемент песни (колено), число которых может достигать 12, повторяется несколько раз. Крик — низкое «фиуить-трр». Повадки соловья очень характерны.

Как и зарянка, он держится высоко на тонких расставленных ножках, опустив крылья и приподняв хвост. Дергая им, он порывисто кланяется и издает тихий и очень низкий, точно рокочущий позыв, вроде «тррр», или же протяжный и чистый свист (однотонный, без повышения или понижения на конце). Все эти признаки, вместе с характерным местом обитания, позволяют узнавать соловья и без песни. И. С. Тургенев в рассказе «О соловьях» словами простого птицелова-любителя очень метко и точно описал песню этого замечательного певца. «Соловьи у нас дрянные: поют дурно, понять ничего нельзя, все колена мешают, трещат, спешат. А то вот ещё у них самая гадкая есть штука: сделают этак: «тру» и вдруг: «ви!» — этак взвизгнет, словно в воду окунется. Это самая гадкая штука. Плюнешь и пойдешь. Даже досадно станет. Хороший соловей должен петь разборчиво и не мешать колена». А колена вот какие бывают:

  • Первое: «пульканье» — этак «пуль-пуль-пуль-пуль»
  • Второе: «клыканье» — «клы-клы-клы», как желна (дятел)
  • Третье: «дробь» — выходит примерно, как по земле разом дробь рассыпать
  • Четвёртое: «раскат» — «ррррррр»
  • Пятое: «поньканье» — почти понять можно «понь-понь-понь», обычно чёрные дрозды так кокают
  • Шестое: «почин» — этак «тии-вить», нежно, малиновкой. Это по-настоящему не колено, а соловьи обыкновенно так начинают
  • Седьмое: «лешева дудка» — этак протяжно: «го-го-го-го-го», а там коротко: «ту!»
  • Восьмое: «кукушкин перелет» — самое редкое колено. Кукушка, когда полетит, таким манером кричит. Сильный такой, звонкий свист
  • Девятое: «гусачек» — «га-га-га-га». У малоархангельских соловьев хорошо это колено выходит
  • Десятое: «юлиная стукотня» — как юла или как вот органчики бывают — этакий круглый свист: «фюиюи-юиюи»».

Размножение: В средней полосе европейской части России и Западной Сибири первые соловьи появляются 8-10 мая. В эти же дни можно услышать и их первые песни. В поймах больших рек и на речных островах в это время собирается большое количество поющих самцов. В теплые годы они могут петь с первых дней прилета и все сразу, ещё на пролёте. Первыми на места гнездований прилетают старые опытные самцы. Их можно опознать по песне. Они занимают лучшие местообитания, расселяются на значительных расстояниях друг от друга (200—300 м и дальше). Многие старые самцы забираются в глухие заросли и гнездятся на отлете от основных поселений соловьев. Среди этих самцов иногда встречаются певцы поразительного совершенства, силы и строя песни. Это так называемые «ночные соловьи», нередко первыми начинающие вечернее пение около 22 часов, часто поющие в тишине, до начала пения всех птиц и как бы задающие тон всему огромному лесу. Поют эти самцы неторопливо, размеренно, удивительно сочетая полные, спокойные, чуть удлиненные по сравнению с обычной нормой звуки. У таких певцов издавна ценился и необычный строй песни, и совершенство главных колен, и полнота, и глубина звука, и чистота фраз, и удивительное умение чередовать песни своего репертуара, недоступное для ординарных певцов. Большинство старых соловьев — основателей поселений, сначала занимают и осваивают сравнительно большие участки. Между старыми птицами редко случаются стычки, так как они не любят петь и гнездиться рядом друг с другом. В северных районах нередко случается так, что в первые дни после прилета соловьи поют только на пределе слышимости друг друга, на расстоянии 1-2 км (иногда 3 км). Тихими вечерами соловьи хорошо слышат друг друга даже на таких больших дистанциях, о чём свидетельствует согласование песен даже самых далеких певцов. Интересные факты: На знаменитых пирах Лукулла подавали блюдо из соловьиных язычков, а так как 1 язычок весит всего 0,1 г., то на одну порцию забивалось несколько тысяч птиц. (Вот вам пример людей, которые думают, что они хозяева природы. Прим. ред.)».

Рис. 4. «Синий соловей[1] (лат. Luscinia cyane) — небольшая певчая перелётная птица из семейства мухоловковых. … От всех других видов соловьёв синий соловей отличается голубой окраской спинной стороны. … Песня синего соловья довольно проста, состоит из набора звучных свистов, с которыми перемежается грубоватый звук «чок-чок». … Распространение: Летом гнездится в глухой тайге по берегам ручьёв и рек в южных части Средней и Восточной Сибири и Дальнего Востока, в особенности в Приморье, встречается в лесах Северо-Восточного Китая и Кореи, Японии и Сахалина. Зиму проводит в Индокитае и Индонезии. В кладке насчитывается 4-6 яиц голубого цвета. Гнездо строит на земле в таёжном буреломе. Гнездовым паразитом вида является ширококрылая кукушка. Синий соловей легко адаптируется к домашнему содержанию[2]».

Рис. 5. «Тугайный соловей[1], или рыжехвостая славка[1] (лат. Cercotrichas galactotes) — певчая птица из семейства мухоловковых. Описание: Тугайный соловей — стройная птица длиной 14-16 см и весом 20-25 г. Размах крыльев составляет от 22 до 27 см. Половой диморфизм отсутствует. Оперение верхней части тела от коричневато-красного до серо-коричневого окраса. Нижняя часть тела песочного цвета. Над глазом белёсая «бровь». Хвост длинный, каштанового цвета, вершина хвоста чёрно-белого цвета. Продолжительность жизни до 5 лет. Песня — набор свистов и трелей, крик — резкое «тции-тци». Распространение: Вид распространён в западном и восточном Средиземноморье, а также в Малой Азии, Закавказье, на севере Аравийского полуострова и в Средней Азии к востоку до озера Балхаш. Широко распространен также в Северной Африке. Тугайный соловей населяет сады, виноградники, пальмовые и оливковые рощи. Он сидит на кустах и на земле со свисающими крыльями и поднятым вверх длинным, развёрнутым веером хвостом. Это перелётная птица, мигрирующая зимой в Африку южнее Сахары. Птицы питаются червями, муравьями, жуками и плодами. Размножение: Гнездо из травы и веток располагается в живых изгородях опунций и в кустах пальм на высоте примерно 2 м над землёй. Оно выстилается растительными волокнами, иногда также кусочками змеиной кожи. В кладке 3-5 яиц зеленовато-голубоватого цвета с бледными бурыми крапинами. Самка высиживает кладку 13 дней. Птенцы покидают гнездо через 12—13 дней. Обыкновенная кукушка является гнездовым паразитом птиц».

Рис. 6. «Соловей-красношейка[1] (лат. Luscinia calliope) — небольшая птичка оливково-бурой окраски с беловатым низом. У самца ярко-красное горло, уздечка и полоска у подбородка и горла чёрные. Песня громкая, почти не уступающая по звучности соловью, но короткая. Нередко начинается с подражания другим птицам. Питаются насекомыми и другими беспозвоночными, которых собирают почти исключительно на земле среди травы, кустов, подлеска, валежника. Едят также ягоды. Часто слышится его звонкий свист, вроде «фиуть-фиуть», с ударением на второй слог. Размножение: Гнездо строит самка на земле, в хорошо укрытом месте, среди кустов и высокой травы, обычно под кустом на небольшом возвышении. Реже гнездо помещается относительно открыто. Оно имеет вид шара или неполного шара с входом сбоку или сбоку и сверху. Гнездовой материал — древесные листья, трава, мох, лоток выстилают тем же, но более мягким материалом, бывает немного шерсти. Кладка из 2-6, чаще 4-5 яиц. Их окраска светлая, голубовато — или зеленовато-серая, часто с буроватой или красноватой пигментацией в виде налета или слабого крапа, обычно только на тупом конце. Размеры яиц 19-23 х 14-17 мм. Насиживает только самка 13-14 дней, кормят птенцов обе взрослые птицы. Птенцы с редкими длинными пушинками на голове и спине, ротовая полость желтая, с бледно-желтыми клювными валиками. Покидают гнездо в возрасте 13-15 дней».

Рис. 7. Фото — Варакушка (Luscinia svecica volgae), самец. «Вара́кушка[1] (лат. Luscinia svecica) — птица семейства дроздовых отряда воробьинообразных. Размером чуть меньше домового воробья. Длина тела — около 15 см. Масса самцов — 15-23 г, самок 13-21 г. Спинка бурая или серовато-бурая, надхвостье рыжее. Горло и зоб — синие с рыжим пятном посередине; пятно может быть белым, или только окружено белым. Синий цвет снизу окаймлён черноватым, а затем рыжими полукольцами поперёк груди. Хвост рыжий с черноватой вершиной, средняя пара перьев хвоста бурые. Самка без синего и рыжего цветов. Горло беловатое, окаймлённое буроватым полукольцом. Клюв чёрный, ноги буро-чёрные. Распространена: в Северной Европе, Северной и Центральной Азии; в России — практически на всей территории. Варакушка — перелётная птица. Зимует в Северной Африке, Азии, Южном Китае и Индии. Размножение: Наиболее охотно заселяют речные поймы, долины ручьёв, склоны оврагов, берега озёр, то есть местообитания влажные и заросшие кустарниками. В лесотундре более всего любят редколесья и негустые пойменные леса с ивняками или другими кустарниками. Гнездится на земле. Гнёзда вьют только из травы, иногда снаружи обкладывают мхом. В кладке 4-7 яиц. Окраска яиц — голубовато-серая или оливково-голубая, на тупом конце более тёмная. На многих кладках заметен слабый, более тёмный, иногда чуть красноватый крап. Насиживает только самка. Длительность насиживания в среднем 13 суток. Обе взрослые птицы выкармливают птенцов, которые покидают гнездо 11-13 дней от роду, имея рыжевато-бурую окраску с многочисленными охристыми пестринами. Ещё не умея летать, птенцы неделю докармливаются родителями поблизости от оставленного гнезда. Миграция: Осенняя миграция начинается в середине августа и заканчивается к середине сентября. Летят варакушки поодиночке, стай не образуют. Птицы независимо друг от друга, но в одном направлении, перелетают от одних зарослей кустарника к другим, стараясь придерживаться речных пойм. Пролёт почти незаметен, так как проходит он не высоко над землёй, а понизу; происходит ночью, за сутки птица преодолевает около 100 километров. Прилетают в конце маяначале июня, в одно время с другими насекомоядными птицами. Самцы, прилетающие немного раньше самок, вскоре начинают петь. Поющий самец сидит на вершине куста, но иногда взлетает, совершая характерные токовые полёты. Пение продолжается всё светлое время суток, особенно интенсивно самцы поют в утренние часы. Пение звучное, включающее свисты, щебетание и щёлканье, множество заимствованных у других птиц звуков; исполняется в быстрой манере. В песне большинства варакушек есть часто повторяющееся «варак-варак-варак», отчего и происходит название птицы. Латинское название — Luscinia svecica (шведский соловей) — дал в 1758 году шведский учёный Карл Линней. Варакушка — насекомоядная птица. В питании преобладают насекомые и их личинки, обитающие на земле. Осенью значительную долю в питании занимают ягоды».

Рис. 8. «Заря́нка[1], мали́новка (лат. Erithacus rubecula) — птица из семейства мухоловковых (Muscicapidae). Зарянки окрашены сверху в серо-зеленоватый цвет. У этой птицы белое брюхо, рыжий лоб, горло, грудь и бока головы. Птица относительно длинноногая. Обитает, как правило, на земле, в кустах, густом подросте, передвигается прыжками. Людей почти не боится, и если человек не двигается, может вплотную к нему подлететь и с любопытством разглядывать. Зарянка является перелётной птицей, но возвращается в северные края одной из первых. Самцы окрашены чаще ярче чем самки; северные зарянки ярче и могут быть крупнее южных. Старые самки могут почти не отличаться по окраске от самца. Поют оба пола, но самки имеют менее разнообразный набор нот. Места обитания: Влажные лиственные и смешанные леса с густым подлеском, парки, заросшие кустарниками сады, предпочитает близость воды. Северо-Западная Африка от Марокко к востоку до Туниса, к северу до побережья Средиземного моря, к югу в Марокко до 30-ой параллели, в Алжире и Тунисе до 34-ой параллели. Западная Евразия от Скандинавии и атлантического побережья к востоку до Оби и долины Томи. К северу в Скандинавии и в Финляндии до 69-ой параллели. В России обитает в т.ч. В углублении на земле самка строит гнездо из листвы и травинок и откладывает 5-8 яиц. Время насиживания кладки 13-14 дней. Птенцы вылупляются чёрными, голыми и нуждаются в первые дни в материнском тепле. Когда они вылетают из гнезда, у них ещё нет красной груди, поэтому они могут свободно передвигаться по родительской территории. Птенцы остаются в гнезде примерно 15 дней. Песня: Самцы начинают петь рано утром, открывая концерт после горихвостки-чернушки вместе с чёрным дроздом. Вечером поют даже в сумерках. Песня звенящая и является одной из самых красивых. Пища: Зарянки ищут на земле насекомых, дождевых червей и улиток. Осенью они поедают ещё и ягоды, а зимой охотно прилетают к кормушкам, где клюют мягкие корма».


[1] Соловьи, соловьиные – Википедия — http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%EE%EB%EE%E2%FC%E8

Вольтер, философская повесть — «Задиг, или Судьба»

Однажды я мучительно искал ответы на вопросы о соразмерности событий в своей жизни.

О справедливости и несправедливости. О зле и добре. И вот, когда я подошел к книжной полке, моя рука сама потянулась к книге Вольтера. Я просто открыл книгу и увидел главу – Отшельник. С этого места я стал читать не отрываясь, пока не дочитал главу до конца. Поразительно, но факт – Я получил ответы на мои вопросы. Ниже я привожу текст этой главы для читателя:

Вольтер Франсуа-Мари Аруэ, Философская повесть — «Задиг, или Судьба»

(Восточная философская повесть)

Глава. «ОТШЕЛЬНИК»

«Дорогой он встретил отшельника с почтенной седой бородой, доходившей тому до пояса. Старец держал в руках книгу и внимательно ее читал. Остановившись, Задиг отвесил ему глубокий поклон. Отшельник приветствовал его с таким достоинством и кротостью, что Задига охватило желание побеседовать с ним. Он спросил, какую книгу тот читает.

— Эта книга судеб, — сказал отшельник, — Не хотите ли почитать? Задиг взял у него книгу, но, несмотря на то, что знал много языков, не смог прочесть ни единого слова. Это лишь разожгло его любопытство.

— Мне кажется, вы чем-то очень опечалены, сказал старик.

— Увы, я имею на то много причин, — ответил Задиг.

— Если позволите вам сопутствовать, — продолжал тот, — вы, быть может, не пожалеете об этом; мне удавалось иногда влить бальзам утешения в души несчастных.

Задиг почувствовал глубокое уважение к облику, бороде и книге отшельника. В его словах заключалась как будто высокая мудрость. Отшельник говорил о судьбе, справедливости, нравственности, высшем благе, человеческой слабости, добродетелях и пороках с таким живым и трогательным красноречием, что Задиг ощутил непреоборимое влечение к нему. Он стал настоятельно упрашивать старика не оставлять его до возвращения в Вавилон.

— Я сам хотел просить вас об этом как о милости, — сказал отшельник. — Поклянитесь мне Оромаздом не покидать меня несколько дней, что бы я в это время ни делал.

Задиг поклялся, и они уже вместе продолжали путь. Вечером путники подошли к великолепному замку. Отшельник попросил гостеприимства для себя и своего молодого друга. Привратник, похожий скорее на знатного барина, впустил их с видом презрительного снисхождения и провел к дворецкому, который показал им роскошные комнаты хозяина. За ужином их посадили в конце стола, и владелец замка не удостоил их даже взглядом. Однако их накормили столь же изысканно и обильно, как остальных. Для умывания им подали золотой таз, украшенный изумрудами и рубинами, спать их уложили в прекрасном покое, а на другое утро слуга принес каждому из них по золотому, после чего обоих отправили на все четыре стороны.

— Хозяин дома, — сказал Задиг дорогой, — кажется мне человеком гордым, но великодушным; гостеприимство его исполнено благородства. — Говоря это, он заметил, что сума отшельника чем-то битком набита, и краем глаза увидел в ней украденный старцем золотой таз. Задиг был поражен тем, что старец его украл, но не решился ничего сказать.

Около полудня отшельник подошел к небольшому домику, в котором жил богатый скряга, и попросил у него гостеприимства на несколько часов. Старый, одетый в поношенное платье слуга принял их грубо, отвел на конюшню и принес им туда несколько гнилых оливок, черствого хлеба и прокисшего пива. Отшельник ел и пил с не меньшим удовольствием, чем накануне, потом обратился к старому слуге, смотревшему в оба, чтобы они чего-нибудь не украли, и торопившему их уйти, дал ему два золотых, полученных утром, и поблагодарил его за оказанное внимание.

— Прошу вас, позвольте мне поговорить с вашим господином, — сказал он в заключение.

Удивленный слуга отвел их к хозяину.

— Великодушный хозяин, — сказал отшельник, — я могу лишь очень скромно отблагодарить вас за ваше благородное гостеприимство. Соблаговолите принять этот золотой таз как знак моей признательности.

Скупец чуть не упал наземь. Не дав ему времени прийти в себя, отшельник поспешно удалился со своим молодым спутником.

— Отец мой, — спросил его Задиг, — как объяснить все то, что я вижу? Вы совсем не похожи на других людей; вы крадете золотой таз, украшенный драгоценными камнями, у вельможи, оказавшего вам великолепный прием, и отдаете его скряге, который принял вас самым недостойным образом.

— Сын мой, — отвечал старик, — этот гордец, принимающий странников из одного только тщеславия и желания похвастать своими богатствами, станет разумнее, а скряга научится оказывать гостеприимство, Не удивляйтесь ничему и следуйте за мной.

Задиг не мог понять, с кем он имеет дело, — с безрассуднейшим или мудрейшим из смертных, но отшельник говорил так властно, что у Задига, связанного к тому же клятвой, не хватало духа покинуть его.

Вечером они пришли к небольшому, изящной архитектуры, но скромному дому, в котором не было ничего ни от расточительности, ни от скупости. Хозяином оказался философ, который, удалившись от света, целиком посвятил себя занятиям добродетельным и мудрым, и, несмотря на это, нисколько не скучал. Он с радостью построил это убежище, где принимал чужестранцев с достоинством, чуждым тщеславия. Он сам встретил обоих путешественников и, прежде всего, повел их отдохнуть в уютный покой, а немного погодя пригласил к опрятно и вкусно приготовленному ужину, во время которого сдержанно говорил о последних событиях в Вавилоне. Он, видимо, был искренне предан царице и считал, что было бы очень хорошо, если бы на арену в качестве претендента на корону вышел и Задиг.

— Но люди, — прибавил он, — не заслуживают такого государя. Эти слова заставили Задига покраснеть и еще сильнее почувствовать свои несчастья. В ходе беседы сотрапезники единодушно признали, что события в этом мире не всегда происходят так, как того желали бы наиболее разумные люди. Но отшельник все время утверждал, что никто не знает путей провидения и что люди не правы, когда берутся судить о целом по ничтож­ным крупицам, доступным их пониманию.

Заговорили о страстях.

— Как они гибельны! — воскликнул Задиг.

— Страсти — это ветры, надувающие паруса корабля, возразил отшельник. — Иногда они его топят, но без них он не мог бы плавать. Желчь делает человека раздражительным и больным, но без желчи человек не мог бы жить. Все на свете опасно — и все необходимо.

Заговорили о наслаждении, и отшельник стал доказывать, что наслаждение — дар божества.

— Ибо, — сказал он, — человек не может сам себе давать ни ощущений, ни идей; все это он получает. Печали и удовольствия приходят к нему извне, равно как и сама жизнь.

Задиг удивился, как это человек, делавший столь сумасбродные вещи может так здраво рассуждать. Наконец после беседы, и поучительной и приятной, хозяин проводил обоих путешественников в отведенный для них покой, благословляя небо, пославшее ему столь мудрых и добродетельных гостей. Он с такой непринужденностью и благородством предложил им денег, что они не могли этим оскорбиться. Отшельник от денег отказался и ска­зал, что хочет проститься с ним, так как еще до рассвета намерен отправиться в Вавилон. Попрощались они очень тепло; особенно был растроган Задиг, который проникся уважением и симпатией к этому достойному человеку.

Когда отшельник и Задиг остались в приготовленном для них покое, они долго восхваляли хозяина. На рассвете старец разбудил своего спутника.

— Пора отправляться, — оказал он ему. Пока все спят, я хочу оставить этому человеку свидетельство своего уважения и преданности. — И с этими словами он взял факел и поджег дом.

Задиг в ужасе вскрикнул и попытался помешать ему совершить столь ужасное дело, но отшельник со сверхъестественной силой повлек его за собой. Дом был весь в огне. Отшельник, уже далеко отошедший с Задигом, спокойно смотрел на пожар.

— Хвала богу, — сказал он, — дом нашего хозяина разрушен до основания! Счастливец!

При этих словах Задигу захотелось одновременно и рассмеяться, и наговорить дерзостей почтенному старцу, и прибить его, и убежать от него. Но ничего этого он не сделал и, против воли повинуясь обаянию отшельника, покорно пошел за ним к последнему ночлегу.

Они пришли к одной милосердной и добродетельной вдове, у которой был четырнадцатилетний племянник, прекрасный юноша, ее единственная надежда. Вдова приняла их со всем возможным гостеприимством. На другой день она велела племяннику проводить гостей до моста, который недавно провалился и стал опасен для пешеходов. Услужливый юноша шел впереди. Когда они взошли на мост, отшельник сказал ему:

— Подойдите ко мне, я хочу засвидетельствовать мою признательность вашей тетушке. — С этими словами он схватил его за волосы и бросил в воду. Мальчик упал, показался на минуту на поверхности и снова исчез в бурном потоке.

— О чудовище! О изверг рода человеческого! — закричал Задиг.

— Вы обещали мне быть терпеливым, — прервал его отшельник. — Узнайте же, что под развалинами дома, сгоревшего по воле провидения, хозяин на­шел несметные богатства, а мальчик, который погиб по воле того же про­видения, через год убил бы свою тетку, а через два — вас.

— Кто открыл тебе все это, варвар? — воскликнул Задиг. — да если бы ты даже прочел это в книге судеб, кто дал тебе право утопить дитя, которое не причиняло тебе зла?

Произнеся эти слова, вавилонянин вдруг увидел, что борода у старца исчезла и лицо его стало молодым. Одежда отшельника как бы растаяла, четыре великолепных крыла прикрывали величественное, лучезарное тело.

— О посланник неба! О божественный ангел! — воскликнул Задиг, па­дая ниц. Значит, ты сошел с высоты небес, дабы научить слабого смертного покоряться предвечным законам?

— Люди, — отвечал ему ангел Иезрад, — судят обо всем, ничего не зная. Ты больше других достоин божественного откровения.

Задиг попросил дозволения говорить.

— Я не доверяю своему разумению, — оказал он, — но смею ли я просить тебя рассеять одно сомнение: не лучше ли было исправить это дитя и сделать его добродетельным вместо того чтобы утопить?

Иезрад возразил:

— Если бы он был добродетелен и остался жить, судьба определила бы ему быть убитым вместе с женой, на которой бы он женился, и с сыном, который родился бы от нее.

— Что же, — спросил Задиг, — значит, преступления и бедствия необходимы? И необходимо, чтобы добродетельные люди были несчастны?

— Несчастья, — отвечал Иезрад, — всегда удел злодеев, существующих дабы с их помощью испытывать немногих праведников, рассеянных по земле. И нет такого зла, которое не порождало бы добро.

— А что произошло бы, — снова спросил Задиг, если бы вовсе не было зла и в мире царило одно добро?

— Тогда, — отвечал Иезрад, — этот мир был бы другим миром и связь событий определила бы другой премудрый порядок. Но такой совершенные порядок возможен только там, где вечно пребывает верховное существо, к которому зло не смеет приблизиться, существо, создавшее миллионы миров, ни в чем не похожих друг на друга, ибо бесконечное многообразие — один из атрибутов его безграничного могущества. Нет двух древесных листов на земле, двух светил в необозримом пространстве неба, которые были бы одинаковы, и все, что ты видишь на маленьком атоме, где родился, должно пребывать на своем месте и в свое время, согласно непреложным законам всеобъемлющего.

Люда думают, будто мальчик упал в воду случайно, что так же случайно сгорел и дом, но случайности не существует, все на этом свете либо испытание, либо наказание, либо награда, либо предвозвестие. Вспомни рыбака, который считал себя несчастнейшим человеком в мире. Оромазд послал тебя, дабы ты изменил его судьбу. Жалкий смертный, перестань роптать на того, перед кем должен благоговеть!

— Но… — начал Задиг. Но ангел уже воспарял на десятое небо. Задиг упал на колени и покорился воле провидения. Ангел крикнул ему из воздушных сфер:

— Ступай в Вавилон!»

Материал из Википедиисвободной энциклопедии: Вольте́р (фр. Voltaire; 21 ноября 1694, Париж30 мая 1778, там же; урождённый Франсуа-Мари Аруэ, фр. François Marie Arouet; Voltaireанаграмма «Arouet le j(eune)» — «Аруэ младший») — один из крупнейших французских философовпросветителей XVIII века, поэт, прозаик, историк, публицист, правозащитник; основоположник вольтерьянства.

Биография Вольтера.

Сын судейского чиновника Франсуа Аруэ, Вольтер учился в иезуитском колледже «латыни и всяким глупостям», был отцом предназначен к профессии юриста, однако предпочёл праву литературу; начал свою литературную деятельность во дворцах аристократов в качестве поэта-нахлебника; за сатирические стишки в адрес регента и его дочери попал в Бастилию (куда потом был отправлен вторично, на этот раз за чужие стихи); был избит дворянином, которого осмеял, хотел вызвать его на дуэль, но вследствие интриги обидчика снова очутился в тюрьме, был освобождён с условием выезда за границу; уехал в Англию, где прожил три года (17261729), изучая её политический строй, науку, философию и литературу.

Вернувшись во Францию, Вольтер издал свои английские впечатления под заглавием «Философские письма»; книга была конфискована (1734), издатель поплатился Бастилией, а Вольтер бежал в Лотарингию, где нашёл приют у маркизы дю Шатлэ (с которой прожил 15 лет). Будучи обвинён в издевательстве над религией (в поэме «Светский человек»), Вольтер снова уехал, на этот раз в Россию.

В 1746 Вольтер был назначен придворным поэтом и историографом, но, возбудил недовольство г-жи Помпадур. Вечно подозреваемый в политической неблагонадёжности, чувствуя себя во Франции не в безопасности, Вольтер последовал (1751) приглашению прусского короля Фридриха II, с которым давно (с 1736) находился в переписке, и поселился в Берлине (Потсдаме), но, вызвав недовольство короля неблаговидными денежными спекуляциями, а также ссорой с президентом Академии Мопертюи (карикатурно изображённым Вольтером в «Диатрибе доктора Акакия»), был вынужден покинуть Пруссию и поселился в Швейцарии (1753). Здесь он купил имение около Женевы, переименовав его в «Отрадное» (Délices), приобрёл затем ещё два имения: Турнэ и — на границе с Францией — Ферней (1758), где он почти ожил. Человек теперь богатый и вполне независимый, капиталист, ссужавший деньгами аристократов, землевладелец и в то же время владелец ткацкой и часовой мастерских, Вольтер — «фернейский патриарх» — мог теперь свободно и безбоязненно представлять в своём лице «общественное мнение», всемогущее мнение, против старого, доживавшего свой век социально-политического порядка.

Ферней стал местом паломничества для новой интеллигенции; дружбой с Вольтером гордились такие «просвещённые» монархи, как Екатерина II, как Фридрих II, возобновивший с ним переписку, как Густав шведский. В 1778, когда Людовика XV успел сменить Людовик XVI, Вольтер — восьмидесятичетырёхлетний старик — вернулся в Париж, где ему устроена была — при враждебном безучастии короля — восторженная встреча. Он приобрёл себе особняк на улице Ришелье, активно работал над новой трагедией «Агафокл». Постановка его последней пьесы «Irène» превратилась в его апофеоз. Назначенный директором Академии, Вольтер приступил, несмотря на преклонный возраст, к переработке академического словаря.

Сильные боли, происхождение которых поначалу было неясно, вынуждали Вольтера принимать большие дозы опия. В начале мая, после обострения болезни, доктор медицины Троншен поставил неутешительный диагноз: рак предстательной железы. Вольтер ещё крепился, порою даже шутил, но зачастую шутку прерывала гримаса боли.

Очередной врачебный консилиум, состоявшийся 25 мая, предрёк скорый летальный исход. Каждый день приносил больному всё бо́льшие мучения. Порой не помогал даже опий.

Племянник Вольтера аббат Миньо, пытаясь примирить дядюшку с католической церковью, пригласил к нему аббата Готье и приходского кюре церкви св. Сульпиция Терсака. Визит состоялся днём 30 мая. По легенде, на предложение священнослужителей «отречься от Сатаны и прийти к Господу» Вольтер ответил: «Зачем перед смертью приобретать новых врагов?». Его последними словами было «Ради бога, дайте мне умереть спокойно».

В 1791 Конвент постановил перенести останки Вольтера в Пантеон и переименовать «Набережную Театинцев» в «Набережную имени Вольтера». Перенос останков Вольтера в Пантеон превратился в грандиозную революционную демонстрацию. В 1814 году во время Реставрации ходил слух, что останки Вольтера были якобы выкрадены из Пантеона, что не соответствовало действительности. В настоящее время прах Вольтера всё ещё находится в Пантеоне.

©Арушанов Сергей Зармаилович 2010 г. редактирование и оформление

Пишите нам ваши отзывы и обязательно указывайте адрес вашей электронной почты. На сайте адрес вашей почты не публикуется. Нам интересно ваше мнение по существу статей, которые публикуются на сайте.

Вы можете помочь развитию нашего проекта, нажав в правом верхнем углу главной страницы сайта клавишу «Пожертвовать» или перечислить по вашему желанию средства с любого терминала на наш счет — Яндекс Деньги – 410011416569382

Дороги, которые нас выбирают

Doroga_Uchastok_Web_

В детстве меня учили, что человек сам выбирает дорогу в жизни.

Посмотрел я вокруг и задумался, а вдруг совсем наоборот, «дороги – жизни» выбирают человека?!

Тому много примеров. На старом Арбате в коммунальной квартире, в одной комнате росли в семье три мальчика. Все от одного отца и матери. Все родились с разными характерами и способностями. Старший был собран, умен, молчалив и с детства смотрел на людей немного свысока. Он закончил МГУ и стал геологом. Средний не отличался большим умом, был мягкотел, говорлив, попивал и стал простым рабочим. Младший отличался улыбчивостью, живым умом, крепким телом, благожелательностью и целеустремленностью. Закончил высшее учебное заведение, стал экономистом и получил предложение работать в органах безопасности по своей специальности. Вот три брата и у всех разные «судьбы — дороги».

Но, задумайтесь, как от одного и того же отца и матери могли родиться дети с разными характерами. Скажете — обычное явление! Так да не так! Глядя на них, сразу было видно, что у них есть общие черты, но, безусловно, у них был разный дух и характер. В этом смысле они были как три разных, не родных человека.

Чем же обуславливаются такие различия личностей? – задумался я.

Достижения современной генетики, еще могут объяснить схожесть особенностей плотных тел человека в родстве, но не способны объяснить особенности духа и личности. Это та сфера неизвестного, о которой наука молчит. Так, к сожалению, сложилось в науке. Хотя как раз больше надо говорить именно о непонятном. Не надо бояться сказать – Не знаю! Тогда и сам человек сможет найти ответ на вопрос или ему помогут разобраться другие люди.

Все мы знаем, что физическое состояние тела напрямую не связано с духом и личностью человека. В «слабом теле» может быть сильный дух, а в «сильном теле» — может жить слабый дух. Пример тому граф Суворов. Телом был хил, а духом велик.

Значит, ответ надо искать в духовном начале человека и особенностях формирования его личности – подумал я. Здесь наверняка есть тайна, узнав которую, я получу ответ на мой вопрос.

Вот, например, слова Господа:

Вы слышали, что сказано: «око за око, и зуб за зуб». А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую;… (Мф. 5.38-39).

Господь всегда говорил притчами.

Не надо подставлять вторую щеку «ударяющему»! Разговор идет о двойственности. Если человек слышит внутри себя страх, то рядом стоит бесстрашие, если человек слышит в себе неуверенность, то рядом стоит уверенность, слышит зло, а рядом стоит добро и т.д. ….

Этот мир существует только потому, что в нем все стоит по паре: жадность – альтруизм, благожелательность – неблагожелательность, вера – неверие. Список можно продолжать и дальше. Представления о полярностях, формируют наш мир и характер.

Если человек не понял этого, то дороги жизни выбирают его. Если понял, то он сам может выбирать дороги в жизни! – решил я.

И души рождаются в этот мир все разные. Каждая личность уникальна. Живя в этом мире, люди постоянно слышат в себе эти полярности, и, как правило, выбирают одну из сторон как неизменную данность! Например, быть добрым или злым, заботиться о других или нет. Но и в своем выборе человек часто не осознает почему «он» так делает?

Doroga_k_Uchastkam_Web_Это тайна мира, в котором мы живем.

Один говорит – надо быть хорошим, а другой – Не буду!! Вот выбор и состоялся!

А, что будет, если не выбирать между противоположностями?! – подумал я. Можно ли это сделать?! И что будет тогда?!

Но об этом особый разговор.

Пишите нам ваши отзывы и обязательно указывайте адрес вашей электронной почты. На сайте адрес вашей почты не публикуется. Нам интересно ваше мнение по существу статей, которые публикуются на сайте.

Вы можете помочь развитию нашего проекта, нажав в правом верхнем углу главной страницы сайта клавишу «Пожертвовать» или перечислить по вашему желанию средства с любого терминала на наш счет — Яндекс Деньги – 410011416569382

© Арушанов Сергей Зармаилович 2009 г.

Зачем в нашем мире существует жизнь и смерть?

Doroga_v_Parke_Web_Рассуждая о жизни и смерти, мудрецы говорили, — Торопись смертный исполнить задуманное!

О чем же смертный должен задуматься и, что он должен торопиться понять?

Большинству кажется, что «праздник жизни» будет продолжаться вечно. По этой причине человек не ценит время своей жизни и растрачивает его на массу поступков, которые он не совершил бы, помня о наличии смерти.

Из этого следовало, что мы все, на самом деле, имеем в распоряжении и тратим только отпущенное нам Время. Значит, Жизнь и Смерть существуют в нашем мире для того, чтобы человек понял, что Время самая большая ценность и тайна! Тайна в том, что Время порождает, в полном смысле этого слова, Жизнь и Смерть!

Вот, оказывается, «Кто» или «Что» управляет миром и, к чему мы должны обратить свой взор, и самое пристальное внимание?! Хоть это может показаться абсурдным, но Время – реальная сила, оно живое, его можно почувствовать?! — понял я, и обратился за подтверждением своей догадки к священным писаниям.

Например, в Библейской Книге Екклесиаста или проповедника [1] (Еккл. 3. 1-15), говорится о «Великом Божественном Времени», в котором все «пребывает во век»:

«Всему свое время [2] , и время всякой вещи под небом:

2 Время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное;

3 Время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить;

4 Время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать;

5 Время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий;

6 Время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать;

7 Время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить;

8 Время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру.

9 Что пользы работающему от того, над чем он трудится?

10 Видел я эту заботу, которую дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в том.

11 Всё соделал Он прекрасным в свое время, и вложил мир в сердце их, хотя человек не может постигнуть дел, которые Бог делает, от начала до конца.

12 Познал я, что нет для них ничего лучшего, как веселиться и делать доброе в жизни своей.

13 И если какой человек ест и пьет, и видит доброе во всяком труде своем, то это — дар Божий.

14 Познал я, что всё, что делает Бог, пребывает вовек: к тому нечего прибавлять и от того нечего убавить, — и Бог делает так, чтобы благоговели пред лицом Его.

15 Что было, то и теперь есть, и что будет, то уже было, — и Бог воззовет прошедшее».

Понял я еще, что мы сами, окружающие нас люди и общественное обустройство, включая законы, которыми оно руководствуется, как правило, не ценят и крадут друг у друга Время!

Понял я еще, что все обустройство жизни и сознание общества должно, безусловно, учитывать Время, дарованное нам Богом.

Понял я еще, что никогда не поздно исправить сложившееся положение дел – «… время насаждать, и время вырывать посаженное; ».

Каждый из нас может начать разбирать, накопившийся за жизнь «груз» – «причин и следствий», которые пребывают во Времени – «Время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий; …».

Понятое и осознанное в Настоящем меняет Прошлое и Будущее! В этом смысле тезис о том, что нельзя изменить прошлого – неправильный!

Попалась мне на глаза книга [3] , из которой ниже я приведу короткий рассказ – «Пока горит свеча»:

«Великий мудрец Раввин Исраэль Сапантер однажды остановился на ночлег в доме сапожника. Поздно ночью он увидел, как тот работал при колеблющемся свете почти погасшей свечи. Раввин Сапантер подошел к хозяину дома и сказал:

— Посмотри, уже очень поздно; свеча почти догорела. Почему ты еще работаешь?

— Пока свеча горит, еще можно что-то исправить, починить, — ответил сапожник.

Четыре недели спустя люди услыхали, как Раввин повторял слова сапожника: «Пока свеча горит, еще можно что-то исправить».

Пока мы живы – пока горит свеча – мы еще можем что-то исправить. Мы можем примириться с теми, от кого отдалились, улучшить отношения в семье, подать милостыню, помочь другу организовать свое дело. Мы можем работать над своим характером, и научится быть справедливыми.

Что вы хотите исправить в своем характере? Подумайте, как это сделать.

Пока горит свеча, мы можем улучшить наши отношения, наш мир, самих себя».

Также и я – «Пока горит свеча» — пытаюсь рассказать, о главных ценностях в нашей жизни, которые мне стали понятны.

Торопись смертный исполнить задуманное! Соразмерь ценность задуманного с великим даром и силой Бога – «Временем тебе данным»!

Пишите нам ваши отзывы и обязательно указывайте адрес вашей электронной почты. На сайте адрес вашей почты не публикуется. Нам интересно ваше мнение по существу статей, которые публикуются на сайте.

Вы можете помочь развитию нашего проекта, нажав в правом верхнем углу главной страницы сайта клавишу «Пожертвовать» или перечислить по вашему желанию средства с любого терминала на наш счет — Яндекс Деньги – 410011416569382

©Арушанов Сергей Зармаилович 2009 г.


[1] Библия, Книги священного писания, Ветхого и Нового Завета, Каноническое, В русском переводе с параллельными местами и приложениями, Книга Екклесиаста или проповедника, Российское Библейское Общество, М, 1998 г., с. 662.

[2] «Всему свое время» — надо понимать не просто, как этап в череде событий, а, что именно «Время» дает Жизнь и Смерть всем событиям и вещам в мире! Этот же смысл вложен в слова Екклесиаста или проповедника: «Всё соделал Он прекрасным в свое время, и вложил мир в сердце их, хотя человек не может постигнуть дел, которые Бог делает, от начала до конца». Все, что Господь «соделал … прекрасным в свое время, и вложил мир в сердце их …» — существует в каждом из нас всегда! Подтверждением тому же служит, например, история жизни Вольфа Мессинга, который «видел» события прошлого и будущего. Пророческие предвидения матерей о событиях жизни их детей и т.д. (Прим. ред.).

[3] Абрамович М.Л., Бизнес по – еврейски, 67 золотых правил, Ростов-на-Дону, «Феникс», 2008 г., с. 39. (Книгу в равной степени можно было назвать – Бизнес по – Библейски.) (Прим. ред.).

Случайностей не бывает

Hishnik_Ryba_Web_Бывают ли на свете случайности? – задумался я.

Например, в природе так все устроено, что для каждого существа есть угроза быть съеденным другим существом. Причем одного съедят, а другой мирно существует до старости. Да и среди людей нечто аналогичное существует. Один другим править старается.

Бытует даже выражение – Займи «место под солнцем» — стань главным! Правда, для всех солнце это разное. Для кого солнце — власть, для кого деньги, а уж собственная значимость, идущая под руку с собственным ничтожеством, солнце – солнц почти для всех. К значимости стремятся, а от ничтожества шарахаются. И на пути к «месту под солнцем» море случайностей.

Пошел я к мудрецу и все рассуждения свои ему поведал. Спрашиваю – Ведь все приходит неизвестно откуда, включая мысли и желания, и уходит неизвестно куда? Один день жизни не похож на другой? Все это случайно?

Выслушал меня мудрец, и говорит –  К какому солнцу, ты стремишься? Про солнце не знаю, но хочу понять, как этот мир устроен. Наполнен ли он случайностями, или закономерностями, которые мне не понятны? – отвечаю я.

Это мир закономерностей. Случайностей не бывает – ответил мудрец.

Однако твоя жизнь зависит от того, какое солнце ты выберешь. Выбрав солнце, пройди через цепь случайностей – закономерностей и дойди до него. С высоты этого солнца поймешь, какую либо сторону этого мира. Но есть одно солнце, которое может прийти к тебе само и показать весь мир таким, каков он есть.

Хочу узнать об этом солнце – сказал я.

Тогда слушай о нем. Две тысячи лет тому назад Господь Иисус Христос взошел на гору и сказал народу — «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». Как ты это понимаешь?

Я привел несколько объяснений, но они не удовлетворили мудреца.

Слушай правильное для тебя объяснение – сказал он. Тебе, как и многим понятно, что такое богатство и нищета. Так вот, тот, кто понимает, что самая большая ценность в мире – Святой Дух Бога, будет все остальное мерить относительно этой ценности. Будешь ли обладать богатством или пребывать в нищете с точки зрения обыденного представления людей, это не имеет значения. Но, если понимаешь, что Святого Духа тебе катастрофически не хватает и ты нищий в этом смысле, то ты на пути блаженных и тебе откроется Царство Небесное. Это путь к самому главному солнцу. Все остальные солнца поклоняться Главному Солнцу, и ты поймешь, что они тебе не нужны.

Не надо убегать от текущей жизни в лес и горы, разрывать отношения с людьми. Это солнце может прийти к тебе здесь и сейчас. Пойми и пожелай этого.

Мудрец сделал паузу и сказал – Люди составили красивую молитву этому Солнцу. Послушай молитву Святому Духу:

«Царю небесный, Утешителю, Душе истины, иже (ведь) везде сый (сущий) и вся исполняяй (все исполняешь), сокровище благих и жизни Подателю, прииди (приди) и вселися в ны (нас) и очисти ны от всякой скверны, и спаси, Блаже (Благой), души наша (наши)».

Добавлю к этому, что Истина – это сам Отец Небесный – сказал мудрец.

Теперь ты понял, что случайностей нет! Даже то, что ты пришел ко мне не случайность, а закономерность. Весь фон бурлящего вокруг тебя мира лишь почва, на которой взрастает твой Дух и сознание. Созрел до определенного этапа – мир повернулся к тебе другой стороной. Так было всегда, есть и будет. Не бойся ничего, иди к Главному Солнцу. Да пребудет Оно с тобой.

На этом мы расстались с мудрецом. Я ушел с великой благодарностью к нему и почти ясным ощущением, что случайностей в мире нет!

Пишите нам ваши отзывы и обязательно указывайте адрес вашей электронной почты. На сайте адрес вашей почты не публикуется. Нам интересно ваше мнение по существу статей, которые публикуются на сайте.

Вы можете помочь развитию нашего проекта, нажав в правом верхнем углу главной страницы сайта клавишу «Пожертвовать» или перечислить по вашему желанию средства с любого терминала на наш счет — Яндекс Деньги – 410011416569382

© Арушанов Сергей Зармаилович 2009 г.

О доверии и недоверии

Koshka_Kotenok_Web_Можно ли жить, доверяя людям? Можно ответил я себе. Можно ли жить, не доверяя людям? Можно ответил я себе. Тогда как же жить? Доверять или нет? Где та разумная грань или степень принятия одной или другой стороны выбора?

С этим вопросом я пришел к мудрецу. Он взглянул на меня и, в свою очередь, задал мне вопрос – А ты можешь доверять или не доверять себе? Некоторое время я раздумывал и честно ответил – Я не знаю кто это или, что это такое «я сам»?

Тогда он продолжил — Все люди разговаривают с кем-то в себе. Это для всех так очевидно, что у людей даже не возникает вопрос о том, с кем они беседуют и, с кем советуются «внутри себя». Одному человеку этот внутренний собеседник говорит – Никому не верь, а другому или тому же самому в другой раз говорит – Давай поверим. Ты не исключение, как и подавляющее большинство людей, вокруг тебя, вы все никогда не задумывались о том, что в вас протестует, соглашается, грустит или радуется. Это так — ответил я.

Вот тебе стало очевидно, и ты согласился со мной, что внутренний собеседник есть практически у каждого.

А теперь ответь мне – сказал он, — что будет, если твой внутренний собеседник замолчит? Я в растерянности смотрел на него, но ответа не знал.

Он улыбнулся и сказал – святые отцы знали об этом. Поэтому они оставили нам самую сердцевину знания, с помощью которого мы можем найти ответ на вопрос о внутреннем собеседнике. Вот, что говорится в православном Катехизисе [1] (сборник основополагающих положений веры) написано: «В связи с изучением духовной жизни отцы церкви различают в человеке дух, душу и тело. Дух это то начало, которое управляет душой и телом, а также общается с Богом. Некоторые же отцы различают лишь душу и тело, но, подразумевая, что в душе есть дух».

Из этого определения следует, что ты, как и все остальные существа – «Дух», живущий в «Душе», а душа живет в теле. Значит Душа и тело – это твои инструменты, позволяющие тебе – Духу жить в этом мире. Там и надо искать твоего «внутреннего собеседника». Твой «внутренний собеседник» все время говорит тебе, что Ты – это я, а я -это Ты. Тебе — Духу может даже казаться, что он – «внутренний собеседник» по жизни неизменная данность. Некоторые в заблуждении говорят об этом так – Таким я родился, таким неизменным и умру. Однако это не так – собеседника можно изменять. Древние мудрецы знали об этом тоже. Поэтому они говорили – Успокой свое тело, ум и чувства и Ты познаешь свою духовную природу. Когда твой «внутренний собеседник» замолчит – Ты познаешь свою духовную природу. В христианстве это называют «Спасением», а другие называют это «Просветлением» от неведения.

А пока ты это в полной мере не понял, научись не делать «внутри себя» выбор, в частности, между доверием и недоверием. Наблюдай за этими состояниями. Помни, что в этом случае вас трое – Ты – Дух и две стороны, которые предлагает Тебе «внутренний собеседник» – доверять – не доверять. Не делай выбор между этими противоположностями, хотя сначала это будет казаться абсурдом. Наблюдай за ними. Они могут даже истаять, если ты не называешь их собой или своими. Навык и понимание сами придут на этом пути.

Что же касается текущей жизни, то лучше позволить другим быть такими, какие они сейчас есть и какими они себя сами осознают. Доверяй им даже, если они сами «себе не доверяют». В делах требуй исполнения. Без этого дело не пойдет. Сам молись Господу, славь Его. Помогай им подняться над их «внутренним собеседником», хотя это будет не просто. Они будут расти вместе с тобой. Вот тебе мой ответ.

Пишите нам ваши отзывы и обязательно указывайте адрес вашей электронной почты. На сайте адрес вашей почты не публикуется. Нам интересно ваше мнение по существу статей, которые публикуются на сайте.

Вы можете помочь развитию нашего проекта, нажав в правом верхнем углу главной страницы сайта клавишу «Пожертвовать» или перечислить по вашему желанию средства с любого терминала на наш счет — Яндекс Деньги – 410011416569382

© Арушанов Сергей Зармаилович 2009 г.


[1] Епископ Александр (Семенов – Тян-Шанский), Православный Катехизис, Издание Московской Патриархии, М., 1990 г., с. 18.

Закон единства — «Времени, Места и Действия»

Egik_Krasnoe_Web_Время – Осень, вечер. Место – село Красное в Украине. Действие – приход ежика на традиционную вечернюю кормежку.

Каждый вечер во двор к миске для кормления трех кошек приходил ежик. Кошки были неприхотливыми и спокойно ели вареные макароны-рожки, иногда политые мясным бульоном для собак. Мясо в виде мышей кошки ловили сами.

В очередной раз ежик пришел на ужин. По протоптанной им дорожке подошел к миске и, как обычно, нагнул ее край своей лапкой. Миска оказалась пуста. Секунду ежик задержался в удивлении, развернулся, отошел к дому и обиженный уткнулся носом в стенку. Видя все это, я громко начал перед ним извиняться, сбегал на кухню, положил в миску остатки пищи, и, подойдя к ежику, погладил его по спине и ласково сказал:

– Иди, кушать подано.

Некоторое время ежик стоял, а я его поглаживал. Потом он развернулся, протопал к миске, и стал с удовольствием ужинать. Закончив ужин, ежик отпустил миску, и отправился к соседнему участку, надеясь там тоже поживиться.

Я догнал его и захотел погладить на прощанье. Не тут-то было. Ежик немедленно свернулся калачиком. Я пожурил его за такое поведение и сослался на то, что совсем недавно я его гладил.

Тут клубок немного развернулся, я увидел мордочку ежика, а он спокойно сказал:

— Ты неправ! Ты не знаешь Закон единства — «Времени, Места и Действия». Моему удивлению не было конца?!

Ежик продолжал:

– Настало Время моего ужина, и я пришел к твоей миске в определенное Место. Но миска была пуста. Действие – ужин мог не состояться. Я обиделся на твое безразличие ко мне. Когда ты меня гладил, я тебе это позволил и простил тебя. Ты исправил свою ошибку. Но теперь, уже другая ситуация. Время ужина прошло. Место тоже не у миски. Действие — я ухожу на другой участок к новой миске. Мое внутреннее состояние изменилось, чему же ты удивляешься? Теперь ты никто!

— Ну и Закон?! – подумал я. Если большинство людей будут жить по такому Закону, то жизнь превратиться в нескончаемую неблагодарность. Кто тогда будет заботиться, если все будут только потреблять заботу?

И еще я подумал. Действительно, и это правильно – для всего должно быть свое Время, Место и правильное Действие.

Ежик неправильно истолковал Закон, так как он живет сам по себе. У людей это называется эгоизмом.

Но люди, в отличие от ежика, живут не сами по себе. Они живут все вместе. Поэтому мудрецы древности учили нас правильной стороне Закона. Для обучения они оставили нам пословицы, например, – «Долг – платежом красен», «Что посеешь, то и пожнешь».

Фотография «волшебного» ежика сделана мной в селе Красное.

Пишите нам ваши отзывы и обязательно указывайте адрес вашей электронной почты. На сайте адрес вашей почты не публикуется. Нам интересно ваше мнение по существу статей, которые публикуются на сайте.

Вы можете помочь развитию нашего проекта, нажав в правом верхнем углу главной страницы сайта клавишу «Пожертвовать» или перечислить по вашему желанию средства с любого терминала на наш счет — Яндекс Деньги – 410011416569382

© Арушанов Сергей Зармаилович 2009 г.

Превратности судьбы или разговор о взаимопонимании.

Sobaka_Lany_Web_В палате роддома лежало шесть рожениц. Женщинам было не просто, но они стойко переносили свое непростое положение и старались держаться с улыбкой. Достаточно быстро они перезнакомились и завели разговор о своих мужьях. Первая сказала, что муж у нее замечательный, живут они счастливо и ребенок желанный для них обоих. Вторая сказала, что у нее уже есть один ребенок – это ее муж, но что он и она любят друг друга, и ее устраивает роль матери по отношению к мужу. Третья рассказала, что муж во всем с ней советуется и по мере своих сил она старается помочь ему в его непростой жизни, которую она понимает и принимает, а он платит ей искренней заботой и любовью. Четвертая сказала, что они с мужем тоже любят друг друга и живут во взаимопонимании и уважении, но матери мужа все время кажется, что она не так хорошо ухаживает за ее сыном, как бы могла это делать она сама. Пятая рассказала о непростом пути к их совместной жизни, но им помогла любовь и взаимопонимание. Настал черед шестой женщины. Та вздохнула, и сказала, что у нее муж преданный и любит ее, однако она сама ничего не понимает в его образе жизни и интересах. Приходят к нему друзья, в целом люди положительные, все по долгу говорят о каких-то пластах, породах, глубинах залегания и размерах месторождений. Сам сидит, все бумаги пишет от утра до вечера. Защищал диссертацию, каких то шаров ему там накидали, потом был скандал, но все вроде бы утряслось. Скучно мне с ним. То ли дело у соседки Маруси муж шофер. Всегда что-нибудь вкусненькое привезет, водочки выпьем, песни попоем, про всякие интересные истории из жизни шоферской рассказывает. Вот они живут, душа в душу.

Когда она закончила, женщины переглянулись. Одна из них спросила – Зачем ты за него замуж шла? Та отвечает – В город большой очень хотелось, и понесла я от него. Так ты его не любишь – сказала другая женщина – и зачем ребенка от него рожаешь? Ты же ему и ребенку счастья не принесешь? Ну, если выгонит, уйду, мир не без добрых людей – закончила шестая роженица.

Есть такая пословица на Руси – «Руби дерево по себе!».

Пишите нам ваши отзывы и обязательно указывайте адрес вашей электронной почты. На сайте адрес вашей почты не публикуется. Нам интересно ваше мнение по существу статей, которые публикуются на сайте.

Вы можете помочь развитию нашего проекта, нажав в правом верхнем углу главной страницы сайта клавишу «Пожертвовать» или перечислить по вашему желанию средства с любого терминала на наш счет — Яндекс Деньги – 410011416569382

© Арушанов Сергей Зармаилович 2009 г.

Чудесное рождение незабудок

Динозаврик_на Сайт_2 copyМы всегда чего-то хотим. Будто ни с того ни с сего. Вот и Петя без видимых на то причин вдруг захотел иметь живого динозаврика. Зачем? Да хотя бы для того, чтобы кататься по улицам у него на спине. Ведь для этого не потребуются водительские права. Да и динозавры большие, таким ни одна машина не страшна.

Но стоило ему с родителями об этом заговорить, как и мама и папа в один голос заявили, будто его затея не выполнима. Теперь на земле климат для динозавров не подходящий. И, если даже их яйца найти, они давно окаменели. Однако Петя уже знал, в жизни не бывает правил без исключений. Поэтому совсем не обязательно, чтобы все яйца динозавров из-за давности времени сделались неживыми.

Главное разыскать само яйцо. И так как на втором этаже их дома есть комната для гостей, в ней можно будет поддерживать необходимые для жизни новорожденного динозавра влажность и температуру. А когда тот подрастет, он начнет его закаливать. Люди же привыкают купаться в ледяной воде, и даже обучаются ходить босиком по раскаленным углям. Просто надо быть уверенным в своей победе, ничего не бояться и очень стараться.

Скоро настойчивое желание Пети заполучить яйцо динозаврика привело к тому, что он, всеми правдами и неправдами, стал, как можно дольше не отходить от телевизора: вдруг увидит про динозавров что-нибудь для себя новое. Пришлось родителям, что ни вечер, укладывать его спать силой.

Но сейчас папа был в отъезде. И, когда этим вечером мама ушла на вечернее дежурство, он мог бы смотреть телевизор сколько заблагорассудится. Только, как на зло, на этот раз ничего для него интересного не показывали, и, усевшись на подоконник, он привычно задумался о том, как бы все таки раздобыть яйцо своего будущего динозавра.
Сладостные мечты о том, что настанет день, и он одолеет бесконечные преграды и завладеет драгоценным яйцом, сменяли друг друга. А потом ему почудилось, будто дом на противоположной стороне улицы превратился в высокое дерево. И вокруг этого дерева раскинулась лужайка, по которой чужая кошка катит большое яйцо.

Правда, с виду яйцо выглядело окаменелым, но кошка неожиданно остановилась и стала пытаться его разгрызть. Такого безобразия Петя допустить не мог. Не раздумывая, он скатился по лестнице со второго этажа вниз, и бросился отнимать у кошки драгоценное яйцо. Кошка, естественно, царапалась и расставаться с яйцом не желала, а он кричал: — Отдай!

Петино бесстрашие победило. Поджав хвост, кошка убежала, а он нежно прижал к себе драгоценное яйцо. В ответ то засветилось тихим, ласковым светом, и мальчик от радости чуть не задохнулся. Ведь каменное яйцо оказалось живым! И даже понимало то, что это он его освободил от кошачьих зубов!

Машинально, чтобы будущему динозаврику было теплее, Петя засунул яйцо под рубашку. И пока бежал домой, еще на ходу, обещал, что поможет ему вылупиться. Только одно дело обещать, и совсем другое, данное обещание выполнить. Ведь яйцо, чтобы подложить его под курицу, было слишком велико. А где найти птицу размером с павлина, он понятия не имел.

Оставалось высидеть динозаврика самому. Поэтому стоило оказаться в своей комнате, как он первым делом закрыл окно, включил обогреватель и поставил на электроплитку ведро воды. Полагая, что создал для будущего детеныша, Петя начал готовиться к высиживанию.

Для этого он вынул из шкафа, в который на день убирал постельное белье, одеяло, сложил его вчетверо и в середину получившегося конверта положил светящееся яйцо. После чего водрузил поверх конверта с яйцом подушку, накинул себе на плечи шубу, и только после этого лег на получившееся сооружение.

Время шло, вода кипела, электронагреватель раскалился докрасна, а динозаврик так и не появлялся. Изнемогая от жары, Петя буквально, простонал:

— Когда ты появишься?!

Но яйцо не отозвалось.

От расстройства Петя в сердцах скинул с себя шубу и спрыгнул с дивана. Только сделал это неосторожно: яйцо выкатилось из-под подушки, упало на пол и треснуло. Увидав это, Петя готов был разреветься, но тут обнаружил, что через образовавшуюся в скорлупе трещину его изучает самый настоящий глаз.

Мгновение, яйцо закрутилось, завертелось, скорлупа рассыпалась, на полу оказалось что-то пушистое, круглое и зеленое. При виде его Петя оторопел, а пушистое, круглое и зеленое пропищало человеческим голосом:

— Чего столько времени меня мучил? Да еще пару напустил!

— Я… — на картинках Петя видел совсем других динозавров.

А пушистое продолжало выражать неудовольствие и поучать:

— Раз я светился, значит, поверил! И разрешил разбить мою скорлупу. Открой окно!

В впопыхах, Петя забыл повернуть шпингалет, и рама не поддавалась.

А круглый и зеленый возмутился:

— Чего копаешься?

— Лучше скажи, почему ты не динозавр? – пробурчал Петя.

— Потому что мама меня не собиралась делать динозавром.

Петя не мог смириться, что круглый, в невиданных перьях не динозавр и, не желая на него смотреть, уставился в окно. Но тут снова послышался голос:

— Почему ты со мной перестал разговаривать?

Нехотя, Петя обернулся и обомлел. Перед ним стоял аккуратный мальчик. Только очень маленький. Будто игрушечный. На голове зеленая, из пушистых перьев шляпа, а вокруг бедер из таких же перьев широкая повязка.

— Не сердись на меня. — Маленький мальчик смущенно потупился. — Ты мне с первого взгляда пришелся по душе. Я думал, ты сразу разобьешь скорлупу, и я освобожусь. Знаешь, как трудно ждать?

— Не выдумывай! Ты не тот, кто вылез из яйца!

— Почему не тот?

— Тот был круглый.

— Не вечно же оставаться, каким был в яйце.

Верить мальчишке Петя не собирался. Но тот вскинул головку и, чуть подпрыгнув, прямо у него на глазах сделался в два раза выше ростом.

— Видел? — проговорил он, снова подпрыгнул и на этот раз вырос почти под подоконник.

Все это происходило у Пети на глазах, так что не поверить в то, что мальчишка на самом деле способен расти с такой скоростью, он не мог. А тот уже бегал по комнате, ощупывал все, что попадалось под руки, и восхищался.

— Как интересно! Ведь из яйца ничего нельзя потрогать руками.

— И сколько же ты прожил под скорлупой? – поинтересовался Петя.

— Кто его знает. В разных местах время течет по-разному.

Странный мальчишка беззаботно махнул рукой и снова подрос. А Петя все еще не мог согласиться с тем, что из яйца вылупился не динозаврик. Но он любил всему давать объяснения и, окинув его взглядом, со знанием дела, проговорил:

— Я понял, ты гипнотизер. Вот и морочишь мне голову!

— Меня этому не учили, — ответил мальчишка. — Очевидно, я должен сказать, откуда взялся и для чего буду жить на земле?

— Наверное. — сказал Петя.

Проявившийся из яйца мальчик почесал в затылке, какое-то время повздыхал, и после этого признался:

— Сам не знаю. И спросить не у кого. А врать не умею.

— Ха! Да, те, кто так говорят, как раз и есть самые отъявленные вруны!

В ответ мальчишка от обиды часто заморгал глазами и даже всхлипнул, но Петя его слезам не поверил. Он тоже, когда врал для собственного оправдания, принимался плакать. И все же ему сделалось жалко непонятного мальчишку.

— Не реви. Лучше скажи, какое имя у самого правдивого на свете человека. Барон Мюнхгаузен?

— Никакой я не барон. А моего имени ты все равно не сможешь выговорить, так что называй меня Кеша.

— Сам решу. — Петя чувствовал себя хозяином. — А ты говори, как тебя зовут на самом деле.

Напоследок снова всхлипнув, мальчик, который назвался Кешей, произнес череду слогов, каждый из которых изливался, словно отдельная мелодия. Но, звуча разом, эти мелодии не мешали одна другой, а наоборот дополняли. При этом воздух в комнате от звуков их пения засеребрился. А стоящие в комнате вещи — и диван, и стол, и лампа, и стулья, и шторы — засияли разноцветными красками такой красоты, какой Петя в жизни не видел.

— Ты волшебник?

Петя судорожно сглотнул. А Кеша в смущении опустил глаза и поинтересовался:

— Почему ты решил, будто я волшебник?

— Конечно волшебник, если от одного твоего имени вон что вокруг делается! – без толики сомнения проговорил Петя.

— Что делается, то и делается. Я же из сказки.

Сделав вид, будто встретить на земле жителя сказки, дело обычное, Петя стал лихорадочно соображать, на чем бы вывести этого Кешу на чистую воду. А с другой стороны, если он не из сказки, как можно объяснить его фокусы? Пришлось согласиться:

— Из сказки, значит из сказки.

Да и какая, в сущности, разница, откуда этот мальчишка взялся. Пете захотелось самому произнести его настоящее имя. Выговорить целиком не получалось. Не поддавались даже отдельные слоги.

— Я же сказал, называй меня Кеша. Мальчишка подошел к стулу, на котором висела Петина рубашка, оглядел ее со всех сторон и деловито осведомился. — Может, подаришь?

— Бери. А вот носки, кеды. Только они тебе велики.

Кеша оделся и пришел в восторг от своего наряда. Его не смущало, что рубашка оказалась до пола, носки, словно широченные чулки, сползли к пяткам, а обе ноги спокойно могли уместиться в одном башмаке. А Петя поинтересовался:

— Хотелось бы знать, как ты станешь это носить?

— Приспособлю. – Кеша гордо выпятил вперед грудь.

Но Пете было все равно, каким образом он собрался приспосабливать к себе его вещи. Теперь ему хотелось знать, из какой сказки пришел Кеша. Ведь вполне возможно, что он ее сто раз слышал. А мальчишка неожиданно и без его вопроса проговорил:

— Моя родная сказка землянам неизвестна.

— Тогда рассказывай, что в ней главное?

— Главное? — Кеша задумался.

Нам всегда бывает трудно определить, что в происходящих событиях самое главное. И кажется, будто важно все. Но Кеша, в конце концов, нашел что сказать. И к Петиному удивлению сообщил:

— В моей сказке главное то, что на ее просторах нет злых или хотя бы чуть-чуть несправедливых жителей.

— И, что никто ни с кем не борется? — в Петином голосе звучало откровенное недоверие.

— У нас и без того всем хорошо, — ответил сказочный Кеша и смущенно добавил. — Только больше мне сказать тебе нечего.

— Как нечего? Это же твоя сказка. — Петя во все глаза уставился на своего нового знакомого, а тот неожиданно признался.

— Моя-то моя. Только я в ней никогда не жил. И ни о ком из ее жителей ничего не знаю.

— Даже о своей маме?

— Мама… — Сказочный мальчик мечтательно вздохнул. — Правда, я и про нее ничего не знаю. Но никогда не забуду, как мне было хорошо, когда она жила около моего яйца. Ведь она все время меня обучала разным премудростям, и рассказывала, что я должен делать, когда появлюсь в вашем мире.

Пете было приятно узнать, какая у Кеши мама, а тот вдруг вспомнил.

— Совсем забыл, что мой внешний вид должен соответствовать знаниям, которые получил, после того как стал человеком. А я пока ничему не обучился, и значит, обязан выглядеть ребенком.

— О твоей внешности потом. — Пете хотелось понять поведение Кешиной мамы. — Лучше объясни, почему, если в вашей сказке все по справедливости, мама тебя бросила, когда ты был еще в яйце?

— Она не бросила. — Слова земного мальчика искренне удивили сказочного Кешу. — Ты себе даже представить не можешь, как долго она меня обучала. И ушла совсем недавно. Лишь после того, как увидела, что я все понял.

Вспомнив, что теперь ему вряд ли когда-нибудь снова удастся увидеть свою мама, Кеша жалостливо улыбнулся. Понимая состояние необычного мальчика, Петя прижал к себе его головку.

— Хочешь, верь, хочешь не верь, но твоей маме только показалось, будто она тебя всему научила. Потому что если бы доучила до конца, ты бы пять минут назад не разревелся только оттого, что я тебе сразу не поверил.

— Как же я мог не расплакаться? — Кеша от удивления даже развел руками. — Ведь в моей сказке недоверие считается огромным оскорблением. А у вас, жителей земли, это дело обычное. Поэтому, чтобы не обижался, мама мне много раз повторяла вашу пословицу: «Доверяй, но проверяй». Так что не ее вина, что я оказался плохим учеником.

— Может оно и так, — согласился Петя. — Но мне все равно не понятно, как твоей маме не жалко было тебя оставлять без своего присмотра.

— Ошибаешься. — Кешин голос зазвучал уверенно. — В том-то и дело, что, оставляя меня обучаться земной жизни одного, она была абсолютно права. Ведь для того, чтобы из человека вышел толк, каждый обязан ко всему приспосабливаться сам.

Конечно, и Пете хотелось бы на собственном опыте сделаться самостоятельным. Но как можно жить без мамы себе не представлял.

О своем желании Петя странному мальчику ничего не сказал. А тот ободряюще ему улыбнулся и так, словно был много старше, проговорил.

— Не сравнивай меня с собой. Я же из сказки. Да и начальных знаний набирался в большей безопасности, чем ты. Ведь скорлупу яйца без моего согласия было невозможно ни разбить, ни прожечь, ни проколоть.

— Безопасность, дело хорошее, — согласился Петя. — Но что можно увидеть сквозь скорлупу?

Петя снова усомнился в правдивости своего нового знакомого. Тот это мгновенно уловил, но на этот раз откровенное недоверие к своим словам ему не помешало спокойно, без капли хвастовства, объяснить:

— Для моих глаз скорлупа не преграда. Все жители моей сказки видят сквозь любые стены.

Посчитав, что если сказочный мальчишка и не врун, то уж точно специалист прихвастнуть, Петя откровенно рассмеялся и покрутил возле виска указательным пальцем. А Кеша поинтересовался:

— Хочешь, чтобы я доказал, что могу видеть сквозь стены?

— Хочу, — с вызовом проговорил Петя и показал в сторону соседского дома. — К примеру, кто там живет?

— Противная старуха. — Кешино лицо от гадливости сморщилось. — И мало того, что ненавидит людей, она своими врагами считает даже цветы, которые видит из окна.

— Про какие цветы ты говоришь, когда около ее дома одни репьи.

— Я имею в виду цветы, что растут на другой стороне улицы. Ведь стоит цветку распуститься, как по закону природы, он поворачивается к солнышку. А она это воспринимает, словно личное оскорбление.

— Она такая.

Ответ Кеши Петю удовлетворил. А тот прыгнул на подоконник, глубоко втянул в себя воздух, медленно выдохнул, и… в тот же миг синяя Петина рубашка превратилась на нем в красивые клетчатые брюки с широкими бретелями и грудкой, которая одновременно служила и карманом. Да и носки и кеды сделались ему точно по размеру ноги. А тот уже хвастливо интересовался:

— Здорово получилось?

От окна Кеша перепрыгнул к зеркалу и принялся со всех сторон разглядывать свое отражение. А Петя, уже в который раз за вечер, от увиденного не мог придти в себя. Он то открывал рот, то закрывал, пока, наконец, не проговорил:

— Но моя рубашка была из другого материала…

— Это не имеет значения. У тебя не найдется еще чего-нибудь?

— Выбирай.

Петя вынул из шкафа коробку с рубашками. Но Кеша ничего выбирать не стал, а просто взял первую попавшуюся, надел, и рубашка на нем тут же превратилась в абсолютно новую и белоснежную.

За окном начало темнеть. Петя подошел к выключателю и включил свет.

— Как ты это сделал? — Кеша словно завороженный смотрел на лампочку.

— Нажал на выключатель.

— А я могу?

— Это всякий может. — Петя выключил свет и снисходительно велел. — Включай.

Словно ожидая подвоха, Кеша, осторожно ступая по полу, подошел к выключателю и тихонько на него нажал. Лампочка загорелась. Он нажал на клавишу с другой стороны — она погасла. Так он несколько раз нажимал на выключатель, и лампочка то зажигалась, то гасла.

— Чему же ты успел научиться, живя в яйце, если ничего не знаешь про обыкновенный электрический свет? — изумился Петя.

— Около моего яйца лампочек не было, — смущенно ответил сказочный мальчик и снова нажал на выключатель.

Казалось, на свете не существует силы, которая оторвала бы его от включения и выключения лампочки. Но Пете глядеть на это надоело, и он предложил:

— Может, поедим?

— Давай.

Вздохнув, Кеша напоследок все же разрешил себе еще раз щелкнуть выключателем, но вдруг насторожился, и уставился в угол. Петя взглянул туда же, но ничего интересного не обнаружил. Угол, как угол. Там стоял стул. Вот и все. А Кеша вдруг испуганно проговорил:

— Ваша Недобрая Соседка надумала погубить на клумбе все цветы. И они уже плачут.

— Где это видано, чтобы цветы плакали?

От сказочности нового знакомого Петя успел здорово устать. Да и кушать хотелось. Но тому было не до еды.

— Это вы, земные люди, не ощущаете, как плачут растения. Они всегда пугаются, когда приближается опасность. — В Кешином голосе звучала боль. – И не их вина, что они не могут говорить на понятным для человека языке.

— А тебе, значит, их голоса понятны?

— Да. Меня мама сразу научила слышать природу.

— Ладно, поверю тебе, будто цветы плачут, — согласился Петя. — Но не помирать же нам с тобой из-за этого с голоду? Тем более, пока до конца не стемнеет, Недобрая Соседка из дома все равно не выйдет.

— Почему?

— Не станет же она делать гадости у всех на виду. А мы с тобой как раз успеем поесть.

Сбежав вниз на кухню, Петя вынул из холодильника фасоль, овощи, два пирожка с капустой, два с вареньем и разогрел картошку. Составив все на поднос, он снова поднялся наверх. Оказавшись в комнате, он разложил еду по порциям, и, как радетельный хозяин, Кешину долю для красоты поставил на поднос.

— Держи.

— Спасибо. — Кеша взял в руки поднос и…

Много чем вылупившийся мальчик успел обескуражить Петю, но такого он не мог себе и вообразить. Сплющив поднос со всем, что на нем стояло, тот растянул его в тоненькую змейку и втянул в себя, словно обыкновенную макаронину.

— Сдурел что ли? — закричал Петя. — Плюй! Плюй сейчас же!

А сказочный мальчик уже скрючился от боли и, не зная, что теперь делать, стонал:

— Ты сам сказал ешь… Ой-ой-ой!!!

— Я сказал про еду! А ты что съел?! — Петя торопливо вытащил из-под стола корзину для бумаг. — Плюй сюда.

Но Кеше лишь с третьей попытки удалось освободиться от того, что не принял его желудок. И тогда в корзину полетели обломки тарелок, помятые куски подноса, вилка и ручка от ножа. И тут же у сказочного мальчика боли, как не бывало. Однако Петя продолжал приказывать.

— Плюй еще! В тебе осталось лезвие ножа.

— Оно уже растворилось. И принесло большую пользу. Железо все-таки. — Кеша с удовлетворением погладил себя по животу и попытался объяснить. — Понимаешь, в яйце я должен был сразу переварить все, что проникало через скорлупу. Чтобы не испортилось.

— Так то в яйце, — определил Петя. — А у нас еду кушают частями. Вилкой или ложкой. А ножик, чтобы разрезать ее на кусочки.

Начав кушать, Петя показывал, как надо тщательно прожевывать еду, прежде чем ее проглотить. А Кеша с интересом разглядывал то, что тот ел, а потом поинтересовался:

— Почему твоя мама не приготовила это вместе?

— Вместе? — Петя едва не поперхнулся. — Зачем?

— Чтобы не делать лишней работа. Ведь в желудке еда все равно перемешивается.

Сказочный Кеша был уверен, что дал правильный совет, и искренне удивился, когда Петя возразил.

— У нас бурду не едят! Или ты не понимаешь, что такое вкусно?

Говоря это, он не переставал со смаком жевать жареную картошку. Но у сказочного мальчика по поводу еды было иное мнение. И он, с полной уверенностью в собственной правоте, проговорил:

— Вкус еды, чистое баловство. Пустое и вредное.

— Скажешь тоже! — Петя снисходительно смерил его взглядом. — У нас даже есть книги с рецептами, как надо готовить, чтобы еда стала как можно вкуснее.

— Это очень плохие книги, — определил Кеша. — Например, в Древней Спарте, было когда-то на территории Греции такое государство, любого повара, который заботился не только о пользе еды, но и о вкусе, тотчас сбрасывали со скалы.

— Чокнутые что ли? — Петя не желал верить, что такое могло быть на самом деле.

— Я не знаю, что обозначает слово «чокнутые». Но то, что у них именно так и делалось, сам видел.

— Как ты мог такое видеть, если это, как сам сказал, происходило в далекой древности?

— Люди нашей сказки умеют видеть все, что хотят. Вот и я спросил, что было в том месте, где лежало мое яйцо, за семьсот лет до Рождества Христова. Мне и показали.

— Кто показал?

— Откуда я знаю. Просто показали, и все.

Сказочный Кеша смущенно улыбнулся. А потом погладил себя по лбу, и в тот же миг, прямо на Петиных глазах, его зеленая шляпа сменилась на зеленые волосы. Волосы сказочному мальчику подходили больше, нежели шляпа из перьев. Только для чего он их сделал зелеными? Но не успел Петя и рта раскрыть, чтобы задать этот вопрос, как услышал на него ответ:

— Потому что на земле мне больше всего нравится зеленый цвет. Он сел на пол, тряхнул зелеными волосами, и на нем вместо комбинезона оказалась вязаная черная безрукавка и такие же брючки. Но в тоже мгновение эта одежда исчезла, и на нем появился прежний комбинезон. Оказалось, что сказка ему не позволила просто так совершать бесполезные магические действия.

— Такие порядки в нашей сказке. – Кеша вздохнул, взглянул в угол и сообщил. – Я посмотрел. Недобрая Соседка выключила под отравой огонь. Чуть остудит и сразу пойдет убивать цветы.

Конечно, цветы Пете было жалко, хотя они и чужие. Но уж очень ему не хотелось сталкиваться с Недоброй Соседкой. И он, в оправдание себе, проговорил:

— Родители сразу увидят, что я выхожу на улицу. Спросят, куда иду, и не отпустят. Не прыгать же из окна?

Но его новый приятель сдаваться не собирался:

— Зачем прыгать, если можно спуститься по веревке.

Но только Петя хотел сказать, что никакой веревки у него нет, как Кеша, ничего не говоря, нажал на пряжку. Пряжка оказалась необычной, и из нее, метр за метром начал выскальзывать шнурок.

— Обрывай! — Определил Петя, но Кеша не согласился.

— Мама не велела его обрывать.

— Тогда, спускаться тебе. — От радости он чуть не захлопал в ладоши. — Потому что я понятия не имею, как можно защитить цветы от Недоброй Соседки.

— Оба пойдем, — возразил его сказочный приятель. — И не говори, будто не умеешь лазить по веревкам. Я сам тебя спущу.

— Скажешь тоже. Ведь я в два раза тяжелее. — Пете вовсе не хотелось лететь головой вниз со второго этажа.

Но не успел он договорить, как уже был по поясу обвязан тугим шнурком. После чего Кеша, не желая попусту вступать в спор, подхватил его подмышки и легко поднял над головой.

— Убедился? И как только ты окажешься на земле, я прилечу.

— Прилетишь? — Петя даже забыл про свой страх оказаться на больничной койке. — А где твои крылья или пропеллер?

— Мне они не нужны.

Петя не успел и слова сказать, как уже стоял на земле. Он отвязал от себя шнурок, и тот сам заскользил вверх и втянулся в пряжку. А Кеша шагнул по подоконнику вперед и действительно полетел. Только не вниз, а вверх.

— Ты куда?

— Не знаю… Ма-ма-а-а!..

Хорошо впереди росло большое дерево, и он успел зацепиться за ветку, а уже слезть с дерева на землю для него труда не составило.
Взявшись за руки, ребята побежали к дому, где была клумба. Петя еле поспевал за сказочным Кешей, а тот возбужденно тараторил.

— Понимаешь, как подниматься вверх, я сразу сообразил. И даже понял, как рулить. А что делать, чтобы полететь вниз — ума не приложу.

— Нашел к чему прикладывать ум, — Петя хмыкнул. — Вниз полететь и я могу и любой камень. Ведь все, что ни брось, обязательно само летит вниз.

— Летит-то летит, только не само, — деловито возразил Кеша. — Потому что само ничего не делается. Даже в сказках.

— Делается, не делается, а земля все равно всегда все притягивает к себе, — не сдавался Петя.

— Это потому, что у нее работа такая. — Словно примериваясь, Кеша подпрыгнул, завис в воздухе и тут же радостно засмеялся. — Я понял! Чтобы так висеть, мне надо земле противостоять. И для этого применить усилие по величине такое же, как сила, с которой она тянет меня к себе. А чтобы опуститься, я просто должен перестать это усилие применять.

Теперь и Петя понял, что в природе, и правда, ничего не происходит само собой. А Кеша мягко опустился на дорогу и, неожиданно виновато улыбнувшись, проговорил:

— В яйце мне казалось, будто я знаю все-все. А оказывается почти ничего.

Пете понравилось, что его новый приятель, несмотря на всю свою необычность, признал, что на земле ему еще многое неизвестно, и снисходительно сообщил:

— Папа считает, сколько ни учись, все равно до конца всего узнать невозможно.

Минута, и ребят от клумбы отделял лишь забор. Кеша легко через него перелетел, а Петя нашел шаткую штакетину, отодвинул в сторону и пролез в дырку и тут же увидел клумбу.

На лепестках ее цветов свет луны мягко серебрил росу. Это делало клумбу неправдоподобно прекрасной. И Пете стало грустно от одной мысли, что завтра будет на этом месте, если они не помешают Недоброй Соседке.

А Кеша прочитал его мысли и возразил:

— У нее ничего не получится. Смотри.

Он набрал в ладони из лужи горсть воды и кинул ее поверх цветов. Вода шатром повисла в воздухе, но самих цветов не коснулась.

Желая понять, как такое могло произойти, Петя хотел пощупать рукой, что мешает капелькам падать вниз, но не успел. Кеша торопливо подхватил его подмышки, поднес к ближайшему дереву, усадил среди веток и сам примостился рядом.

Сверху было видно, как через дыру в заборе, точно там, где минуту назад пролезал Петя, прошмыгнула Недобрая Соседка. В руках у нее было огромное ведро, из которого исходил смрадный запах. От отвращения ребята зажали носы. А Недобрая Соседка, злорадно ухмыляясь, подняла над клумбой ведро и, хихикая, выплеснула на нее приготовленный яд.

— Хи-хи-хи, — хихикала она. — Хи-хи-хи…

Однако ядовитая жидкость, не дойдя до цветов, повисла в воздухе. Такого она на своем веку еще не видела и угрожающе заскрежетала зубами. Но изготовленное ею варево как висело в воздухе, так и продолжало висеть. И тогда она ладонью хлопнула по зависшему зелью, и оно обожгло.

С криком Недобрая Соседка отдернула руку и стала на нее дуть, а волдыри, прямо на глазах, вздувались такие, что пришлось бежать в больницу. И на улице еще долго слышался ее жалобные вопли:

— И за что такая напасть?! Ой-й-й-й!
Ребята слезли с дерева. Петя откровенно злорадствовал, а Кеша с грустью проговорил:

— Я совсем не хотел ей причинять вреда.

— Сама напоролась. Что наварила, то и получила.

— Это-то конечно… — неохотно согласился сказочный мальчик.

А Пете ничуть не было жалко эту злыдню, и, сгорая от любопытства, он уже спрашивал, отчего над цветами ничего не видно, а зелье не падает. Кеша ответил, что просто вокруг клумбы взглядом сгустил воздух. Петя не поверил, но тут вспомнил, что тот из сказки, и с завистью вздохнул.

Только Кеше не хотелось, чтобы Петя огорчался, и объяснил. Оказывается, с помощью силы взгляда человек способен из воздуха сделать любой предмет. Хочет чашку или вазу, а можно и что-нибудь из еды.

Только для этого он должен уметь управлять своими мыслями. Но Петя не соглашался в это поверить. Он даже в цирке не видел, чтобы кто-нибудь совершал подобные фокусы.

— Но это так. — Чувствовалось, что Кеша знает, о чем говорит, и пояснил. — Надо научиться думать только о задании.

Полагая, будто это просто, Петя решил сделать большую плитку шоколада.

Однако как он ни старался, на мысль о плитке шоколада, накладывалась масса других. Например, с орехами она должна быть или с изюмом. А может лучше сразу две? И тут же вспомнилась Спарта. Это надо же, чтобы была страна, в которой запрещалось вкусно готовить еду. А потом прошмыгнуло воспоминание о том, что завтра мама снова заставит писать буквы, и от этого не отвертеться.

Кеша мигом уловил чехарду его мыслей и сочувственно вздохнул.

— Видишь, сколько у тебя в уме одновременно бродит всякого разного?

— Бродит…

— И так у всех людей. — Сказочный мальчик помолчал. — Вот тебе и ответ, почему редко кто из вас оказывается способен хоть что-то сделать с помощью одного взгляда.

В ответ Петя громко засопел, а его новый друг подошел к клумбе, аккуратно провел над отравой рукой и, казалось, больше ничего не делал. И там, где прошла его рука, образовалась ложбина, по которой отрава начала стекать на землю.

Остерегаясь наступить на обжигающее зелье, Петя посмотрел под ноги, но вместо ядовитого варева у края клумбы увидел малюсенькую скважину, у которой, казалось, не было дна. Но существовала она какое-то мгновение, после чего, прямо на глазах, затянулась травой. И получилось: была скважина, и вроде ее здесь отродясь и близко никогда не было.

От растерянности Петя не знал, что и сказать. А в глазах его нового друга стояла такая тоска, какой он прежде не видел ни у кого из людей. Но свое состояние он явно хотел скрыть и, ничего не говоря, присел на корточки и стал водить рукой над тем местом, куда ушла отрава.

Конечно, Петя уже знал: сказочный Кеша ничего не делает просто так. Однако понять, для чего тот водит рукой над бывшей дырой, было выше его сил. И не успел об этом спросить, как тот сам стал ему объяснять, что помогает земле расщеплять яды, которые наварила Недобрая Соседка.

— Зачем? — непроизвольно вырвалось у Пети.

Этот вопрос Кешу обескуражил. По-настоящему. Он себе и представить не мог, что такая простая вещь может оказаться не понятна достаточно взрослому мальчику, и принялся обстоятельно объяснять.

— Видишь ли, если земля не успеет нейтрализовать, попавшую в нее отраву, эта гадость со временем через подземные воды выйдет на поверхность. И тогда отравит не только растительность. Плохую воду неизбежно станут пить и рыбы, и птицы, и вы, люди.

С виду слова сказочного мальчика звучали спокойно, но по его щекам беспрерывно катились слезы. И хотя слезы были как слезы, они сотворили настоящее чудо. И правда, где это видано, чтобы там, где слезы падали на землю, появлялся росток с мелкими голубыми соцветьями.

— Незабудки!

Петя к ним потянулся, но Кеша остановил.

— Не трогай. Это знак. Я покаялся перед Землей за то, что Недобрая Соседка вылила на ее отраву. Земля услышала меня, и сказала, что я уже расщепил весь попавший в нее яд. Этими незабудками благодарит за помощь.

— Надо же…

Соцветья поражали своей прозрачной голубизной 2, а сказочный Кеша положил руку на Петино плечо и, будто ни с того ни с сего, предложил:

— Давай, и ты попросишь у Земли прощение.

— Скажешь тоже! Злобная старуха наварила ядовитую мерзость, а я за это должен извиняться?!

— Но ведь ты с Недоброй Соседкой из одного рода-племени, который носит название человечество, — попытался объяснить свое предложение его сказочный друг.

— И что?

— А то, что существует Закон, по которому, если какой-нибудь человек нанес природе вред, за это несут ответственность все люди земли.

— С какой стати!?

— Видишь ли… — Кеша помолчал. — Теперь даже ваши ученые начинают признавать, что человечество для Земли — единый организм. И хотя ты и Недобрая Соседка друг другу никто, это вам не мешает быть родственными клеточками всего человечества.

— Может, мы и клеточки. — Петя пожал плечами. — Только все равно каждый обязан отвечать за себя сам.

— Перед людьми каждый, действительно, обязан отвечать за свои поступки сам. Но Земля-то для всех одна. — В Кешином голосе появились жесткие нотки. — И ты не можешь не признать, что коли родился человеком, значит, оказался песчинкой всего людского рода-пламени.

— Допустим…

Соглашаться с Кешкиными словами Петя не хотел. И не от вредности характера. Просто прежде он об этом никогда не задумывался. А тот не отступал.

— Не допустим, как ты выразился, а точно так! Поэтому и будет вполне уместно, если ты от имени всех людей попросишь прощение у Земли за то, что среди вас есть разного рода Недобрые Соседки.

— Ага. — Петя насупился. — Мы с тобой сюда пришли и сделали так, чтобы эта злыдня не смогла погубить цветы. А теперь получается, будто я же и виноват.

— Как частичка всего человечества, выходит, так оно и есть. Поэтому и нельзя проходить мимо злых дел других людей и делать вид, будто это тебя нисколько не касается.

На этот раз Петя предпочел промолчать. А Кеша притянул его к себе и, глядя на незабудки, тихо заговорил.

— Земля, ты всему даешь жизнь! И мы знаем, что ты нас кормишь, поишь, одариваешь воздухом, травами и цветами. Спасибо тебе.

С этим Петя был полностью согласен, но его сказочный друг все же спросил:

— Я верно сказал?

— Ну…

— Тогда давай пообещаем, что всегда будем защищать Землю от недобрых людей, которые наносят ей вред. К примеру, из-за жадности, на заводские трубы часто не надевают фильтры, а кто и вовсе сбрасывает нечистоты в протекающие поблизости реки.

— Это нужное обещание. А то все мусорят, где ни попадя. — В голосе Пети чувствовалось искреннее осуждение.

Ему, и, правда, было противно, когда, к примеру, курильщики на улице кидали окурки себе под ноги. Но он не ожидал, что после того, как договорит, рядом с первым кустиком незабудок, который вырос от Кешиных слез, станут пробиваться новые ростки. Мгновение, и они уже распускались голубыми соцветьями, от которых исходил прежде неведомый для него ласковый, завораживающий своей чистотой аромат.

Не в силах в это поверить, Петя уставился на них во все глаза. А цветы продолжали вырастать один за другим, и он с изумлением прошептал.

— Выходит, Земля услышала наш с тобой разговор?..

— Она всегда все слышит и видит. Вот и услышала твое доброе намерение.

— Надо же, каменная, а поняла, — недоверчиво прошептал Петя, и стараясь понять, как такое могло случиться, принялся тереть ладонью лоб.

Ребята зачарованно смотрели на возникновение все новых и новых чудесных соцветий. И им казалось, этому не будет конца. Но, когда круг из незабудок замкнуться, их появление прекратилось. И тут Кеша проговорил:

— Вот ты и оказался свидетелем того, как умеет быть благодарна наша Земля за оказанное ей уважение. А теперь, может, все-таки попросишь у нее прощение за недобрые дела, которые творят иные люди?

— Потом…

— Тогда пошли домой.

Но Петя не двинулся с места. Только что пережитое настолько поразило, что он был не в силах отвести от клумбы глаза. И тут у него само собой сорвалось с языка.

— Земля, прости нас, людей, за то, что зря ломаем ветки и попусту срывает полевые цветы. Вот вырасту, и все сделаю, чтобы очистить тебя от мусора. — Петя думал, что бы сказать еще, но тут услышал голос своего сказочного друга.

— Ты понимаешь, что дал земле серьезное обещание?

— Обещание?

Петя оторопел. Ведь обещание штука ответственная и, если что-то пообещал, надо выполнять. Поэтому, если теперь, где ни попадя, кинет огрызок яблока, фантик или какую-нибудь другую бумажку, он тут же окажется трижды виноват.

Но не успел он обрадоваться тому, что стал защитником природы, как Кеша озабоченно прошептал:

— Прячемся за клумбу. Недобрая Соседка возвращается.

Ребята укрыться за цветами, и Петя почти сразу услышал топот по асфальту ее тяжелых ботинок, а потом и громогласные причитания.

— Бедная я бедная! Даже врач не дал с собой лишнее обезболивающее. У-у-у, жадина недоученная!

Потом она бормотала еще какие-то угрозы и оскорбления не только в адрес врача, но и всех жителей их небольшого городка. Хорошо, ее дом стоял неподалеку. Но и после того, как она захлопнула за собой дверь, у Пети продолжал звучать ее мерзкий голос. Похоже, что подобные ощущения испытывал и Кеша. Но это ему не помешало поинтересоваться:

— Не знаешь, почему ее ничему не научила даже сильная боль?

— Потому что привыкла оставаться безнаказанной. Вот, как двоечница, урока и не поняла.

У Пети не было желания продолжать разговор о Недоброй Соседке. Но Кеша не обратил на это ни малейшего внимания и осведомился:

— Не скажешь, сколько она должна таких уроков пройти, чтобы понять?

— Кто его знает. Да и вообще, с ней бороться, себе дороже.

— А жить рядом с такой ведьмой себе не дороже?

Конечно, Петя понимал, его сказочный друг прав. Но как можно повлиять на поведение старухи, которая ненавидит всех и вся, себе не представлял. А Кеша, прочитав его мысли, сообщил:

— В одиночку, и у нас бы с ней никто не справился. Но мама говорила, что против тех, кто делает зло, надо объединяться.

В принципе, Петя с рекомендацией Кешиной мамы был согласен. А Кеша с соболезнованием проговорил:

— Я еще из яйца видел, как люди земли, столкнувшись с несправедливостью, пошумят-пошумят и так, словно дело сделано, разойдутся.

— Вот именно. К тому же Недобрая Соседка делает гадости под шумок. Поэтому и не доказать, что очередное безобразие именно ее рук дело.

— Ничего, скоро и на земле добро окажется сильнее. Таков закон.
Прежде Петя не слышал о таком законе. И только хотел спросить, откуда о нем известно Кеше, как тот исчез, и он услышал голос мамы.

— Почему ты до сих пор не спишь?

— Сплю, — не задумываясь ответил мальчик и широко зевнул.

— На подоконнике? — пошутила мама и ласково потрепала его по волосам.

А Петя, глядя на нее никак не мог понять, что происходит. Ведь только что они с Кешей спасали цветы. А оказалось, что он сидит на подоконнике в своей комнате и, похоже, никуда за весь вечер не уходил. И тогда выходит …

— Мне сказка приснилась, — удивляясь собственному открытию, проговорил он. — Интересная…

Мама знала, что для ее сына, видеть во сне сказки, дело обычное, и принялась стелить ему постель. А тот взахлеб стал ей рассказывать и про яйцо, и про то, что вылупился не динозаврик, а замечательный мальчик. Рассказал он и про цветы, которые хотела погубить Недобрая Соседка, и, конечно, про чудесные незабудки.

— Замечательная сказка, — дослушав сына до конца, определила мама. И поинтересовалась. — Ты в ней все понял?

— Так-то все. Только не успел у Кеши узнать, что может заставить Недобрую Соседку стать порядочным человеком?

— Сложный вопрос, — призналась мама. — Я и сама об этом долго думала. Мне кажется, что такие люди могут измениться в двух случаях. Либо, они столкнуться с еще большим злом, либо их заставит измениться любовь.

— Любовь? Разве она сильнее, чем зло?

— Да, мой дорогой, — улыбнулась мама. — Эту великую силу принес на Землю Сам Господь. Она творит чудеса.

— Чудеса?! Но, кто же сможет полюбить эту злыдню?

— Такое чудо может случиться даже с самым плохим человеком. – Сказала мама.

К О Н Е Ц

© ПОПОВА Галина Романовна. Сказка публикуется на сайте с разрешения автора.