nav-left cat-right
cat-right

Внутреннее и Внешнее

Удивителен мир даосских притч. Если прочитать их много, то можно заметить, что в подавляющем большинстве притч постоянно в различных вариациях обсуждается одна и та же проблема – Взаимоотношения Внутреннего мира человека с Внешним миром. «Все Внутреннее» человек обычно называет — «я сам, мое мнение, моя точка зрения, мое чувство и т.д.». Далее после трудноуловимой границы, начинается Внешний мир. Как они соотносятся между собой или откликаются друг на друга – это Внутреннее и Внешнее? Вот простой пример на эту тему притча размером в одну строчку [1] :

«Младенец, родившись, способен овладеть речью и без великого учителя, [ибо] живет вместе с говорящими [людьми]».

Прочитал я эту притчу и задал себе вопрос: «Может ли «спящий наяву человек» проснуться без великого учителя, если живет среди «спящих наяву людей»?!».

Поясню примером из своей жизни. Однажды я разыскивал в городе одно место и долго не мог его найти. Решил спросить у, идущего мне навстречу «задумчивого» мужчины. Вежливо спрашиваю его. И вдруг, он вскидывает на меня отстраненные глаза и возмущенно начинает на меня кричать: «Да пошла ты … со своей вечной правильностью. Кто тебе сказал, что ты всегда права?! …». Я немного опешил и говорю ему: «Я вообще то мужчина, а не женщина, с которой Вы ругаетесь, и я спросил Вас о том, как мне пройти (туда-то) …». На секунду он замер, лицо и глаза его изменились, он все понял и, смущенно без слов показал мне рукой туда, куда мне нужно было пройти. Поблагодарив его, я понял, что его «внутренний диалог» был настолько ярок, что он просто не замечал ничего «вокруг». Он видел сон, в котором ругался с какой-то женщиной и «спал наяву»! Своим вопросом я «разбудил» его и занял на мгновение «место этой женщины» в момент его пробуждения.

Где та грань между внутренним и внешним миром? Как взаимосвязаны эти миры? Где сон, где явь? Кто мы на самом деле? Об этом и о многом другом в человеческой природе задумывались мудрецы древности. Узнавшие об этом — «проснувшиеся», начинали помогать «спящим».

Вот еще две даосские притчи на эту тему:

Просыпающийся

«Янь Юань сказал:

— [Я], Хой, продвинулся вперед.

— Что это значит? — спросил Конфуций.

— [Я], Хой, забыл о милосердии и справедливости.

— Хорошо, [но это] еще не все.

На другой день Янь Юань снова увиделся с Конфуцием и сказал:

— [Я], Хой, продвинулся вперед.

— Что это значит? — спросил Конфуций.

— [Я], Хой, забыл о церемониях и о музыке.

— Хорошо, [но это] еще не все.

На следующий день Янь Юань снова увиделся с Конфуцием и сказал:

— [Я], Хой, продвинулся вперед.

— Что это значит? — спросил Конфуций.

— [Я], Хой, сижу и забываю [о себе самом].

— Что это значит, «сижу и забываю [о себе самом]»? — изменившись в лице, спросил Конфуций.

— Тело уходит, органы чувств отступают. Покинув тело и знания, [я] уподобляюсь всеохватывающему. Вот что означает «сижу и забываю [о себе самом]».

— Уподобился [всеохватывающему] — значит, освободился от страстей; изменился — значит, освободился от постоянного. Ты, воистину, стал мудрым! Дозволь [мне], Цю, следовать за тобой».

Как люди интуитивно чувствуют внутреннее состояние друг друга

«В Чжен был Колдун по имени Цзи Сянь. Точно бог, узнавал [он], кто родится, а кто умрет, кто будет жить, а кто погибнет, кого ждет счастье, а кого беда, кого долголетие, кого ранняя смерть, и назначал [каждому] срок — год, луну, декаду, день. Завидев его, чженцы уступали ему дорогу.

Лецзы встретился с Колдуном и подпал под его чары. Вернувшись же, обо всем рассказал учителю с Чаши — [горы]:

Ваше учение я считал высшим, а теперь познал более совершенное.

— Я открыл тебе внешнее, еще не дошел до сущности, — ответил учитель. — Как же тебе судить об учении? Если рядом с курами не будет петуха, откуда же возьмутся цыплята? Думая, что познал учение и [можешь] состязаться с современниками, [ты] возгордился, поэтому он и прочел все на твоем лице (внутри тебя). Приди-ка вместе [с ним] сюда, пусть на меня посмотрит.

Назавтра Лецзы явился к учителю вместе с Колдуном. [Когда они] вышли, [Колдун] сказал Лецзы:

— Увы! Твой учитель [скоро] умрет, не проживет и десяти дней. Я видел странное — пепел, залитый водой.

Лецзы вошел к учителю, зарыдал так, что слезами оросил одежду, и передал ему [слова Колдуна].

— В тот раз я показался ему поверхностью земли, — сказал учитель, — без побегов, без движения. Ему, видимо, почудилась какая-то преграда в источнике моей жизненной энергии. Пойди-ка снова [с ним] сюда.

Назавтра Лецзы снова явился с Колдуном. [Когда они] вышли, [Колдун] сказал Лецзы:

— Счастье, что твой учитель встретился со мной. [Ему] лучше, полностью появилась жизнь. Я заметил, что энергия проникает через преграду.

Лецзы вошел к учителю и передал ему [все].

— На этот раз я показался ему в виде неба и земли, [куда] нет доступа [таким понятиям, как] «имя» [или] «сущность».

Но источник энергии исходил из пяток. Вот [ему] и почудилось, что мне лучше. Приди-ка снова [с ним] сюда.

На другой день Лецзы снова явился с Колдуном к учителю. [Когда они] вышли, [Колдун] сказал Лецзы:

— Твой учитель в тревоге. Трудно читать на его лице (в нем). Успокой [его] и [я] снова его навещу.

Лецзы вошел к учителю и передал ему [все]. Учитель молвил:

На этот раз он узрел во мне великую пустоту без малейшего предзнаменования [чего-либо] и принял ее за признак равновесия жизненных сил. Существует всего девять названий глубин. [Я же] появился в трех: [в виде] глубины водоворота, стоячей воды, проточной воды. Приди-ка снова [с ним] сюда.

На другой день Лецзы вместе с Колдуном снова явился к учителю. Не успел Колдун занять [свое] место, как в растерянности пошел прочь.

— Догони его, — велел учитель.

Лецзы побежал, не смог его догнать, вернулся и сказал:

— Не догнал! [Он куда-то] исчез! Потерялся!

— Я показался ему зародышем, каким был еще до появления на свет, — сказал учитель. — Я предстал перед ним пустым, покорным, свернувшимся в клубок. [Он] не понял, кто [я], какой [я], видел то увядание, то стремительное течение. Вот и сбежал [от меня].

Тут Лецзы решил, что еще и не начинал учиться, вернулся [домой] и три года не показывался. Готовил пищу для своей жены [2] , свиней кормил, будто людей, в резьбе и полировке вернулся к безыскусственности. В [других] делах не принимал участия. Лишь телесно, словно ком земли возвышался он среди мирской суеты, замкнутый, целостный и поэтому [познал] истину до конца».

В заключение можно сказать, что эта небольшая композиция с даосскими притчами в завуалированной форме указывает на тайну «внутреннего собеседника в человеке» и реакции Внешнего мира на «сложившиеся установки и положения во внутреннем собеседнике, с которыми согласились Мы, по сути, Духовные существа, назвав их собой и своими».

©Арушанов Сергей Зармаилович

При изготовлении заставки использован рисунок из свободной энциклопедии Википедия греческой богини Аты [3] (Ата — в древнегреческой мифологии богиня, персонификация заблуждения, помрачения ума, обмана, глупости) в качестве примера «мрачного внутреннего облика». И фрагмент рисунка китайской девушки [4] в качестве примера «красоты внешнего облика». «Внешняя красота» может сосуществовать с «Внутренним мраком». И наоборот, «Внешняя мрачность» может сосуществовать с «Внутренней красотой».

Рис. 1. Греческая богиня Ата – пример «мрачности внутреннего состояния».

Рис. 2. Рисунок китайской девушки – пример «внешней красоты».

Рис. 3. Учитель Конфуций [5] . Высказывания Конфуция: «Учитель сказал: — В пятнадцать лет я ощутил стремление учиться; в тридцатилетнем возрасте я утвердился; достигнув сорока, освободился от сомнений; в пятьдесят познал веление Неба; в шестьдесят мой слух обрел проникновенность; с семидесяти лет я следую желаниям сердца, не нарушая меры. Учитель говорил: — Кто постигает новое, лелея старое, тот может быть учителем. Не печалься о своём несовершенстве; Не печалься, что тебя никто не знает, Но стремись к тому, чтоб заслужить известность. Учитель сказал: — Благородный муж постигает справедливость. Малый человек постигает выгоду. Учитель сказал: — Встретив достойного человека, стремитесь с ним сравняться; встретив недостойного, вникайте внутрь себя. Учитель сказал: — Кто не меняет путь отца три года после его смерти, тот может называться почитающим родителей».


[1] «Даосские притчи», Из-во «Гиль – ЭСТЕЛЬ» АО «Международная книга» 1992 г., Москва.

[2] В Китае обычно женщина готовит пищу для мужчины. (Прим. ред.)

[3] А́та (др.-греч. Ἄτη, «беда, несчастье, ослепление», в переводе Гнедича Обида) — в древнегреческой мифологии [1]богиня, персонификация заблуждения, помрачения ума, обмана, глупости. Неоднократно упоминается Гомером и Эсхилом. В «Илиаде» Гомер называет Ату старшей дочерью Зевса, не упоминая, однако, о её матери. В «Теогонии» Гесиода матерью Аты называется богиня раздора Эрида [2], но не упоминается имя отца, в связи с чем многие считали отцом Аты Зевса. Предание гласит, что по наущению Геры Ата помрачила рассудок Зевса, и тот поклялся, что первый родившийся теперь его смертный потомок станет затем великим правителем. Гера же, воспользовавшись клятвой, поспешила сделать так, чтобы Еврисфей родился раньше Геракла. Узнав об этом, Громовержец в гневе сбросил Ату с небес на землю, запретив ей более появляться в обители богов. С тех пор Ата скиталась по земле, предпочитая, однако ходить по головам людским, принося смертным разруху и опустошение. По Аполлодору же, Ата, сброшенная с небес, упала на вершину горы во Фригии, названную позже по её имени, вместе с ней упал и Палладий [3]. Позже на этой горе Ил основал легендарный Илион (Трою) [4], поэтому Троя называется основанной на холме Аты [5].

[4] http://blogs.privet.ru/community/fantasy_girls

[5] «Конфу́ций (кит. 孔子 Кун-Цзы, реже кит. 孔夫子 Кун Фу-Цзы, латинизировано как Confucius; ок. 551 до н. э., Цюйфу479 до н. э.) — древний мыслитель и философ Китая. Его учение оказало глубокое влияние на жизнь Китая и Восточной Азии, став основой философской системы, известной как конфуцианство. Настоящее имя — Кун Цю (孔丘 Kǒng Qiū), но в литературе часто именуется Кун-цзы, Кун Фу-Цзы («учитель Кун») или просто Цзы — «Учитель». И это не случайно: уже в возрасте немногим более 20 лет он прославился как первый профессиональный педагог Поднебесной. Судя по владению аристократическими искусствами, Конфуций был потомком знатного рода. Он был сыном 63-летнего чиновника Шу Лянхэ (叔梁纥 Shū Liáng-hé) и 17-летней наложницы по имени Янь Чженцзай (颜征在 Yán Zhēng-zài). Чиновник вскоре скончался, и, опасаясь гнева его законной супруги, мать Конфуция вместе с сыном покинула дом, в котором он родился. С раннего детства Конфуций много работал и жил в бедности. Позже пришло сознание, что необходимо быть культурным человеком, поэтому он начал заниматься самообразованием. В молодости служил мелким чиновником в царстве Лу (Восточный Китай, современная провинция Шаньдун). Это было время заката империи Чжоу, когда власть императора стала номинальной, разрушалось патриархальное общество и на место родовой знати пришли правители отдельных царств, окружённые незнатными чиновниками. Крушение древних устоев семейно-кланового быта, междоусобные распри, продажность и алчность чиновников, бедствия и страдания простого народа — всё это вызывало резкую критику ревнителей старины. Осознав невозможность повлиять на политику государства, Конфуций подал в отставку и отправился в сопровождении учеников в путешествие по Китаю, во время которого он пытался донести свои идеи правителям различных областей. В возрасте около 60 лет Конфуций вернулся домой и провёл последние годы жизни, обучая новых учеников, а также систематизируя литературное наследие прошлого Ши-цзин (Книга Песен), И цзин (Книга Перемен) и др. Ученики Конфуция по материалам высказываний и бесед учителя составили книгу «Лунь Юй» («Беседы и суждения»), которая стала особо почитаемой книгой конфуцианства».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.