Дендерский Зодиак в матрице Мироздания открыл тайну сакрального базиса древней науки Астрология

В этой работе мы проведем исследование изображения египетского Зодиака из храма богини неба и любви Хатхор в Дендере. «Дендера [1] (др.-греч. Τεντύρα) — небольшой город на западном берегу Нила, напротив Кены. В древности Тентира — столица шестого (Тентирского) нома (септа) Верхнего Египта и центр культа богини Хатхор. Её храм, впервые исследованный Мариетом, отлично сохранился со времён последних Птолемеев; достраивал его римский император Тиберий. Сам храм (англ.) возведён из песчаника, имеет 79 метров в длину и окружён кирпичной стеной. Внутри находится огромный гипостильный зал с 24 колоннами, увенчанными изображениями Хатхор. На потолке изображены астрономические сцены, на стенах — описание царского визита в храм. На крыше храма помещалось несколько небольших святилищ Осириса, в одном из которых были обнаружены уникальный зодиак и солнечный диск. Под храмом эпохи Птолемеев лежат здания предыдущих эпох, древнейшие могут быть отнесены к царствованию строителя Великой пирамидыХуфу. Помимо святилища Хатхор, в Дендере находились небольшой храм Изиды, священное озеро, ворота Ментухотепа II (перенесены в Каирский музей). Восточнее озера сохранилось несколько раннехристианских построек, которые могут быть связаны с монашеской деятельностью учеников Пахомия Великого».

«Храм богини неба и любви Хатхор в Дендере [2] – один из самых красивых комплексов в Египте. На крыше храма сохранилось небольшое святилище, посвященное воскрешению Осириса. Его потолок был украшен рельефной плитой с изображением Зодиака – карты созвездий, по которым движется Солнце».

Рис. 1. «Дочь солнечного божества Хатхор почиталась египтянами как идеал женственности, материнства, «Золотая госпожа любви» [3] . С древнейших времен ей были посвящены бирюза и малахит, а также копи на Синайском полуострове, где добывались эти полудрагоценные камни. Зеленый и голубой были у египтян цветами вечной жизни, которой повелевает дочь Ра». «Обитающая в стволе священного дерева сикоморы, богиня дарует жертвенную пищу и священную воду душам усопших, странствующим на пути в иной мир. Только вкусив даров Хатхор, души могут достичь своей цели: испив священной воды, они обретают знание тайн загробного мира, но уже не могут вернуться к своей земной форме. Заботливая мать Хатхор в образе коровы, своего священного животного, шествует по зарослям тростника, указывая путь истины заблудшим душам, питает божественным молоком фараона — своего сына». «В гневе милостивая богиня становится беспощадной. Приняв облик львиноголовой Сехмет, она, согласно легенде, беспрестанно преследовала людей, восставших против вселенской гармонии Маат, установленной Ра. Умиротворенная, богиня с триумфом возвратилась из далекой африканской страны Бугем, куда удалилась в гневе. С возвращением Хатхор вселенная вновь вернулась к извечному порядку, а необычайный по силе, но милостивый паводок Нила означал, что «Золотая» умиротворилась и согласилась стать супругой бога Хора, повелителя Эдфу. Это событие, происходящее на двадцатый день нового года, стало с тех пор для древних египтян общенациональным праздником. Домом возвратившейся «Золотой» богини стал величественный и необычайно красивый храм Храмовый комплекс Хатхор, известный еще с III тысячелетия до н.э. Он несколько раз перестраивался. Еще в 23 в. до н.э. фараон VI династии Пепи I расширил древнее святилище богини. Каменные блоки с именами великих царей Среднего и Нового царства — Аменемхета III, Тутмоса III были положены в основание здания, воздвигнутого в I тысячелетии до н.э. при наследниках Александра Великого, Птолемеях, и их преемниках — римских императорах. Вновь возведенный храм действовал на протяжении пяти веков».

Рис. 2. Храм Хатхор Дендера. «За монументальными воротами открывается храмовый двор. В виде четырех великолепных ликов богини выполнена руками древних мастеров каждая «хаторическая» капитель первых шести колонн пронаоса — крытого колонного зала, передняя часть которого открыта лучам утреннего солнца. Нижние части колонн соединены небольшими стенками, отделяющими внутреннюю, сакральную часть храма от проникновения профанного мира. Каждая огромная колонна это каменное подобие систра — священного музыкального инструмента Хатхор, мелодичный звон которого сопровождал пение храмового хора. Cвязь богини Хатхор с небом подчеркивается и обилием красивейших астрономических изображений в ее храме. Восемнадцать колонн первого зала храма символизируют Богиня Хатхор собой не только систры, но и предвечные «опоры небес»: потолок зала украшен сохранившими и по сей день свой цвет образами планет, важнейших созвездий, знаков зодиака, иллюстрациями, рассказывающими о прохождении ладьи солнечного бога через двенадцать часов дня и двенадцать часов ночи. Центральный проход ведет через небольшой второй колонный зал к святилищу храма. Капители шести колонн зала выполнены в виде цветов лотоса и папируса, из которых появляется четырехликая Хатхор, владычица всех сторон света. Второй колонный зал храма всегда находился в полумраке, освещенный лишь масляными лампами и играющими на обитых золотыми листами колоннах скупыми пучками дневного света, который проникал через специальные световые люки. Первозданная темнота еще раз напоминала о силах, окружавших тайну мироздания и о великих таинствах, которые совершались рядом в святилище. Раз в год, во время праздника Нового года статуя Хатхор, а также и другие образы богов, почитавшихся в храме, выносились на солнечный свет. Жрецы помещали статуи в особую очистительную часовню — уабет, которая располагалась недалеко от святилища. Специальными стенками внутренняя часть уабет отделена от остального храмового пространства. Две колонны, увенчанные ликами Хатхор, поддерживают потолок, украшенный фигурой богини неба Нут, рождающей утреннее солнце. После очищения по лестницам, расположенным в стенах храма, статуи выносились на крышу комплекса, чтобы Хатхор, могла воссоединиться с божественными лучами своего солнечного отца — Ра. Поднятые на крышу статуи помещались в специальном киоске. Изображенная на каждой из двенадцати хаторических колонн киоска, грозная гиппопотам Исида Хесамут, символизируя двенадцать месяцев года, звенит систром, прославляя воссоединение Хатхор с благодатными лучами своего великого отца. Однако самые сокровенные божественные образы, символы и изображения никогда не покидали специально предназначенных для них помещений — крипт. Храм Хатхор насчитывает пятнадцать обнаруженных к настоящему времени крипт, расположенных в три яруса. В этих тайных, чаще всего подземных помещениях не только хранились предметы культа, но и проходили особые тайные церемонии. В специальных шести «осирических капеллах», находящихся на крыше храма Хатхор в Дендере проходили таинства «возрождения бога», связанные с культами Исиды и Осириса. На потолках этих святилищ выполнены изображения небесных божеств, планет и созвездий. Здесь же когда-то находился и знаменитый Дендерский зодиак, к сожалению, вывезенный в XIX веке в Лувр».

Рис. 3. «В дальнем конце храма Хатхор находится загадочный барельеф. По мнению некоторых исследователей, на нем изображены некие… электрические устройства — возможно, электролампы [4] . Тексты же вокруг барельефа напоминают вовсе не какие-то ритуальные гимны, а деталь инструкции по использованию этих ламп. Но еще большая загадка в том, что находится этот барельеф в узком помещении, расположенном ниже уровня пола. Причём в месте современного входа в него, а точнее — узкого лаза, видны разбитые плиты, указывающие на то, что помещение ранее было наглухо замуровано. Похоже, что местные жрецы очень тщательно оберегали некие полученные от богов знания. Рядом с «электрическим барельефом» есть изображение какого-то «пакета сосудов», из которых выходят зигзагообразные линии. По мнению египтологов, это вода. Но вода не может течь вверх. Снова электричество? Подобные «пакеты сосудов», более напоминающие какие-то электрические батареи, попадаются на стенах египетских храмов довольно часто. Например, аналогичное изображение есть в храме Сети Первого в Абидосе. Там такой «пакет» находится в руках бога Гора, а из «сосудов» (или элементов электрической батареи?) выходят вверх не только зигзагообразные линии, но и цепочка с так называемыми анкхами — египетскими крестами, которые обозначают жизненную силу и энергию».

Что же такое Зодиак?

Материал из Википедии — свободной энциклопедии:

Рис. 4. Видимое годовое движение Солнца по небесной сфере (эклиптика, показана красным), небесный экватор (показан голубым) и зодиакальная зона. Пересечения эклиптики и небесного экватора — точки равноденствий.

Зодиа́к [5] (зодиакальный круг, от греч. ζῷον — живое существо).

  • в астрономии — пояс на небесной сфере вдоль эклиптики, по которому проходят видимые пути Солнца, Луны и планет. При этом Солнце движется практически строго по эклиптике, а остальные светила в своём движении по зодиаку периодически смещаются севернее или южнее эклиптики в зависимости от текущего положения узлов своих орбит до максимального расстояния, равного их наклонению. Эклиптическое наклонение орбит Луны и видимых планет не превышает нескольких градусов, традиционно ширина зодиакального пояса считается условно равной 9° в обе стороны от эклиптики.
  • в астрологии — также последовательность участков, на которые делится этот пояс. Наиболее известен зодиак, состоящий из двенадцати знаков зодиака по 30°, сложившийся в середине I тысячелетия до н. э. на Ближнем Востоке. Названия знаков связаны с зодиакальными созвездиями, которые в ту эпоху им соответствовали, хотя в последующие века по причине прецессии звёзды и созвездия дрейфовали по привязанной к эклиптике сетке знаков, так что в настоящее время большинство астрономических зодиакальных созвездий проецируется на последующий знак зодиака. ….

История зодиака

Рис. 5. Дендерский зодиак [6] с 12-ю знаками и 36-ю деканами. Реплика. Древний Египет. Эпоха Птолемеев. I в. до н.э. Оригинал: песчаник. Париж, Лувр 29 x 29 см.

Рис. 5.1. На сайте varvar.ruновое краеведение путеводитель нам удалось найти очень качественное цветное изображение Дендерского Зодиакаhttp://www.varvar.ru/arhiv/slovo/denderah_zodiac.html. Мы решили показать здесь это изображение. На нем хорошо видны все тонкие детали.

Выделение зодиака как пояса небесной сферы, по которому проходит видимый путь …  Луны, … Солнца и планет, произошло в Вавилоне. Первое упоминание о выделении зодиакального пояса в письменных источниках Вавилона содержится в серии клинописных табличек «Мул Апин» (MUL.APIN — созвездие Плуга), датируемых началом VII века до н. э.: в этих текстах перечисляются 18 созвездий на «пути Луны» и указывается, что Солнце и пять планет перемещаются по этому же пути, а также выделяется группа приэкваториальных (и, соответственно, близких к эклиптике) звёзд. В VII—VI веках до н. э. число делений зодиакальной зоны было удвоено, то есть зодиак разделён на 36 участков по 10°.

Деление зодиака на 12 частей произошло, вероятно в начале V века до н. э., когда 10° участки были сгруппированы по три — в этот период появляются упоминания зодиакальных гороскопов; в вавилонских астрономических «дневниках» 12 зодиакальных созвездий упоминаются с конца V — начала IV веков до н. э. Деление зодиака на 18-36-12 участков было обусловлено тем, что в Вавилоне была принята шестидесятеричная система счисления, и круг делился на 360 угловых долей, что примерно соответствует количеству дней в году.

Зодиакальная вавилонская система служила также и системой небесных координат: эклиптические долготы светил отсчитывались в пределах зодиакального участка от его западной границы к востоку.

Декадная система с 10°-ми участками была воспринята египетской астрономией, причём каждому участку-декаде были поставлены в соответствие деканальные божества (в греческом именовании — «деканы»). В эллинистическом Египте пользовались комбинированной системой — примером может служить так называемый Дендерский зодиак — барельеф, располагавшийся на потолке одного из помещений храма Хатхор в Дендере, где каждый из двенадцати зодиакальных участков разбит на три декана.

Греческая астрономия восприняла зодиакальную систему вавилонян в варианте с разделением на 12 созвездий. Само название «зодиак» происходит от греч. ζῷον — «живое существо». Первое упоминание зодиака в греческих источниках связано с Евдоксом Книдским — основоположником древнегреческой теоретической астрономии, жившим в середине IV в. до н. э.

В римское время вследствие контактов с Индией эллинистические астрономические и астрологические сочинения проникают в Индию; так, во II веке н. э. в Западных Кшатрапах в правление Рудракармана I на санскрит Спхуджидхваджей переводится компиляция эллинистических источников — Яванаджатака, затем появляются перевод астрологических работ Павла Александрийского — Паулиса Сиддханта и Ромака Сиддханта (римский канон), в результате в Индии была заимствована эллинистичнеская зодиакальная система[3].

В традиционной китайской астрономии зодиакальный пояс делят на четыре части, каждая из которых в свою очередь разделена на семь небольших созвездий — «стоянок луны». Таким образом, получалось, что за день луна проходила приблизительно одну стоянку.[4] … »

КОММЕНТАРИЙ:

Приступим к исследованиям Дендерского зодиака.

В нашей работе на сайте раздел «Буддизм»: — Тайна местоположения Калачакры, Шамбалы и Беловодья в матрице Мироздания мы исследовали рисунок КалачакрыМандала из Монастыря Сера, Тибет. Мандала Калачакра.

«Калача́кра [7] (санскр. कालचक्र, «Колесо Времени») — идам (тантрическое божество), используемое в наиболее сложной системе тантрКалачакре-тантре. Калачакра-тантра (санскр. कालचक्र तन्त्र, «Тантра Колеса Времени») — тантра, в тибетской традиции считающаяся вершиной тайн Ваджраяны. Одна из идей «Калачакры» — доктрина единства бытия. Л. Э. Мялль определяет Калачакру как отождествление макрокосма с микрокосмом, вселенной с человеком. Он указывает, что «согласно Калачакре, все внешние явления и процессы взаимосвязаны с телом и психикой человека, поэтому, изменяя себя, человек изменяет мир[1]

Рис. 6. Калачакра. Мандала из Монастыря Сера, Тибет. Мандала Калачакра. Ма́ндала [8] (санскр. मण्डल — круг, диск; тиб. དཀྱིལ་འཁོར, Вайли dkyil ‘khor; монг. мандал) — сакральное схематическое изображение либо конструкция, используемая в буддийских и индуистских религиозных практиках. Символика мандалы — Мандала символизирует сферу обитания божеств, чистые земли будд. В принципе, мандала — это геометрический символ сложной структуры, который интерпретируется как модель вселенной, «карта космоса». Типичная форма — внешний круг, вписанный в него квадрат, в который вписан внутренний круг, который часто сегментирован или имеет форму лотоса. Внешний круг — Вселенная, внутренний круг — измерение божеств, бодхисаттв, будд. Квадрат между ними ориентирован по сторонам света. Мандалы могут быть как двумерными, изображенными на плоскости, так и объёмными, рельефными. Их вышивают на ткани, рисуют на песке, выполняют цветными порошками и делают из металла, камня, дерева. Её даже могут вырезать из масла, которое окрашивают в соответствующие ритуальные цвета. Мандалы часто изображают на полах, стенах и потолках храмов. Мандала является настолько священной на Востоке, что рисуется под аккомпанемент особых ритуалов и сама может считаться объектом поклонения. Некоторые из мандал выполняют из цветных порошков для проведения определённой ритуальной практики (например, в посвящении Калачакры). К концу ритуала сделанную мандалу разрушают. Карл Густав Юнг идентифицировал мандалу как архетипический символ человеческого совершенства — ныне она используется в психотерапии в качестве средства достижения полноты понимания собственного «Я» [1]. В Индии сохраняется сходное искусство — ранголи, или альпона.

При сравнении двух «карт космоса»: Дендерского Зодиака (рисунок 5) и Калачакры мандалы (рисунок 6) напрашивался очевидный вывод — провести аналогичные исследования изображения Дендерского Зодиака (рисунок 5), также как мы это делали с изображением Калачакры мандалы (рисунок 6).

Совместим изображения Дендерского Зодиака (рисунок 5) с матрицей Мироздания, но не с боковой стороной объемной пирамиды матрицы Мироздания, как мы делали при записи слов на санскрите, а с ее поперечным сечением на 21-ом уровне Верхнего мира матрицы Мироздания.

Ниже на рисунке 7 будет показан результат совмещения изображения Дендерского Зодиака с 21-ым уровнем Верхнего мира матрицы Мироздания.

Ris_7_Zod_497_500_99_WРис. 7. На рисунке показан результат совмещения изображения Дендерского Зодиака с поперечным сечением матрицы Мироздания на 21-ом уровне Верхнего мира. Верхний мир матрицы Мироздания является «Невидимым миром» для «глаз» людей, живущих в Материальном мире. Просветленное сознание Духовных существ позволяет «видеть» эти миры. Детали совмещения хорошо видны на рисунке. Мы обратим внимание на центральный черный круг, на котором изображены египетские божества «олицетворяющие» созвездия Зодиака. Белыми стрелками показан размер этого круга. «Поперечный размер» Зодиака «исчисляется» количеством позиций (белые кружочки на рисунке), которые уложились по диаметру центрального черного круга. Это число 13 показано в белых квадратах на рисунке рядом с дуговыми скобками. Зрительно это можно представить как объемный цилиндр (диаметром равным 13-и позициям матрицы), уходящий вниз от 21-го уровня Верхнего мира матрицы в Материальный мир матрицы Мироздания до «Дна Мироздания» на 36-ом уровне Нижнего мира матрицы Мироздания. В поперечном сечении «цилиндра» на 21-ом уровне Верхнего мира матрицы Мироздания располагается центральная круглая черная картина египетского Дендерского Зодиака с изображениями египетских божеств. Божества изначально рисовались и расставлялись по поперечному сечению этого цилиндра в матрице Мироздания. Для каждого божества создавалось мифологическое описание его «характерных» свойств, которые по аналогии отражали «характерные» свойства областей матрицы Мироздания, в котором размещалось изображение этого божества. Материальная вселенная создается по аналогии с «Невидимым миром» матрицы Мироздания (как тень). Она «живет» «синхронно» с циклическими процессами, происходящими в «Невидимом мире» матрицы Мироздания. В этом случае матрицу Мироздания можно назвать «Энергетическая матрица Мироздания». Для тех, кто «не видит» тонкие пространства Мироздания был дан «инструмент» (Наука Астрология), с помощью которой можно было выносить суждения о «процессах» или циклах, которые на событийном уровне происходили или могли произойти в Материальном мире. Поэтому рассуждения ученых с узко материалистическими представлениями о «Видимом мире» об их неверии в Науку Астрология нам вполне понятны. Они не знакомы или даже могут не хотеть познакомиться с основами древней Науки о Божественном Мироздании.

Ниже на рисунке 8 будут показаны для ознакомления читателя, выделенные нами, пространства матрицы Мироздания с 13-ю позициями на мандале Калачакра.

Ris_8_Mand_487_500_73_W

Рис. 8. На рисунке показаны, выделенные нами, пространства матрицы Мироздания с 13-ю позициями на мандале Калачакра. Хорошо видно, что по аналогии – внешний диаметр черного круга с египетскими Зодиакальными божествами совпадает с внутренним кольцом на мандале Калачакра, которое окружает большой центральный квадрат.

На, видимом нам, звездном небе конфигурация звезд в «Зодиакальных созвездиях» «заметно» меняется с течением времени за периоды в сотни тысяч лет. Ниже на рисунке показано, как менялось положение звезд в созвездии, известном нам как созвездие Большой медведицы. Это связано с тем, что удаленные от нас звезды движутся с разной скоростью и в разных направлениях в космосе. Однако «характерные» особенности областей Вселенной, в которых мы их можем видеть эти «меняющиеся обликом» со временем созвездия, вероятно, сохраняются.

Рис. 9. Собственное движение ярких звезд созвездия Большая Медведица за 400 000 лет [9] : а) вид созвездия за 200000 лет до наших дней, б) в наши дни, в) через 200000 лет.

Рис. 10. На рисунке справа показана запись на санскрите в Верхний мир матрицы Мироздания: Брахма Джйотис, где Брахма первое сотворенное существо во Вселенной, Джйотис Его сияние, распространяющееся вниз на Материальный мир. Слово Джйотис начинается с 12-го уровня Верхнего мира матрицы Мироздания. Кстати, наука «Индийская астрология» носит название «Джйотис». Слева показаны два нижних мира Науки КаббалаАсия – «Мир действия» и Иецира – «Созданный мир». Более подробно мы описывали это в нашей работе раздел «Иудаизм» — Четыре мира Каббалы соответствуют пространству Мула Пуруши и Мула Пракрити в матрице Мироздания. Таким образом, весь Верхний мир матрицы Мироздания пронизан «невидимым» Божественным светом. Изначальный «Духовный Свет» Единого Бога пронизывает все Духовные и Материальные миры, и, проходя через них как через некие «фильтры — модуляторы», достигает «дна Мироздания» во всех Вселенных. Эта концепция известна также в науке Каббала.

13-ый уровень Верхнего мира матрицы Мироздания особо отмечен и верованиях древних кочевых и оседлых иранцев, которые поклонялись Небесной Богине Ардвисуре Анахите. Об этом мы рассказывали в нашей работе раздел «Авторские статьи» От Венеры палеолита до богини древнего Ирана Ардвисуры Анахиты сохранялась тайна знаний о матрице Мироздания и в работе раздел «Религии Ирана» Тайна «Имени» богини древнего Ирана Ардвисуры Анахиты в матрице Мироздания. «Ардвисура Анахита [5] (авест., букв. «Ардви могучая, беспорочная»). В «Авесте» («Яшт» V) ей посвящён отдельный гимн («Ардвисур-Яшт» или «Абан-Яшт»). Первоначально под Ардви понимали источник всемирных вод, стекающих с вершины первозданного кряжа в божественном царстве света; затем так стали называть и сами воды, дающие начало всем водам и рекам на «земле». (Это пространство во Вселенной похожее по своим свойствам на первоэлемент «земля», но не привычная нам «земля» на нашей планете, как это ошибочно понимают большинство людей. Прим. ред.).

Рис. 11. Ардвисура Анахита – «Небесные Воды». Она была покровительница гармонии, всего живого и являлась одной из 28 Высших Изед. По древним иранским источникам – Изеды – в иранской мифологии помощники богов. Сегодня принято считать, что Изеды – это ангелы. (ангелы). Высших Изед было 28, а малых – 32. На рисунке показаны «женские» – (звездочки) и «мужские» (кружочки) позиции в Верхнем мире матрицы Мироздания. 28 старших по древнеиранской терминологии Изед (звездочек) – расположились от 16-го до 13-го уровня Верхнего мира включительно. 32- младших Изед (звездочек) соответственно от 12-го до 5-го уровня Верхнего мира матрицы. Справа внизу показано положение звездочек сверху фигурки богини. На рисунке видно, что левая обнаженная грудь богини совместилась с «женской» (звездочка) позицией 4-го уровня. А правая, закрытая одеждой грудь – с «мужской» позицией (кружочек). Таким образом, нам становится понятным, что под именем Изедыпомощники богов древние иранские жрецы понимали «женские» позиции в Верхнем мире матрицы Мироздания. Причем в качестве богов в этом случае могут выступать в паре с «женскими» позициями – «мужские» позиции матрицы. В центре рисунка показана запись слова на санскрите Джива Лока – Область обитания Душ – Джив живых существ в «Невидимом мире» матрицы Мироздания. Эта область располагается под 13-ым уровнем Верхнего мира матрицы. На пространство — «Джива Лока» могут влиять 13 «небесных врат», которые расположены выше. Это тот самый «цилиндр», в пределах которого располагается центральная круглая черная часть Дендерского Зодиака. Об этом мы рассказывали в описании рисунка 7.

Теперь мы можем предложить общую схему влияния Божественного света на жизнь живых существ или Душ – Джив во Вселенной.

Рис. 12. На рисунке показана общая схема влияния Божественного света на жизнь живых существ или Душ – Джив во Вселенной. Сверху вниз идет поток Божественного света в «Невидимом мире» матрицы Мироздания. На иврите Божественный Свет называется «Ор». « … зная, что слово «ор» [10] (אור) на иврите обозначает «свет», то словосочетание «карней ор» (קרני אור) можно перевести однозначно как «лучи света». Этот «Свет» задает основной ритм и является причиной циклических изменений во Вселенной. В Дендерском Зодиаке (черный круг с изображениями божеств, которые показаны на рисунке 7) также происходят циклические процессы по законам, которые определил Создатель. Зодиак пропускает через себя Божественный свет и выступает в роли его «модулятора», внося «свои дополнительные ритмы». В пространстве «Джива – Лока», где существуют мириады Душ – Джив, «дополнительные ритмы Зодиака» вызывают у соответствующих Джив «резонансы», которые, например, могут «отправить» или побудить их пойти на «Воплощение» в Материальный мир для продолжения решения тех задач, которые они не решили в прошлой жизни. Точно также для определенной части Джив, воплощенных в Материальном мире, «резонансы» побудят определенные Дживы покинуть их плотные материальные тела (умереть) и вернуться в пространство «Джива — Лока». Этот круговорот Джив в «Невидимом мире» матрицы Мироздания называется на санскрите «Сансара». Более подробно об этом мы рассказывали в работе на сайте раздел «Буддизм» (Сансара, рис. 8 ) Сакральный смысл понятий о Трех телах Будды и четырех Благородных истинах Буддизма в матрице Мироздания.

На этом мы остановим изложение наших исследований Дендерского Зодиака.

Некоторые замечания к истории отношения современного христианского богословия к вопросу «предсуществования» и «переселения» Душ. Этого вопроса мы касались достаточно подробно в нашем «Комментарии» в работе раздел «Притчи»: Благословения святого мудреца.

Теория перевоплощения душ, известная, например, в Индуизме, признается не соответствующей Догматам [4] христианской церкви (считается, что Догматы категорически не подлежат изменениям), принятым на Вселенских христианских соборах. Вот, в частности, что было оговорено в постановлении «Пятого Вселенского Собора» [5] :

«Вместе с делом о «трех главах» отцы Собора рассматривали вопрос о заблуждениях Оригена, знаменитого по своим дарованиям церковного учителя (III века). Это было сделано во исполнение желания императора (Юстиниана), выраженного им в обширнейшем послании к Мине, патриарху Константинопольскому. В этом послании, между прочим, находится следующий перечень еретических заблуждений Оригена [6] , которые необходимо, по мнению императора осудить:

1. Кто говорит или думает, что души человеческие предсуществовали, что они были прежде умами и святыми силами, наслаждались полнотою божественного созерцания, а затем обратились к худшему и через это охладели в любви к богу, от чего и называются душами и в наказание посланы в тела, да будет анафема [7] .

2. Кто говорит или думает, что Душа Господа прежде существовала и соединяла с Богом Словом прежде воплощения и рождения Его от Девы, да будет анафема.

3. Кто говорит или думает, что сначала во чреве Свято Девы образовалось тело Господа нашего Иисуса Христа и затем с ним соединились Бог Слова и душа, существовавшие уже прежде, да будет анафема.

4. Кто говорит или думает, что слово Божие уподоблялось всем небесным чинам, было для Херувимов Херувимом, для Серафимов Серафимом и уподоблялось всем вообще высшим силам, да будет анафема.

5. Кто говорит или думает, что тела человеческие в воскресении восстанут шарообразными и не исповедует, что мы восстанем в правильном виде, да будет анафема.

6. Кто говорит, что небо, солнце, луна, звезды, воды, которые выше небес, суть существа одушевленные и некоторые разумно-величественные силы, да будет анафема.

7. Кто говорит или думает, что Господь Христос распнется в будущем веке за демонов, как и за людей, да будет анафема.

8. Кто говорит или думает, что могущество Бога ограничено или, что Он создал столько, сколько мог обнять, да будет анафема.

9. Кто говорит или думает, что наказание демонов и нечестивых людей временно и, что после некоторого времени оно будет иметь конец, или, что будет восстановление демонов и нечестивых людей, да будет анафема.

10. Анафема и Оригену, прозванному адамантовым, изложившему это вместе с его нечестивым непотребным и преступным учением, и всякому, кто держится этих мыслей или защищает их, или каким-нибудь образом когда-либо осмелится повторять их…. ».

Вот так и появились Догамты. Историческая подоплека событий того периода была такова: «Образцовая святость жизни Оригена и мученическая кончина способствовали его популярности в монашеских кругах… Однако епископ Иерусалимский Петр посылает доклад императору Юстиниану об «оригенической болезни своих монахов». В это же время в Константинополь прибывает апокрисиарий римского папы диакон Пелагий и активно выступает против оригенизма. Желая спасти религиозное единство империи, Юстиниан «решил использовать полностью свое право христианского василевса нажимать на иерархическую и богословскую среду, склонную поднять опасную волну безысходных и длительных споров» [5]. Так в 543 году император Юстиниан издал эдикт, в котором осуждал Оригена как еретика, и который в том же году был утвержден на поместном соборе в Константинополе [6][7]. Вопреки распространенному мнению, Ориген не был осужден на V Вселенском соборе в 553 году [8]. Как сообщает церковный историк А. В. Карташев, текст указа императора Юстиниана против Оригена 543 года был произвольно помещен издателями «Деяний соборов» (Harduin и Mansi) в собрании актов V Вселенского собора, в то время как суждения об Оригене не было ни на одном заседании собора [9]. См. также: Раннее христианство и переселение душ».

Итак, сделаем краткие выводы. Из приведенных выше результатов наших исследований видно, что существуют два мира: «Невидимый мир» и «Видимый мир». В обоих мирах происходят «энергетические циклические процессы». «Видимый мир» сотворен «как тень» «Невидимого мира». Процессы, происходящие в «Невидимом мире» являются первичными и определяющими для процессов, происходящих в «Видимом мире». Оба мира взаимосвязаны. В частности, для живых существ в Материальном мире эта взаимосвязь осуществляется за счет наличия у них, наряду с плотными телами, «тонкоматериальных тел», которые «окружают» плотные тела. Именно «тонкоматериальные тела» живых существ являются связующим звеном между Невидимым и Видимым мирами. «Тонкоматериальные тела» «включают в себя», Душу – Дживу, сознание живого существа, тело разума, ума, тело чувств, эфирные тела и т.д. Все эти тела сформированы в виде огромного по размерам (порядка нескольких десятков метров) эллипсовидного энергетического «кокона», в центре которого располагается плотное тело живого существа. Циклические процессы, происходящие в «Невидимом мире» напрямую влияют на процессы, происходящие в тонкоматериальных телах живых существ. Душа живого существа вечна и неуничтожима. Например, солдат на поле боя, в которого попала бомба или тяжелый артиллерийский снаряд, и его плотное тело просто испарилось, останется живым, но без своего плотного тела. Об этом нам говорят знания древних мудрецов, сохранившиеся в разных уголках нашей планеты. Причем при глубоком исследовании этих вопросов наблюдается удивительное единство мировоззрения древних мудрецов практически на всех этапах существования человечества. Наблюдается также удивительная преемственность этих знаний, но они могут скрываться в разных «обличьях». В подавляющем большинстве наших работ мы рассказывали об этом. Например, в разделах «Авторские статьи» и «Религии древности». И во всех работах оказывалось, что сакральным базисом священных писаний, священных символов разных народов и религий, молитв и мантр, алфавитов в качестве сакрального базиса выступала матрица Мироздания или «Энергетическая матрица Мироздания».

В настоящей работе мы показали, что знания о матрице Мироздания позволили нам увидеть, что сакральным базисом древней науки Астрология также является матрица Мироздания. Современная наука Астрология сохранила и пользуется лишь частью древних знаний о циклических процессах, влияющих на жизнь живых существ и природу в «Видимой» Вселенной. Поэтому это не «лженаука», как говорят ученые с узко материалистическим мировоззрением. Астрология — это ветвь «Полной науки» древних о «Божественном Мироздании». Современной Науке еще предстоит сделать важный шаг в познании и создании «Науки» о «Божественном Мироздании». Священные писания разных стран сохранили эти знания, для того, чтобы ими можно было воспользоваться «новым ученым» с широким мировоззрением. Тогда у нас появится «Целостная Наука» о Духовном и Материальном Мироздании. Кстати, обратите еще раз внимание на то, что «Зодиа́к (зодиакальный круг, от греч. ζῷον — живое существо)».

Более детальную информацию о матрице Мироздания можно получить, познакомившись со статьями на сайте в разделе «Египтология» – Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть первая. Пифагор, Тетрактис и бог Птах и Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта.

©Арушанов Сергей Зармаилович 2012 г.


[1] ДендераВикипедияhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%D0%BD%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B0

[2] Дендерский Зодиак. Адрес ссылки в Интернете — http://www.newacropol.ru/activity/art_studii/formy/Egipt/zodiak_of_dendera/

[3] Храм Хатхор Дендера Египетhttp://empire-tour.net/otdyx/246

[4] Тайны храма богини Хатхорhttp://tlt.poetree.ru/news/zagadki_drevnikh_kamnej_egipta/2011-09-25-1004

[5] ЗодиакВикипедияhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%B0%D0%BA

[6] Дендерский зодиак — Адрес ссылки в Интернете — http://hnum.ru/sculpture/katalog_eg3/djed/. (К сожалению, на этом сайте редакторы на всех фотографиях древних артефактов сверху записываю электронный адрес своего сайта. По меньшей мере, это не скромно и недопустимо. Фотографии практически загублены даже для просмотра деталей рисунков. Господа эти изображения Вам не принадлежат! Прим. ред.).

[7] Адрес ссылки в Интернете – Калачакра – Википедия — http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D1%87%D0%B0%D0%BA%D1%80%D0%B0

[8] Адрес ссылки в Интернете – Мандала – Википедия — http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D0%BB%D0%B0

[9] Куликовский П.Г. Справочник любителя астрономии. Государственное издательство физико-математической литературы. М., 1961 г., с. 121.

[10] МоисейВикипедияhttps://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%BE%D0%B8%D1%81%D0%B5%D0%B9_%28%D0%9C%D0%B8%D0%BA%D0%B5%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B6%D0%B5%D0%BB%D0%BE%29

Матрица Мироздания сакральный базис древней науки Алхимия

На нашу работу на сайте в разделе «Иудаизм» — Сакральный смысл символа Бафомет в матрице Мироздания пришел уже второй комментарий, автор которого — «Предыдущий» указывает на необходимость рассмотреть «алхимический» аспект символа Бафомет: «И всё же, что насчет алхимии? Алхимический генезис Бафомета очевиден и элементарная исследовательская добросовестность требует изучить этот факт, если конечно мы, в самом деле, ищем рабочую концептуальную модель». Настоящая статья будет, в частности, нашим ответом на заданные вопросы. Так что же является сакральным базисом древней науки – «Алхимия»?! Вначале рассмотрим современное научное понимание древней науки «Алхимия». Обратимся к свободной энциклопедии Википедия:

«Алхимия [1] (лат. alchimia, alchymia, от араб. خيمياء‎‎ al-kîmîa, предположительно от египетского «kēme» — чёрный, откуда также греческое название Египта, чернозёма и свинца — «черная земля»; другие возможные варианты: др.-греч. Χυμος — «сок», «эссенция», «влага», «вкус», др.-греч. Χυμα — «сплав (металлов)», «литье», «поток», др.-греч. Χυμευσις — «смешивание», др.-греч. Χιμαιρα — «Химера») — общее название существующих в различных культурах систем трансформации как физических предметов (в первую очередь металлов) или человеческого организма, так и духовного.

История алхимии

См. также: История химии

Александрийская алхимия

Алхимия складывается в эпоху поздней античности (II-VI века н. э.) в александрийской культурной традиции и представляет собой форму ритуального герметического искусства. В большой степени алхимия базируется на учении о 4 первоэлементах Аристотеля.

Рис. 1. Алхимические символы элементов. 1 — олово; 2 — свинец; 3 — золото; 4 — сера; 5 — ртуть; 6 — серебро; 7 – железо.

Основными объектами изучения александрийской химии (термин «алхимия» появится позже у арабов) являлись металлы. В александрийский период сформировалась традиционная металлопланетная символика алхимии, в которой каждому из семи известных тогда металлов сопоставлялась соответствующее небесное светило:

Небесным покровителем химии в Александрии стал египетский бог Тот или его греческий аналог Гермес.

Центром алхимии того периода считался храм Сераписа, при котором ок. 235 г. был открыт филиал Александрийской библиотеки. Среди значительных представителей греко-египетской алхимии, имя которых дошло до наших дней, можно отметить Болоса Демокритоса, Зосима Панополита, Олимпиодора. Написанная Болосом книга «Физика и мистика» (ок. 200 до н. э.) состоит из четырёх частей, посвящённых золоту, серебру, драгоценным камням и пурпуру. Болос впервые высказал идею трансмутации металлов — превращения одного металла в другой (прежде всего неблагородных металлов в золото), ставшую основной задачей всего алхимического периода. Зосим в своей энциклопедии (III в.) определил khemeia как искусство делания золота и серебра, описал «тетрасомату» — стадии процесса приготовления искусственного золота; особо он указывал на запрет разглашения тайн этого искусства.

В конце III в. в 296 г. египтяне под предводительством Домиция Домициана подняли восстание против римского императора Диоклетиана. Прибывший в Египет правитель Римской империи подавил восстание и издал эдикт, которым повелевалось собрать все старинные книги, учившие тому, как делать золото и серебро, и сжечь их. Это объясняли желанием Диоклетиана уничтожить источник богатства, а вместе с тем и высокомерия египтян. Однако от александрийского периода осталось также и множество герметических текстов, представлявших собой попытку философско-мистического объяснения превращений веществ, среди которых знаменитая «Изумрудная скрижаль» Гермеса Трисмегиста.

Алхимия на Арабском Востоке

Рис. 2. Европейское изображение Ар-Рази в книге, Герарда Кремонского «Канон врачебной науки» (перевод труда Ибн Сины), 12501260 гг.

После падения Римской империи центр алхимических исследований перемещается на Арабский Восток, и арабские учёные становятся главными исследователями и хранителями античных трудов.

В конце VIII века персидский алхимик Джабир ибн Хайян развил теорию Аристотеля о первоначальных свойствах веществ (тепле, холоде, сухости, влажности), добавив ещё два: свойство горючести и «металличности». Он предположил, что внутреннюю сущность каждого металла всегда раскрывают два из шести свойств. Например, свинец — холодный и сухой, золото — теплое и влажное. Горючесть он ассоциировал с серой, а «металличность» с ртутью, «идеальным металлом».

Согласно учению Джабира, сухие испарения, конденсируясь в земле, дают серу, мокрые — ртуть. Сера и ртуть, соединяясь затем в различных отношениях, и образуют семь металлов: железо, олово, свинец, медь, ртуть, серебро и золото. Золото как совершенный металл образуется, только если вполне чистые сера и ртуть взяты в наиболее благоприятных соотношениях. Таким образом, он заложил основы ртутно-серной теории[1][2]. Эти принципы объясняли все характерные физические свойства металлов (ковкость, горючесть и пр.) и обосновывали возможность трансмутации.

Джабир ибн Хайян также ввел представление о философском камне, как о некой субстанции, которая может изменить соотношение ртути и серы в любом металле и превратить его в золото и одновременно исцелять все болезни и давать бессмертие, а также о гомункуле.[3][4], развил учение о нумерологии, связав арабские буквы с названиями веществ.

Другой арабский учёный Ар-Рази в конце IX века усовершенствовал теорию о первоначальных элементах, добавив ещё одно свойство металлов, «принцип твёрдости», которую он ассоциировал с солью.

Арабские алхимики внесли существенный вклад в развитие естественно-научных исследований, например, создав дистилляционный аппарат.

Центром арабской алхимии стал Багдад, а затем Академия в Кордове[5]

Проникновение алхимии в Европу

После захвата Омейядами Пиренейского полуострова в VIII в. европейская наука получила возможность обогатиться научными достижениями Арабского Востока. Кроме того, обстоятельством, способствующим проникновению древнегреческих алхимических представлений в Европу стало изучение античных трудов, например доминиканцами Альбертом Великим (трактаты «Пять книг о металлах и минералах», «Малый алхимический свод») и его учеником Фомой Аквинским.

Убежденный в совместимости греческой и арабской науки с христианской доктриной, Альберт Великий способствовал введению философии Аристотеля в схоластические курсы преподавания в Сорбонне1250 г.).

Первым европейским алхимиком стал францисканец Роджер Бэкон (1214-1294) (трактаты «Зеркало алхимии», «О тайнах природы и искусства и о ничтожестве магии»), также положивший начало экспериментальной химии в Европе.[6] Он изучал свойства селитры и многих других веществ, нашёл способ изготовления чёрного пороха. Среди других европейских алхимиков следует упомянуть Арнольда из Виллановы (1235-1313), Раймунда Луллия (1235—1313), Василия Валентина (немецкого монаха 15-16 вв.). Уже в первой половине XIV в. папа римский Иоанн XXII запретил алхимию в Италии, тем самым положив начало «охоте на ведьм», направленной против алхимиков.[7]

Алхимия в эпоху Возрождения

Рис. 3. «Алхимик Сендзивой» («Alchemist Sędziwój») Ян Матейко.

В XIV-XVI вв. алхимия все теснее связывала свои цели с задачами практической металлургии, горного дела, медицины.

Наиболее значительный вклад в этот период совершил Парацельс. Он отказался от некоторых оккультных черт алхимии и сосредоточился на проведении физических и химических экспериментов, а также изучении свойств человеческого тела. Парацельс впервые начал использовать химические вещества и минералы в медицине.[8]

В то же время возможность получения золота способствовала росту числа шарлатанов и мошенников, стремившихся завладеть бесценными сокровищами. Кроме того, многие алхимики (настоящие или мнимые) стали пользоваться поддержкой властей. Так, многие короли (Генрих VI, Карл VII) содержали придворных алхимиков, ожидая от них рецепта получения золота.

Император Рудольф II был покровителем странствующих алхимиков, и его резиденция представляла центр алхимической науки того времени. Императора называли германским Гермесом Трисмегистом. Курфюрст Август Саксонский и его супруга Анна Датская лично проводили опыты: первый — в своем дрезденском «Золотом дворце», а его супруга — в роскошно устроенной лаборатории на своей даче «Фазаний сад». Дрезден долго оставался столицей государей, покровительствующих алхимии, особенно в то время, когда соперничество за польскую корону требовало значительных денежных расходов. При саксонском дворе алхимик Иоганн Бёттгер, не сумевший сделать золото, первым в Европе изготовил фарфоровые изделия.

Упадок алхимии начинается с XVI в., несмотря на то, что и в XVII и в XVIII в. некоторые учёные оставались приверженцами алхимических идей.

Философия алхимии

Рис. 4. Изображение алхимического андрогинаребиса XV в.; из собрания Баварской государственной библиотеки

Целью алхимиков во всех культурах является осуществление качественных изменений внутри одушевлённого или неодушевлённого предмета, его «перерождение» и переход «на новый уровень».

Алхимию, занимающуюся получением золота, составлением препаратов и снадобий, «пилюль бессмертия», изучением глубинной (оккультной) сущности веществ и химических реакций называют внешней алхимией.

Трансмутацией духа, достижением абсолютного здоровья или даже бессмертия при помощи определенных упражнений — внутренней алхимией.

В рамках внутренней алхимии человек или его отдельные материальные и нематериальные компоненты (сознание, тело, дух, душа, отдельные энергии и т.п.) рассматриваются как субстанции, обладающие определёнными химическими и физическими свойствами, с которыми можно производить операции, описываемые на языке химических превращений. Параллельно основной – химической — метафоре часто развиваются другие символические ряды; особенно богата в этом отношении европейская алхимия. Так например, философский камень именовался как «красный лев», «великий эликсир», «философское яйцо», «красная тинктура», «панацея», «жизненный эликсир» и пр.[9]

Все без исключения алхимические учения отличаются таинственностью и секретностью, что часто давало повод к их превратному пониманию. Однако магические обряды, ритуальные действия, заклинания рассматривались как способ влияния на природные и божественные силы, которые могли помочь в осуществлении мистического творения, то есть превращения одного вещества в другое (трансмутация, тетрасомата и пр.).

Превращения обоснованы наличием первоматерии, первоначальных элементов: четырёх в западной традиции (огня, воды, земли и воздуха) и пяти в восточной (огня, воды, земли, металла и дерева).

В европейской алхимии между первоматерией и отдельными порождёнными ею материальными телами лежат два промежуточных «звена».

Первое звено — это всеобщие качественные принципы мужского (сера) и женского (ртуть) начал. В XV веке к ним добавили ещё третье начало — «соль» (движение).

Второе звено — это состояния, качества, свойства первоэлементов: земля (твёрдое состояние тела), огонь (лучистое состояние), вода (жидкое состояние), воздух (газообразное состояние), квинтэссенция (эфирное состояние).

В результате взаимодействия качественных принципов (начал) и состояний первоэлементов можно осуществлять любые трансмутации веществ.

Рис. 5. Уроборос. Гравюра Л. Дженниса из книги алхимических эмблем «Философский камень». 1625 г.

Во всех алхимических традициях исключительную роль играет ртуть и её сульфидкиноварь (HgS), которые порой даже дают название всей алхимической системе, как, например, «расаяна» (один из смыслов — «колесница ртути», «учение ртути») — индийская алхимическая традиция, «дань (цинь)» («(искусство) киновари») — название даосской алхимии. В европейской алхимии слово, обозначающее ртуть, совпадает с именем покровителя алхимии — Меркурия (бога и планеты) и её легендарного основателя (Гермеса Трисмегиста).

Кроме того, используются сера, 6 традиционных металлов (свинец, железо, медь, олово, серебро, золото), соединения мышьяка (прежде всего аурипигмент и реальгар), сурьма, селитры, щелочи и некоторые другие неорганические соединения и органические соединения. В китайской, индийской и тибетской алхимии также драгоценные камни и травы.

Во всех алхимических системах важное значение имеют идеи:

Последняя в европейской алхимии имеет форму «химической свадьбы», «королевского брака», соития брата и сестры, Солнца и Луны, Гермафродита и Салмакиды, самца и самки разных животных и т. д., в индийской — союза Шивы и Шакти, в китайской — соединения дракона и тигра или встречи Пастуха и Ткачихи (Небесной Девы).

Для александрийской, арабской и европейской алхимических традиций крайне важную роль играет также идея смерти (обычно в форме убийства) и воскресения (воскрешения).

Роль алхимии в истории науки

Представление об алхимии как «примитивной химии», сложившееся в науке к концу XIX в., было полностью пересмотрено в XX в. Однако считается, что именно алхимия дала толчок к развитию современной химии. В исследованиях различных алхимических традиций алхимические системы трансформации человеческого существа часто обозначают как «внутреннюю алхимию», а практики получения различных веществ — как «внешнюю алхимию».

Рис. 6. Алхимические инструменты: (по алфавиту) сосуд, мензурка, кривой выпуск, капсуль, сплавниковый фильтр с выпуском, капельница или пипетка, кривой слив, закрытый омыватель, фильтр газа, отсеивалка, сборник, сжигатель с большим выхлоповником, сито или фильтр, форматор с малым сливом; и знаки: (от знака Δ по часовой стрелке) огонь, вода, воздух, земля, соль, сера, восемь неясных знаков, золото, серебро,олово, медь, ?, железо, ртуть, свинец, щёлочь, неясные знаки.

Реальные алхимические традиции, по всей видимости, сочетают внутреннюю работу с получением и приёмом некоторых веществ. Как и все эзотерические знания, алхимия строится на постулате о подобии микрокосма и макрокосма.

Неясно, насколько алхимические системы разных культур изоморфны друг другу и, в частности, насколько аналогичны их конечные результаты. Также остаются открытыми вопросы о генезе алхимических традиций, существовании единого их источника, взаимных связях и заимствованиях. Некоторыми исследователями предполагается связь внутри следующих групп: платонизм, позднеантичный гностицизм, христианство, неоплатонизм, зороастризм, манихейство, суфизм, эллинистическая, египетско-эллинистическая, византийская, арабская и европейская алхимия.

Психологическая интерпретация алхимии К. Юнгом

В начале XX в. швейцарский психолог Карл Юнг предположил, что алхимическая философия представляла собой «протопсихологию», нацеленную на достижение индивидом индивидуации или попытку духовного развития[10], которая достигается, в частности, в результате Великого Делания[11][12]. Уробороса Юнг считал символом бессмертия и одним из основных алхимических архетипов. Поиск философского камня был стремлением научиться обращаться со смертью, а процесс его изготовления Юнг сравнивал с этапами становления личности[13].

Следует отметить, что Юнг не был пионером в рассмотрении алхимии в свете психоанализа. Первым такой подход предложил Итан Аллен Хичкок ещё в XIX в. Затем, Херберт Зильберер, ученик Зигмунда Фрейда, рассмотрел поздний алхимический трактат «Парабола» в связи с «Эдиповым комплексом». Однако именно подход Юнга, с учением о коллективном бессознательном, достиг наибольшей популярности и обрёл последователей.

Алхимия также «вместила в себя» идеи гностицизма, которые формально до начала Эпохи Возрождения находились в забвении[14]. Теория Юнга была поддержана другими исследователями, например Стефаном А. Хёллером, Вальтером Пагелем, Марией-Луизой фон Франц и др.

См. также:

КОММЕНТАРИЙ:

Итак, из приведенного выше обзора следует, что – Алхимия – это «общее название существующих в различных культурах систем трансформации как физических предметов (в первую очередь металлов) или человеческого организма, так и духовного». … Как и все эзотерические знания, алхимия строится на постулате о подобии микрокосма и макрокосма. …

Неясно, насколько алхимические системы разных культур изоморфны друг другу и, в частности, насколько аналогичны их конечные результаты. Также остаются открытыми вопросы о генезе [2] алхимических традиций, существовании единого их источника, взаимных связях и заимствованиях».

Попробуем показать, что генезисом (переводпроисхождение, возникновение, (за)рождение) и «единым источником» или сакральным базисом науки Алхимия была матрица Мироздания. В этом нам поможет, в частности, санскритское слово – «Расаяна», которое в силу широкой семантики [3] (множественность значений) санскритских слов было переведено только как – ««расаяна» (один из смыслов — «колесница ртути», «учение ртути») — индийская алхимическая традиция»: Выше рассказывалось также, что:

«Во всех алхимических традициях исключительную роль играет ртуть и её сульфидкиноварь (HgS), которые порой даже дают название всей алхимической системе, как, например, «расаяна» (один из смыслов — «колесница ртути», «учение ртути») — индийская алхимическая традиция, «дань (цинь)» («(искусство) киновари») — название даосской алхимии. В европейской алхимии слово, обозначающее ртуть, совпадает с именем покровителя алхимии — Меркурия (бога и планеты) и её легендарного основателя (Гермеса Трисмегиста)».

Несколько слов о минерале, из которого с древних времен добывалась ртуть. Материал из свободной энциклопедии Википедия:

Киноварь

Рис. 7. «Ки́новарь [4] (др.-греч. κιννάβαρι, лат. cinnabari), — HgSминерал, сульфид ртути (II). Самый распространённый ртутный минерал. Имеет алую окраску, на свежем сколе напоминает пятна крови. На воздухе постепенно окисляется с поверхности, покрываясь тонкой плёнкой побежалости (HgО). Греческое название киновари, употребляемое ещё Теофрастом, по одной из версий происходит от др.-перс. zinjifrah, вероятно, означавшем «драконья кровь». Киноварью также называют неорганический пигмент, в прошлом получаемый из данного минерала, и соответствующий оттенок красного цвета — см. киноварный цвет. Киноварь содержит 85,83% ртути. Кристаллизуется в тригональной сингонии, образуя преимущественно мелкие ромбоэдрические или толстотаблитчатые кристаллы, кристаллически-зернистые или порошковатые массы. Характерны двойники прорастания. Спайность совершенная в одном направлении. Хрупкая. Цвет красный, иногда наблюдается тёмная синевато-серая побежалость. В тонких осколках киноварь прозрачна, обладает ярким «алмазным» блеском. Твёрдость по минералогической шкале Мооса 2-2,5; плотность 8,09-8,20 г/см³. Легко плавится и при нагревании на воздухе до 200 °C полностью улетучивается с образованием паров ртути и сернистого газа. Растворима только в царской водке.

Рис. 8. Двойники кристаллов киновари ≈1,5 см. Никитовское месторождение, с http://mindraw.web.ru

Рис. 9. Тригональная сингония [5] кристаллов киновари. «В кристаллографии тригональная сингония — одна из семи сингоний. Определяется тремя базовыми векторами одинаковой длины, с равными, но не прямыми, углами между векторами. Сингони́я (от греч. σύν, «согласно, вместе», и γωνία, «угол» — дословно «сходноугольность») — одно из подразделений кристаллов по признаку формы их элементарной ячейки. В основном применяется в кристаллографии для категоризации кристаллов, но представление о сингонии само по себе является одной из тем трехмерной евклидовой геометрии».

Киноварь — наиболее распространённый минерал ртути. Образуется в гидротермальных близповерхностных месторождениях, вместе с кварцем, кальцитом, баритом, антимонитом, пиритом, галенитом, марказитом, реже с самородным золотом.

Крупнейшее в мире ртутное месторождение Альмаден находится в Испании, на долю которой до недавнего времени приходилось около 80% мировой добычи ртути, в Югославии (Авала), Словении (Идрия), США (Нью-Альмаден). Плиний Старший упоминает в своих сочинениях, что Рим закупал в Испании ежегодно до 4,5 т ртути».

Продолжим наши исследования. В нашей работе на сайте в разделе «Египтология» — Эхнатон или Аменхотеп IV не поклонялся Единому богу, мы подробно рассказывали о пространствах Верхнего мира от 1-го до 20-го уровня матрицы Мироздания (рис. 15 и 16). В другой нашей работе — Тайна названия египетской Книги Мертвых в матрице Мироздания (рис. 5, 6 и 7) мы рассказывали о том, что в пределах этих пространств Верхнего мира матрицы Мироздания по представлениям египетских жрецов располагалось «Название» «Книги мертвых» или «Книге исхода при свете дня» душ из Нижнего мира Матрицы Мироздания. Там же располагается пространство «Джив» или «Душ», которые, в частности, воплощаются в Нижнем (материальном мире) мире матрицы Мироздания. Используя аналогичную методику, запишем в матрицу Мироздания санскритское слово «Расайана», которое, как мы говорили выше в нашем КОММЕНТАРИИ, напрямую связано с сакральным базисом древней науки «Алхимия». Ниже на рисунке 10 показан результат такой записи.

Рис. 10. На рисунке справа вверху (1) – показана запись в Верхний мир матрицы Мироздания «Имени» Ведического бога Брахмы [6] , который является сотворцом нашей Вселенной. «Пространства» Брахмы и, соответственно, «Сотворенного» Им мира располагаются от 20-го уровня Верхнего мира матрицы Мироздания до «дна» нашей вселенной (36-ой уровень Нижнего мира матрицы Мироздания). Более подробно мы обсуждали это в нашей статье на сайте раздел «Религии Индии» — Одна из тайн Брахма-Самхиты о размерах Духовного и Материального мира в матрице Мироздания. Слева вверху показано изображение четырех-ликого (четырехголового) Брахмы на лотосе. Древние славяне, исповедующие Ведическую концепцию о божественном мироздании, обладали аналогичными знаниями. Об этом мы рассказывали в нашей работе раздел «Древние славяне» — Тайный смысл Збручского идола в матрице Мироздания и его аналогии с Брахмой и Амоном-Ра. Слева внизу показана запись на санскрите Джива Лока — «пространства» «Джив» или «Душ» во вселенной или матрице Мироздания. Справа внизу показана запись на санскрите в матрицу Мироздания слова Расайана или Раса — Йана. Именно это слово, записанное в матрицу Мироздания, и открывает нам сакральный смысл древней науки «Алхимии». Вот различные переводы этого слова из Санскритско-Русского словаря Кочергиной В.А. [7] : РАСА – 1. сок (растения), 2. сироп, 3. жидкость, вода, 4. сердцевина, 5. суть, сущность, 6. ртуть, 7. доза лекарства, 8. глоток яда, 9. привкус, вкус (признак – их 6 – сладкий, соленый, горький, кислый, острый, пресный), 10. язык (как орган вкуса), 11. чувство, склонность к …, 12. восторг, 13. раса, эмоция или аффект. Из всех возможных вариантов перевода этого слова ученые из-за частого употребления слова ртуть в «Алхимии» выбрали именно этот вариант перевода слова РАСА. На самом деле, если сравнивать «пространства» «ДживДуш» в матрице Мироздания и «пространства» слова РАСА, то более уместный перевод слова РАСА должен соотноситься со свойствами Души, которая «притянулась» к миру «наслаждений» в материальном Мире (Нижний мир матрицы Мироздания). Тогда правильный перевод этого слова будет следующим: привкус, вкус (взаимоотношений в материальном мире воплощенных сущностей), чувство, склонность к … – материальным формам взаимоотношений (власть над природой — что хочу, то ворочу), «личная» сила и собственная значимость (Я, Я, Мое, Мое, Мне, Мне и т.д., хотя «Я» на самом деле — это тайное Имя Господа), эмоция или аффект (и думал Букреев мне челюсть круша, и жить хорошо, и жизнь хороша …). Теперь перевод слова ЙАНА – 1. ведущий (о пути), 2. путешествие, 3. поход, 4. повозка, средство передвижения, 5. выступление в поход (один из шести методов политики). В итоге правильный перевод слова РАСА-ЙАНА – может быть таким – Склонность к путешествию (в материальный Мир), но никак не ртуть?! Более того, из Катехизиса Православной веры говориться – «Отцы церкви, рассуждая о человеке, понимают, что человек — это Дух, живущий в Душе, а Душа в Теле. Дух разговаривает с Богом. …». Так, что наши результаты исследований и перевод не противоречат основным положениям христианства о человеке, хотя рассматривают концепцию Человека и Мироздания более широко и в них используются тайные знания древних о Человеке и Мироздании из разных религиозных представлений на основе сокровенного базиса — матрицы Мироздания. Так, что наша сущность Духовна и относится к Духовному миру, а Душа и плотное Тело (и тонкоматериальное Тело) к Материальному миру, так как принципиально существуют два Мира – Духовный и Материальный. К моему сожалению, из тех литературных источников, которые мне известны, я полагаю, что в современном Христианстве такое четкое разграничение миров на — Духовный и Материальный мир не делается?! О таком разграничении говорят Веды. Древняя наука «Алхимия», в том виде, как она известна современной науке – это (разрозненные) остатки древних знаний, о том как «просветленные» высоко — духовные сущности, воплощенные в Материальном мире, могли уподобиться и действовать в этом мире, как «сотворцы равные», например, богу Брахме. В итоге: Современный научный взгляд на «Алхимию» правильный – «Алхимия – это общее название существующих в различных культурах систем трансформации как физических предметов (в первую очередь металлов) или человеческого организма, так и духовного. (духовной трансформации сознания людей. Прим. ред.)».

Приведем некоторые высказывания Гермеса Трисмегиста [8] . Они актуальны и сегодня:

«Избегай беседовать о нашем учении с толпой: не потому, что требую его ревностного хранения, а потому, что толпа высмеет тебя. …

Гермес. Ты веришь, сын мой, что каждая душа имеет благой ум? Ибо именно о таком уме я говорю, но не о том, о котором я говорил ранее, уме–служителе, который Правосудием послан вниз [Менар: который состоит на службе у души и служит орудием правосудия]. 24) Душа без ума не могла бы ни говорить, ни действовать. Часто ум покидает душу, и тогда она ничего не видит, ничего не слышит и похожа на бессловесную тварь. Вот как велико могущество ума. Но он не поддерживает души порочные и оставляет их привязанными к телу, которое тянет их вниз. Такая душа, сын мой, лишена ума, и в этом случае существо не может больше называться человеком. Ибо человек – существо божественное, которое следует сравнивать не с земными животными, но с существами небесными, называемыми богами. Или, скорее, не побоимся сказать правды, настоящий человек выше их или, по крайней мере, равен им».

Таким образом нам удалось показать, что генезисом (происхождение, возникновение, (за)рождение) и «единым источником» или сакральным базисом науки Алхимия в древности были знания о матрице Мироздания. В определенном смысле (энергетическая) матрица Мироздания и есть тот самый «Философский камень», благодаря которому или в котором происходит всякого рода «трансформации». И отвечая на комментарий нашего читателя об «Алхимическом генезисе Бафомета?!», мы можем сказать, что это всего лишь символ, отражающий определенные процессы трансформации человеческого сознания в диапазоне пространства матрицы Мироздания, с которым он совместился, как это было показано в нашей работе — Сакральный смысл символа Бафомет в матрице Мироздания. (Раздел «Иудаизм»).

Более детальную информацию о матрице Мироздания можно получить, познакомившись со статьями на сайте, в частности, в разделе «Египтология» – Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть первая. Пифагор, Тетрактис и бог Птах и Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта. Однако, практически подавляющее количество статей на сайте рассказывают о матрице Мироздания как сакральном базисе различных религиозных концепций, и об использовании знаний о матрице Мироздания для исследования религий древности и их священных символов.

©Арушанов Сергей Зармаилович 2012 г.

Приложение:

Гермес Трисмегист

Некоторым читателям может быть интересно познакомиться более подробно с легендарной личностью – Гермесом Трисмегистом [9]Гермесом трижды величайшим. Материал из свободной энциклопедии Википедия:

«Герме́с Трисмеги́ст — (греч. Ἑρμῆς ο Τρισμέγιστος; лат. Mercurius ter Maximus) — Гермес Триждывеличайший — имя синкретического божества, сочетающего в себе черты древнеегипетского бога мудрости и письма Тота и древнегреческого бога Гермеса. В христианской традиции — вымышленный автор теософского учения (герметизм), излагаемого в известных под его именем книгах и отдельных отрывках (герметический корпус).

Гермес Трисмегист как божество

Старейшее упоминание о Гермесе Трисмегисте (Меркурии) содержится в трактате Цицерона «О природе богов», где сообщается, что на самом деле было пять Меркуриев, и тот,«которому поклоняются фенеты (жители города Фенея в Аркадии), как говорят, убил Аргуса, по этой причине бежал в Египет и сообщил египтянам законы и письменность. Египтяне этого называют Тотом, и так же называется у них первый месяц в году по лунному календарю, соответствующему началу разлива Нила».[1]

Гермес Трисмегист как философ

По Лактанцию и Августину Гермес Трисмегист известен как весьма древний автор ряда «герметических» произведений, в подлинности которых отцы церкви не сомневались.

Рис. 11. Гермес Меркурий Трисмегист, современник Моисея. Мозаика на полу кафедрального собора Сиены, 1480-е годы.

Лактанций в своем трактате «О гневе божьем» указывает, что Трисмегист гораздо древнее Пифагора и Платона. Он считает Трисмегиста одним из важнейших языческих провидцев, предсказавших приход христианства. В «Установлениях» Лактанций стремится показать, что языческая мудрость согласуется с христианским учением, в подтверждение этой мысли он обильно цитирует по-гречески трактат Гермеса «Совершенное слово», известный сейчас в латинском переводе как «Асклепий».[2]

Августин в трактате «О граде божьем», кн. 18, гл. 39, пишет, что Меркурий Трисмегист хотя и старше греческих мудрецов, но моложе Моисея. Именно, Моисей жил одновременно с великим астрологом Аласом, братом Прометея, который был прапрадедом Меркурия Трисмегиста. Августин признает Трисмегиста пророком пришествия христианства, но в отличие от Лактанция не видит в этом заслуги, ибо знание будущего Трисмегист получил от демонов, которым он служил. Августин в кн. 8 гл. 23 подробно обсуждает и порицает тот фрагмент «Асклепия», в котором описывается одушевление статуй путем магического привлечения в них духов или демонов.

Климент Александрийский упоминает 36 книг Гермеса, заключающих в себе всю египетскую философию, 6 его книг по медицине, две книги с музыкой и гимнами Гермеса, и 4 книги Гермеса о звездах. При этом Климент не цитирует ни одной из них.[3]

В средневековой Европе ходило множество трактатов на латинском языке, приписываемых Гермесу Трисмегисту и посвященных в основном магии, астрологии, алхимии и медицине, важнейшими из них являются «Асклепий» и знаменитая «Изумрудная скрижаль». Во второй половине XV века Фичино добавляет к ним греческий текст «Поймандра», то есть первые 14 трактатов т. н. Герметического корпуса.

Рис. 12. Гермес Трисмегист, D. Stolcius von Stolcenbeerg: Viridarium chymicum, 1624 г.

В 15-16 веках Трисмегист пользовался непререкаемым авторитетом как древнейший философ и маг. Показательно, что Фичино отложил перевод диалогов Платона для того, чтобы прежде перевести оказавшиеся в его руках трактаты из герметического корпуса. Впервые глубокое сомнение в подлинности сочинений Гермеса Трисмегиста высказал Казобон, который анализировал греческий текст фичиновского «Поймандра» и высказал предположение, что сочинения Гермеса Трисмегиста были фальсифицированы в раннехристианскую эпоху с целью приспособления христианской доктрины ко вкусам язычников и показывает, что они составлены отчасти по произведениям платоников, отчасти по христианским священным книгам.[4] Сам факт существования Гермеса Трисмегиста Казобон не отрицал, вплоть до первой половины XVIII века Трисмегиста рассматривали как реальное историческое лицо.[5]

Современные исследователи (Фестюжьер, Ф. Йейтс) полагают, что «Асклепий» и трактаты герметического свода были написаны примерно во 2-3 в. н. э., латинский перевод «Асклепия» выполнен до 4 в. н. э. При этом принято считать, что Казобон преувеличил роль христиан в создании герметических сочинений».


[1] Алхимия – адрес ссылки в Интеренете – Википедияhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%C0%EB%F5%E8%EC%E8%FF

[2] Ге́незис [1] (греч. Γένεσις, Γένεση) — происхождение, возникновение, (за)рождение. Происходит от названия ветхозаветной Книги Бытия (лат. Genesis). Адрес ссылки в Интеренете – Википедияhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D0%B7%D0%B8%D1%81

[3] Сема́нтика (от др.-греч. Σημαντικός — обозначающий) — раздел языкознания, изучающий значение единиц языка. В качестве инструмента изучения применяют семантический анализ. В конце XIX — начале XX века семантика часто называлась также семасиологией (от др.-греч. Sēmaino — указываю, означаю). Учёные, занимающиеся семантикой, до сих пор обычно называются семасиологами. Также «семантикой» может обозначаться сам круг значений некоторого класса языковых единиц (например, «семантика глаголов движения»). Адрес ссылки в Интернете — Википедия — http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B5%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0

[4] Киноварь. Адрес ссылки в Интеренете – Википедияhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8C

[5] Тригональная сингония – Википедия http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D1%8F

[6] Бра́хма (санскр. ब्रह्मा; Brahmā IAST) — бог творения в индуизме. Наряду с Вишну и Шивой является одним из богов Тримурти. Супруга Брахмы — богиня знания и учёности Сарасвати. Брахму часто отождествляют с ведическим божеством Праджапати. Адрес ссылки в Интернете — http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D1%80%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0. Не следует путать с Брахман.

[7] В.А. Кочергина. Санскритско-Русский словарь, «Филология», М., 1996 г.

[8] Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада, (перевод Богуцкого) К., Киев, «Ирис», Москва «Алетейа», 1998 г., с. 54, 55.

[9] Гермес Трисмегист – Википедияhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B5%D1%81_%D0%A2%D1%80%D0%B8%D1%81%D0%BC%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D1%81%D1%82

Эхнатон или Аменхотеп IV не поклонялся Единому богу

Египтология, как и другие современные науки полна мифов, которые могут быть близки к истине, но могут быть также очень далеки от таковой. Одним из таких мифов являются представления о том, что Эхнатон или Аменхотеп IV – «Поклонялся Единому богу». Рак В.И. говорит в своей очень интересной статье, которая приведена в Приложении, в частности, следующее – «Эта первая в мировой истории попытка ввести монотеизм (единобожие) не удалась». На самом деле, как мы написали в названии нашей статьи — Эхнатон или Аменхотеп IV не поклонялся Единому богу! При внешнем кажущемся многобожии древней религии Египта, она была по сути монотеистической. Об этом мы писали в нашей работе на сайте — Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта (рис. 13). Эхнатон, как раз наоборот, «снизил планку верований» от представлений о Едином боге в Духовном мире (Верхний Египет) до уровня представлений о Материальном мире (Нижний Египет) древних жрецов Египта . И – «диск Атона (Йати), не олицетворял солнечный диск»?! Попробуем обосновать нашу точку зрения.

Кратко рассмотрим историю жизни Эхнатона или Аменхотепа IV и его религиозную реформу. Обратимся к свободной энциклопедии Википедия:

«Аменхоте́п IV (позднее Эхнато́н) [1] (Новое царство, XVIII династия) — фараон Древнего Египта (1375-1336 гг. до н. э.), правивший приблизительно в 1353 (или 1351) — 1336 (1334) годах до н. э., из XVIII династии, выдающийся политик (при его правлении Египет стал приходить в упадок. Прим. ред.), знаменитый религиозный реформатор (это тот самый миф, о котором мы говорили выше. Прим. ред.), во время правления которого произошли значительные изменения в египетской жизни — в политике и в религии. Сын Аменхотепа III и царицы Тейе.

Рис. 1. Статуя фараона Эхнатона из храма Атона в Карнаке. Каирский египетский музей. Египет.

Обстановка в начале правления Аменхотепа

Ещё в молодые годы Аменхотеп IV стал соправителем отца, который в последние годы своей жизни был тяжело болен. В это время, как и в первые годы самостоятельного правления Аменхотепа, на ведение государственных дел большое влияние оказывала его мать, умная и энергичная царица Тейе.

Рис. 2. Тия (Тейе) – мать Эхнатона. Скульптура в Египетском музее в Берлине.

В начале правления Аменхотепа, с царями Митанни и Вавилонии существовали дружественные отношения. Царь Митанни Тушратта, прося нового фараона о продлении дружбы между обоими дворами, советовал ему справляться о международных делах у матери, и сам просил вдовствующую царицу оказывать влияние в благоприятном ему смысле на сына. Также вавилонский царь Бурна-Буриаш II прислал Аменхотепу поздравительное письмо в связи со вступлением последнего на престол, в котором он заверял фараона в своей дальнейшей дружбе. Хеттский царь Суппилулиума I также написал ему письмо, в котором он жаловался, что не получил ответа на своё первое письмо и требовал, чтобы Аменхотеп IV, подобно своему отцу, был дружен с ним и выполнял «братские» обязательства. Однако Аменхотеп с самого начала правления был недоволен Суппилулиумой I и не ответил даже на его первое письмо, в котором хеттский царь, видимо, поздравлял египетского царя с восшествием на престол. Видимо, между Хеттским царством и Египтом наметились серьёзные разногласия, о которых умалчивал в своём письме Суппилулиума.

Преобразования Эхнатона

Причины реформ

Царствование Эхнатона стало временем невероятной религиозной реформы, которая потрясла все устои традиционного древнеегипетского общества, цивилизации и культуры. Причины этой реформы Эхнатона, которую иногда называют атонистической революцией, до конца не ясны. Захват египетскими фараонами большой добычи во время завоевательных войн в Передней Азии и Нубии привёл к необычайному обогащению рабовладельческой аристократии. Особенно обогатилось фиванское высшее жречество. Непомерное усиление фиванского жречества, тесно связанного со старой потомственной знатью и со жречеством местных провинциальных культов, стало опасным для царской власти.

Кроме того, происхождение Аменхотепа, сына царицы Тейе, которая не принадлежала ни к царскому дому, ни, возможно, даже и к египетскому народу вообще, по точным правилам престолонаследия лишало этого фараона всякого законного права на престол. Умерший отец его, женившись незаконно и обойдя этой женитьбой всех удельных наследниц царской крови, лишил этим поддержки законного права сына. В глазах жреческого сословия молодой царь был незаконным властителем, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Другие исследователи высказывают предположения, что реформа была необходима для создания общей религии для более тесного сплочения обширной Египетской державы, где в каждом городе почитался свой бог, нередко являющийся враждебным по отношению к богу другого города. Такое многобожие мешало объединению египетского народа в единое целое. (Это тоже миф. Прим. ред.)

Введение культа Атона

Пытаясь укрепить свою самодержавную власть, Аменхотеп IV, опираясь на неродовитых служилых людей, так называемых немху (что означало «сироты», конечно, в переносном смысле), выступил против жречества и в первую очередь против жречества главного бога Амона-Ра. Сила жречества и тесно связанной с ним знати, естественно, зиждилась на религии. Чтобы ослабить противника, необходимо было лишить его этого идеологического влияния. Сначала Аменхотеп, по-видимому, терпел старый порядок вещей; на первых памятниках своего царствования он ещё молится Амону. Затем Аменхотеп постепенно стал выдвигать, в противовес фиванскому богу Амону, культ ранее малоизвестного бога Атона (Йати), олицетворяющего солнечный диск. Провозгласив себя первосвященником нового бога, Аменхотеп на 3-м году своего правления начал строить в Фивах в его честь храм. На 4-м году началась отделка стен нового храма. Атон изображался в образе человека с головой сокола, увенчанной солнечным кругом.

Рис. 3. Эхнатон и Нефертити с семьёй. Staatliche Museen zu Berlin — Preußischer Kulturbesitz, Ägyptisches Museum.

На конец 4-го года правления приходится резкий перелом в отношении царя с одной стороны к Атону, с другой — к старым богам. Эхнатон провозгласил себя абсолютным божеством, вечным существом, спасающим и приводящим к вечной гибели. Солнечный диск, Атон, считался небесной, природной «иконой» самого царя. Поэтому меняется и само изображение Атона. Прежний образ человека с головой сокола, увенчанной солнечным кругом, заменился новым — круг с солнечной или царской змеёй (уреем) спереди и множеством устремлённых вниз лучей с кистями человеческих рук на концах. Но, несмотря на это, фараон, видимо, ещё не порвал со старым жречеством. В конце того же 4-го года, уже после «воцарения» Атона, верховному жрецу Амона Маи царь поручал добычу камня для его (фараона) изваяния в каменоломнях Восточной пустыни.

Основание новой столицы

По-видимому, на 6-ом году царствования Аменхотепа IV борьба резко обостряется и вскоре достигает апогея. Фараон вместе со своим двором покидает ненавистные и враждебные ему Фивы и, в 300 км к северу от этого центра почитания Амона-Ра, приказывает основать новую столицу — Ахет-Атон (Ах-Йати, «Заря Атона», ныне городище Тель эль-Амарна). Несколько раньше фараон переименовывает себя в Эхнатона (Их-не-Айти, «Полезный для Атона»). Новые личные имена получают также члены его семьи и его сановники.

Рис. 4. Эхнатон и Нефертити с семьёй (увеличенный фрагмент). Staatliche Museen zu Berlin — Preußischer Kulturbesitz, Ägyptisches Museum [2] . (Вверху в центре – «диск Атон» с лучами (19 лучей?!) в виде рук. Слева Эхнатон, а на его руках одна из дочерей. Справа царица Нефертити. На ее левом плече маленькая дочь, а на коленях еще одна дочь. Символически фреска показывает следующую схему – 1-ый уровень. – Один Диск, 2-ой уровень – Две фигуры – фараон и его жена. 3-ий уровень – Три дочери, 4-ый уровень – Четыре подушки – 2-е под ягодицами и 2-е под ногами фараона и царицы. Фактически это символическое изображение первых четырех уровней пирамиды Нижнего мира матрицы Мироздания. Или аналог священного Тетрактиса Пифагора. Подробно это разобрано в нашей статье на сайте в разделе «Египтология» — Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть первая. Пифагор, Тетрактис и бог Птах (рис. 1). Прим. ред.)

До 8-го года царствования фараона усиленно отстраивается новая столица. Там был сооружен огромный дворец Эхнатона, построенный в основной своей части из белого камня. Этот дворец считают самым большим из всех гражданских зданий древности. Достаточно сказать, что длина восточного фасада официальной части Главного дворца равнялась почти 700 м. Стены дворца были покрыты сюжетными и орнаментальными росписями, отделаны цветными изразцами; полы, потолки, и лестницы красочно расписаны; колонны со сложными капителями раскрашены и инкрустированы цветным фаянсом. Кроме главного дворца в Ахет-Атоне было построено ещё несколько дворцов, меньших по размеру, но также пышно отделанных. В Ахет-Атоне был построен и главный храм Атона, получивший название «Дом Атона». Он состоял из двух громадных каменных сооружений внутри прямоугольной ограды, вытянутой в длину на расстояние 800 м. Все это было окружено особняками царских сановников и обширными садами.

Рис. 5. ПланХрам Атона [3] . Местонахождение: Египет, Тель-Эль-Амарна (на восточном берегу Нила, в 287 км к Югу от Каира, столица древнего Египта Ахетатон) Годы строительства: 14 в. до н.э. В настоящее время храм практически разрушен. «В Ахет-Атоне был построен и главный храм Атона, получивший название «Дом Атона». Он состоял из двух громадных каменных сооружений внутри прямоугольной ограды, вытянутой в длину на расстояние 800 м.». Существенно отметить, что в левой части плана, в «святая святых» — Святилище Бен-бена. «Бенну (Бен-Бен) [4] — в египетской мифологии птица — аналог феникса. По легенде является душой бога Солнца Ра. Название связано со словом «вебен», означающим «сиять». По легенде Бенну появилась из огня, который горел на священном дереве во дворе храма Ра. По другой версии Бенну вырвалась из сердца Осириса. Изображалась в виде серой, голубой или белой цапли с длинным клювом и хохолком из двух перьев, а также в виде жёлтой трясогузки или орла с красными и золотыми перьями. Существуют также изображения Бенну в виде человека с головой цапли. Бенну олицетворяла воскресение из мёртвых и ежегодные разливы Нила. Символизировала солнечное начало». «Феникс [5] провозглашает начало нового цикла и служит, таким образом, «связующим звеном» между пирамидой и звездами Ориона, а в более общем значении, является «душой» Осириса-царя. В «Книге мертвых» (Глава 17) задается вопрос: «Кто он?.. Я великий Феникс из Гелиополя… Кто он? Он — Осирис…», и это практически не оставляет сомнений, кем на самом деле является египетский Феникс». Таким образом, получается, что в Храме Атона Эхнатон и его семья покланялись Бенну, который «родом» из Гелиополя и, соответственно, Осирису! (Прим. ред.)».

Преследование Амона и других старых богов

К 9 — 10 годам правления Эхнатона относятся первые известные нам случаи преследования бога отверженной столицы — Амона. Незадолго до начала 12-го года фараон объявил войну не только Амону, но и всем старым богам. Атон был провозглашен единственным богом, культ всех прочих богов был отменен, храмы закрыты, а жрецы, возможно, разогнаны. Стремясь стереть даже память об именах прежних богов, Эхнатон приказал повсеместно их уничтожать. Особенно тщательно стиралось и соскабливалось имя Амона, жрецов которого больше всего ненавидел фараон, а также имена Мут и Хонсусоставляющие вместе с Амоном, так называемую фиванскую триаду. Даже имени отца не пощадил фараон и изуродовал его, истребив его составную часть — имя Амона, или заменял его личное имя «Аменхотеп» царским именем «Ниб-маат-Ра». Слово «мать» (мут) в гробнице Тии он писал фонетически, чтобы избежать правописания при помощи знака коршуна, которым писалось имя богини Мут.

Зато Атону возводились храмы по всему Египту (Фивы, Ахет-Атон, Гем-Атон, Гелиополь, Мемфис, Гермополь, Фаюм). Эти храмы наделялись большими земельными массивами, охотничьими и рыбными угодьями, скотом, пастбищами, обеспечивались рабочей силой. Был учрежден большой штат жрецов — служителей нового культа фараона. Они, как это видно из памятников той поры, были в основном представителями новой служилой знати.

Внешнеполитические дела

Ухудшение отношений с крупными державами

Тем временем, внешнеполитические дела Египта шли неважно. Отношения с крупными государствами Ближнего Востока расстроились. Эхнатон уже не хотел посылать туда золото с отцовской щедростью. Оно было нужно ему самому, как для отделки новых зданий, так и для раздачи послушным сановникам. Вавилонский царь Бурна-Буриаш II жаловался на то, что его египетский «брат» неоднократно отпускал вавилонских послов без ответных подарков, а когда прислал золото, то оно оказалось неполновесным:

«Если ты не можешь быть столь же щедрым, как твой отец, то пришли хоть половину»

Вместо золотых изображений, обещанных Аменхотепом III царю Митанни Тушратте и даже показанных его послам, Эхнатон отправил позолоченные деревянные. Царь Митанни Тушратта пишет Аменхотепу IV:

«Итак, пусть брат мой пришлет мне золото, в таком большом количестве, которого нельзя было бы и исчислить… Ведь в стране моего брата много золота, столько же, сколько и земли. Боги да устроят так, чтобы его было ещё больше в десять раз».

Со своей стороны Тушратта готов оказать фараону какие угодно услуги и прислать всякие дары.

«Если брат мой чего-либо пожелает для своего дома, я отдам в десять раз больше, чем он требует. Моя земля — его земля, мой дом — его дом».

Не чувствуя твердой руки фараона, распоясавшиеся представители египетской власти в Сирии и Палестине, и тамошние властители нападали на вавилонских купцов и грабили их караваны. Дочь вавилонского царя, отданную в жены фараону, Эхнатон оскорбительным образом послал сопровождать всего-навсего 5 колесниц, тогда как при Аменхотепе III вавилонскую царевну, его будущую жену, сопровождали 3 тысячи колесниц. К тому же, Эхнатон заключил дипломатические отношения с Ассирией, что также вызвало недовольство Вавилонии, которая сохраняла свои притязания на верховную власть в Ассирии, хотя давно её уже не осуществляла. Бурна-Буриаш II в одном из своих писем даже заявил протест фараону, но безрезультатно. После этого Бурна-Буриаш II разорвал союз с Египтом и начал ориентироваться на враждебное ему Хеттское царство. А отношения Эхнатона с митаннийским царём испортились настолько, что, как пишет царь Библа Риб-Адди фараону, Тушратта двинул свои войска на Финикию, но отступил вследствие недостатка воды.

Анархия в азиатских владениях Египта

Впрочем, неудивительно, что Эхнатон мало заботился о поддержании добрососедских отношений с большими царствами Ближнего Востока, если его не слишком волновала даже опасность потери значительной части своих сирийских владений. При содействии изменивших египетскому фараону царя Амурру сына Абди-Аширты, Азиру и князя Кадеша Айтакамы, хетты овладели равниной Амки (в долине Оронта, южнее Кадеша). Три верных вассальных князя из соседних областей выступили против них, чтобы вернуть фараону утраченные земли, но были встречены Аитакамой во главе войска хеттов и отброшены назад. Все трое немедленно написали фараону о смуте и жаловались на Аитакаму. А сам Айтакама в свою очередь обвинял Бириавазу, правителя Дамаска, который окружил себя отрядами хапиру, отнял у него землю и опустошил города.

Захват земель царём Амурру Азиру

Азиру, тем временем, продолжал расширять свои владения в Амурру. Довольно продолжительный период ему удавалось выдавать себя за защитника интересов фараона. Он захватил Тунип, который к тому времени уже попал под влияние Митанни, и подобная акция, возможно, была одобрена наместником Эхнатона в провинции Амурру. Затем Азиру захватил финикийские и северо-сирийские прибрежные города вплоть до Угарита, причём убил их царей и присвоил себе их имущество. Когда хетты продвинулись в Нухашше, Азиру в союзе с ними взял Нийа и убил его царя. Осознав свою силу и чувствуя за своей спиной поддержку хеттского царя Суппилулиумы I, Азиру двинул свои отряды против резиденции египетского наместника в Амурру, города Симиры, осадил её, в союзе с флотом города Арвада, и быстро довёл до отчаянного положения. Царь Сидона Зимрида тоже отпал от Египта, заключил союз с Азиру и двинулся на Тир, царь которого Абимилки немедленно пишет Эхнатону, умоляя о поддержке. Царь Библа Риб-Адди также слал письмо за письмом к фараону с просьбами о помощи. Эхнатон, в конце концов, поручил нескольким египетским уполномоченным ознакомиться с положением Симиры, но им ничего не удалось сделать и город пал. Азиру убил местного египетского наместника и, разрушив город, получил полную возможность двинуться на Библ. Риб-Адди, приведенный в ужас случившимся, пишет фараону, сообщая, в частности, что египетский резидент в Кумеди, в Северной Палестине, находится в опасности. Но Азиру, который имел влиятельных друзей при дворе Эхнатона, сумел оправдаться перед фараоном. Последнего успокоили обещания Азиру платить ему такую же дань, которую вносили захваченные им города, и он не принимает мер.

Падение Библа

Планы мятежных царьков были столь искусно замаскированы, что египетские резиденты, по-видимому, не знали, кто верные вассалы, а кто скрытые мятежники. Так, Бихуру, египетский наместник в Галилеи, не понимая отношения Библа, посылает туда своих наёмников-бедуинов, которые избивают всех его защитников. Риб-Адди, положение которого ещё более усложнилось восстанием горожан, вызванным своевольным поступком египетского резидента, едет в Берит, искать поддержки у местного правителя Аммуниры. Но, вернувшись в Библ, находит там ворота запертыми, так как его брат захватил во время его отсутствия власть в свои руки, и выдал его детей Азиру. Аммунира, царь Берита, какое-то время ещё притворялся другом Египта, но, в конце концов, вместе с правителем Тира Абимилки примкнул к Азиру. А сам Азиру порвал всякие отношения с Эхнатоном и уже открыто перешёл на сторону хеттского царя Суппилулиумы I. Риб-Адди всё же удалось захватить Библ, и он ещё некоторое время удерживал его. Но город, в конце концов, пал, а Риб-Адди, видимо, был убит.

Междоусобица в Палестине

В Палестине, как писал Эхнатону правитель Иерусалима Арад-Хепа, правители Сихема, Гезера, Лахиша, Аскалона заключили союз с хапиру и стали враждебны Египту. Особую опасность он отмечал в действиях правителя Сихема Лабайи, который, вступив в согласие с людьми «са-газ» (хапиру), стремился расширить свои владения. При их поддержке Лабайа захватил несколько городов в Йизреэльской долине. Для оказания противодействия Лабайе правители ряда городов-государств Палестины объединились, в результате чего Лабайа не смог взять Мегиддо и попал в плен к правителю последнего Биридийа. Последний передал его правителю города Акки, чтобы тот отправил его морем в Египет. Однако за выкуп Лабайа был освобожден, но вскоре погиб в сражении в долине Йизреэля. Милкики, правитель Гезера, продолжил политику Лабайи, в союзе с сыновьями последнего. Союзники на севере боролись против Мегиддо, а на юге выступали против Арад-Хепы.

Отношение Эхнатона к событиям в азиатских провинциях

Эхнатон, занятый своей утопической реформой, не хотел, или не мог послать достаточно войск, чтобы удержать азиатские владения Египта. Он ограничивался угрозами и полумерами, а то и вовсе оставался глух к мольбам своих сиро-палестинских верноподданных, даже о посылке хотя бы небольшого числа воинов из Египта. Несмотря на бездействие фараоновских властей, большинство царьков, видимо, сильно скомпрометировавших себя сотрудничеством с египтянами, сохранили верность Эхнатону, но власть их была непрочной, и они гибли в борьбе с вражескими властителями и, отчасти, с собственными подданными. Египет терял не только международный политический престиж, достигнутый фараонами-завоевателями XVIII династии, но и экономическое могущество, поскольку все эти неурядицы сильно сократили поступление материальных ценностей из провинций.

Конец реформ Эхнатона

Росло недовольство и в Египте. Теперь, не только жрецы и знать, но и средние слои населения не поддерживали фараона. Расправляясь с их помощью со своими противниками, Эхнатон ничего не давал им взамен. Нельзя, наконец, недооценивать и значение идеологического фактора. Народ за многие столетия привык к своим богам, верил в них, и, конечно, никакие декреты и административные меры не могли принудить его отказаться так быстро — в течение нескольких лет — от религии предков. За ним закрепилось прозвище «Враг из Ахет-Атона», которым летописцы обозначали царя в свитках после его смерти, не желая произносить имени. Эхнатон оказался в изоляции. Впервые в истории Египта, дабы удержаться на престоле, он вынужден был прибегнуть к помощи наемников, скорее всего обитателей Эгейских островов.

Правда, по некоторым намёкам, очень смутным и неопределенным, можно предположить, что в последние годы правления под воздействием матери царицы Тэйе, или просто осознав надвигающуюся опасность, Эхнатон отказался от крайнего ригоризма и пошёл на некоторые уступки. По-видимому, в связи с этим у Эхнатона произошёл разлад с его главной женой Нефертити, ревностной сторонницей культа Атона. Так как, начиная с 15-го года правления Эхнатона, имя Нефертити не упоминается, как это было ранее, рядом с именем фараона, хотя точно известно, что она была жива и после смерти Эхнатона.

Эхнатон правил не менее 17 лет, последний известный год его правления — 17-й.

Семья

Супруги и дети Эхнатона:

  • Нефертити (новым именем которой стало Нефер-нефру-Атон (Наф-нафра-Йати, букв. «Прекрасна красота Атона»). 6 дочерей:
  • Кийа. Вероятная дочь:
    • Кийа-ташерит (условное имя, настоящее не сохранилось, однако известно, что оно заканчивается на -атон; возможно что полное имя звучит как Бакетатон)

Возможно сыном Эхнатона был Сменхкара.

См. также: Нефертити#Дочери

Смерть и гробница

Обстоятельства смерти Эхнатона неизвестны. Некоторые исследователи считают, что он был отравлен, так как на одной из росписей изображено покушение на него.

В нескольких километрах на восток от своей новой столицы Ахетатона, он был погребён в своей гробнице, высеченной им в скалах для себя самого и для всего семейства, и где уже покоилась его вторая дочь Макетатон. Но позже его мумия была убрана оттуда, и перенесена в некрополь Долины царей в гробницу KV55 (англ.) русск..

Древние египтяне уничтожили памятники о эпохе Эхнатона и запутали упоминания, чем усложнили идентификацию обнаруженных мумий. Непрерывные дискуссии продолжалась 100 лет, и завершились только с проведением генетико-генеалогической экспертизы.

Амарнское искусство

Рис. 6. Бюст Эхнатона в музее Сан-Хосе.

Годы правления Эхнатона сопровождались ломкой старых канонов искусства, вырабатывался новый, более натуралистичный художественный стиль. В Ахетатоне Эхнатон создал благоприятный климат для развития искусств совершенно оригинального стиля, сочетавшего динамику, гибкость линий и чувственность, что совершенно не совпадало с предыдущим монуменальным каноном. Этот период в развитии египетского искусства получил название «Амарнского». Амарнское искусство характерно прежде всего реалистичными изображениями не только фауны и флоры Египта того времени, но и правящих особ. Изображения фараона и его семейства по-прежнему крупнее, но они уже не идеализированы. Эхнатон имеет все признаки аристократического вырожденца — женоподобную фигуру, деформированный череп, чрезмерно тяжелую нижнюю челюсть, несоразмерно большую голову, отвисший одутловатый живот. Однако, идентифицированные в 2010 году останки Эхнатона не содержат указанных деформаций. Правитель предстает не в образе воина-завоевателя или укротителя диких зверей, охотника, но отцом, мужем. Его часто изображают с дочерьми на коленях, нежно обнимающим жену, нередки семейные сценки и сцены богослужений и поклонения Атону всей семьей.

Излюбленной темой изображений на рельефах и стелах в храмах и гробницах Ахетатона стал повседневный быт царя и его семьи — супруги, знаменитой Нефертити (Нефернефруатон), и многочисленных дочерей, их предстояние перед лучами-руками Атона, протягивающего им символы жизни и властвования. Впервые в египетском искусстве появляются светские образы царя (кресты анх) и царицы, изображенных в светской и непринужденной обстановке. Амарнскому искусству свойственна чрезмерная реалистичность, временами переходящая в натурализм. Ярчайшим примером искусства амарнского периода считаются скульптурные изображения царицы Нефертити, обычно приписываемые царскому скульптору по имени Тутмос Младший, черепок с именем которого был найден в куче строительного мусора в его мастерской в Ахетатоне.

Причина создания этого нового канона скорее всего была в том, что пока идеалом был совершенный Бог, то и человек идеализировался. В традиционном египетском искусстве, хотя и была портретная точность, человек изображался преображенным, одухотворенным, стремящимся к вечности и Богу. Но если бог — это царь, то он теперь и является идеалом. Значит нужно изображать его максимально реалистично, и задача подданных теперь — соответствовать этому новому идеалу. Амарнский период длился недолго (около 20 лет), как и правление самого Эхнатона. После смерти царя Ахетатон с его храмами и мастерскими был заброшен, поскольку само это место считалось у египтян нечистым, проклятым, и город оказался засыпан песками пустыни.

Последствия атонистской революции

Однако новый культ встретил сильную оппозицию со стороны жречества и недовольство народа, не понимавшего смысл нововведений и всё более страдавшего от начавшегося экономического упадка. Процарствовав около 17 (18) лет, Эхнатон скончался и уступил престол эфемерному царю Сменхкара, который был мужем старшей дочери Эхнатона и Нефертити — принцессы Меритатон и, возможно, сыном царя и одной из его младших жен — царицы Кийи. Спустя два года престол перешёл к Тутанхатону, младшему брату Сменхкара и супругу третьей дочери Эхнатона — Анхесенпаатон. Под влиянием высокопоставленных сановников (регентов Эйе и Хоремхеба, будущих фараонов) и жречества юный царь отказывается от ереси своего предшественника, принимает имя Тутанхамон и переносит двор в Мемфис. Ахетатон был постепенно заброшен и стал разрушаться, а с началом XIX династии был проклят и превратился в каменоломню. Имя его создателя также было проклято и изъято из официальной документации, в которой отныне Эхнатона упоминали только как «врага» («отступника из Амарны»). Сооружения Эхнатона были разрушены и в других городах Египта; архитектурные фрагменты с именем царя и рельефными изображениями найдены в Мемфисе, Гелиополе, Атрибисе, Гермополе, Ассиуте, Ахмиме, Абидосе, Медамуде и Луксоре.

Значение Эхнатона

Эпоха Амарны стала временем создания удивительных шедевров египетского искусства, оказавших значительное влияние на дальнейшее развитие египетского искусства, среди которых особого упоминания требуют скульптурные портреты Эхнатона и Нефертити из мастерской скульптора Тутмоса Младшего в Ахетатоне, рельефы царской гробницы в восточных скалах Амарны и, наконец, фантастические росписи полов дворцов и резиденций столицы Эхнатона. Часть этих памятников чудом избежала уничтожения в годы реставрации, последовавшей за смертью фараона-еретика, часть, как, например, храмы Атона в Карнаке, была разобрана и использована в качестве каменной «набивки» для более поздних архитектурных сооружений в Фивах. Безусловно, следует отметить, что Амарна стала переломной эпохой и для египетской словесности: новоегипетский язык с этого времени окончательно вытесняет более древний среднеегипетский; создаются шедевры египетской поэзии — «Гимн Атону», авторство которого приписывается самому царю и в котором просматриваются параллели с библейскими псалмами (однако, справедливости ради, следует отметить, что «Гимн Атону» сам по себе имеет больше общего с «Гимном Амону» или «Гимном Осирису», чем об этом принято упоминать; иными словами, «Гимн Атону» не является столь уж уникальным, как об этом принято писать), любовная лирика, получившая широкое распространение в Египте во второй половине Нового царства.

В целом, переворот Эхнатона крайне отрицательно сказался на Египте. Точное количество человек, казненных и подвергшихся гонениям, неизвестно, однако, скорее всего, оно было весьма велико. Авторитет царской власти среди самых различных слоев общества был подорван, что привело к её постепенному ослаблению, переходу власти к жрецам фиванских храмов и постепенному превращению Египта в теократическое государство. В итоге кочевники ливийцы захватили большую часть Египта, и Новое Царство пало.

Современные оценки Эхнатона

Суть преобразований Эхнатона не вполне ясна для нашего времени. С момента открытия руин Ахетатона у современной Амарны доминирующей в египтологии была точка зрения, согласно которой новое вероучение Эхнатона было монотеистическим или очень близко к таковому подходило. Согласно этой теории, Эхнатона можно считать первой личностью в мировой истории, о которой документально известно её поклонение Единому Богу, а атонизм является древнейшим (или одним из древнейших наряду с зарождавшимся иудаизмом) монотеистических вероучений. Эта гипотеза, истоки которой лежат в трудах египтологов начала XX века, служила отправной точкой для отдельных дальнейших спекуляций, устанавливающих прямые связи между Эхнатоном и Моисеем, вплоть до их отождествления.

Среди подобных взглядов стоит упомянуть точку зрения основоположника психоанализа Зигмунда Фрейда, изложенную им в работе «Моисей и монотеизм» (Moses and Monotheism) в 1939, согласно которой Моисей был адептом религии Эхнатона, а иудаизм — результатом синкретизма атонизма и традиционной религии древних евреев. Ныне эту точку зрения отстаивает Ахмед Осман, утверждающий, между прочим, что Моисей не только идентичен Эхнатону, но ещё и является внуком Иосифа Прекрасного, отождествлённого с вельможей Юей.

В трудах многих современных историков считается установленным фактом, что вероучение Эхнатона, почитавшего, по крайней мере, в первое десятилетие его правления, помимо Атона — зримой формы солнечного диска и других богов — Шу, Ра-Хорахте, Тефнут и т. д., — не было, строго говоря, монотеистическим. Против характеристики атонизма как монотеизма выступают многие специалисты по эпохе Амарны. Такую точку зрения отстаивали египтологи Д. Редфорд, Э. Эртман, Н. Ривз.

Другие же ученые (Ю. Я. Перепелкин, А.Б.Зубов) считают, что реформа Эхнатона в принципе не имеет никакого отношения к монотеизму, а является первой в истории человечества попыткой установления тотальной власти, подобием тоталитарных режимов ХХ века, а обожествление царя — не более чем культ личности, не терпящий рядом с собой никаких иных культов.

Личность Аменхотепа IV противоречива, поэтому у египтологов не существует единого мнения относительно мотивов и характера фараона-реформатора — диаметрально противоположные характеристики Эхнатона даются часто в рамках одного исследования. Фараона изображают то идеальным правителем, мудрым и миролюбивым человеком, намного опередившим своё время, то выдающимся философом-мечтателем, не блещущим талантами государственного деятеля, то душевнобольным фанатиком. В частности, Борис Александрович Тураев называл Эхнатона одним из самых жестоких египетских владык, а Джеймс Генри Брэстед писал о нём как о «первой личности в мировой истории» и «отважной душе, бесстрашно действовавшей наперекор незапамятной традиции».

Исследователи приводят натуралистические стихи, мистические оды, составленные в честь Атона-Ра Эхнатоном. Египет Эхнатона привлекает такие умы, как Василий Розанов и Дмитрий Мережковский.

В деятельности Великого Эхнатона видели презрение к жречеству, «мировому фарисейству»: сложнейшие заупокойные церемонии, магию, мумифицирование. «Мистику сочетания „Ба“ и „Ка“ заменяет он», — согласно русскому исследователю, — «юродивыми ходами. Позволяет изображать себя ожиревшим и с двойным подбородком. Юродствует, не желая обожествления. Эхнатон видит себя богодухновенным пророком Солнца, проповедником новой истинной религии, верховным жрецом веры в Единого Бога».

«Эхнатон совершает революцию в сознании египтян. Предки его считали, согласно египетским (и иерусалимским) жрецам, что только они от Бога, а прочие – «сыны дьявола». Эхнатон в своем правлении пришёл к мысли: «Бог объемлет Своей любовью все творение, единый Бог над всем» (Атон для Эхнатона — универсальный мировой Бог. Фараон — Его избранник, «возлюбленный сын»).

Из оды Аменхотепа IV:

«Каждое око глядит на Тебя, горний Атон! Но постиг и познал Тебя в целом свете один Эхнатон».

«Без Солнца жизнь замирает. При Его восходе оживает. Когда Ты исчезаешь, земля объята кромешной тьмой. Очи не видят очей, и в усыпальнице спят, с головой закутавшись, смертные. Из-под изголовья их укради драгоценную вещь — не заметят». (пер. И. Яковлева

КОММЕНТАРИЙ:

Начнем наши исследования.

Совместим изображение фрески, показанное на рисунке 3 с матрицей Мироздания. Результат совмещения показан на рисунке 7.

Рис. 7. Вся фреска расположилась в области перехода от Верхнего Мира к Нижнему миру матрицы Мироздания. На рисунке видно, что верхний обрез фрески совместился с 4-ым уровнем Верхнего мира матрицы Мироздания, а нижний край (горизонтальная линия на фреске) с 6-ым уровнем Нижнего мира матрицы Мироздания. Центр «диска Атона» совместился с вершиной пирамиды Нижнего мира матрицы Мироздания. Верхние лучи, идущие от «диска Атона» справа и слева, проходят через две крайние позиции (белые кружочки) на 3-ем уровне (белая стрелка с номером 1) Верхнего мира матрицы Мироздания. Передний край короны царицы Нефертити (стрелки с цифрой 2) параллелен правой стороне пирамиды Верхнего мира матрицы Мироздания. Голова дочери (рот) на коленях царицы совместилась с крайней правой позицией (темный кружочек) на 3-ем уровне Нижнего мира матрицы Мироздания. Правая кисть руки дочери на коленях царицы совместилась с центральной позицией на 3-ем уровне (стрелка с цифрой 3) Нижнего мира матрицы Мироздания. Левая кисть руки дочери (стрелка с цифрой 4) на руках Энатона совместилась с левой позицией на 2-ом уровне Верхнего мира матрицы Мироздания. Угол наклона линии на сидении Эхнатона (стрелка с цифрой 5) параллелен левому краю пирамиды Нижнего мира матрицы Мироздания. Внешние вертикальные края (стрелки с цифрой 6) сидений царя и царицы совместились с крайними позициями 6-го уровня Нижнего мира матрицы Мироздания. Горизонтальные стрелки (А1 и А2) показывают основания двух священных Тетрактисов в Верхнем и Нижнем мирах матрицы Мироздания. Столь точное совмещение основных деталей фрески дает нам полное основание утверждать, что матрица Мироздания была «шаблоном» или базисом, на основе которого древние мастера создали изображение этой фрески. Так, что фреска – это не просто художественное произведение древних мастеров, а «Сакральный символ», указывающий на священную матрицу Мироздания.

Рис. 8. Справа на рисунке показана иероглифическая запись в картуше «Имени» Аменхотепа IV, которое было дано ему при коронации «Аменхотеп, бог и властитель Фив» до его «реформ». Отмечу один важный момент в написании транскрипции этого имени. По У. Бажду [6] (английский египтолог) это выглядит, так, как написано, простой латиницей по вертикали на дуговой стрелке справа от картуша. Египтологи знают, что правильное произношение египетских иероглифов утеряно, однако они, тем не менее, пользуются ужасающе неудобной формой записи транскрипции (Адолфа Эрмана [7] ), которую никакой ученый, специалист, человек с высшим и средним образованием «со стороны» не сможет прочесть?! Для ее записи нет даже символов на клавиатуре компьютера. Вот как выглядит транскрипция этого же «Имени» Аменхотепа IV в соответствии с принятой сегодня египтологами формой — Jmn ḥtp[.w] nṯr hq3 W3st — «Аменхотеп, бог и властитель Фив». Теперь такое избыточное «наукообразие» выглядит не только странным, но и указывает на «корпоративную замкнутость», которая мешает, на мой взгляд, познанию сакрального смыла величайшей науки древних о Божественном Мироздании. На Руси есть пословица – «Ум хорошо, а два лучше». Психологи знают, что взгляд со стороны может открыть то, что даже «специалисту» не видно. На основе этого положения, в частности, была разработана методика «мозгового штурма», которая помогала разрешить «неразрешимые проблемы» во многих направлениях науки, техники и технологии. Кроме того, сама идея, что священные иероглифы, которые вы видите на рисунке изначально создавались жрецами на основе матрицы Мироздания и служили для описания определенных пространств матрицы Мироздания для египтологов, с которыми я разговаривал, столь необычна и неизвестна им, что это вызывало у них определенную растерянность. Не удивлюсь, что и идея о том, что алфавиты всех времен и народов создавались на базисе матрицы Мироздания, может быть открытием для лингвистов вообще. Однако это именно так на самом деле. Буквы и иероглифы НЕ ПРИДУМЫВАЛИ – мудрецы древности создавали их на основе законов сакрального базиса – Матрицы Мироздания, которая была для них — святая святых! Об это мы рассказывали, в частности, в наших статьях в разделе «Авторские статьи»: Рунический алфавит Футарк, Один, Валгалла, Брахма и Зевс в матрице Мироздания, — Сакральным базисом для построения алфавитов Финикийского, Греческого, Иврита, Арабского и Глаголицы была матрица Мироздания. Часть 1, — Сакральным базисом для построения алфавитов Финикийского, Греческого, Иврита, Арабского и Глаголицы была матрица Мироздания. Часть 2., Тайна названия египетской Книги Мертвых в матрице Мироздания. Не исключено, что секрет создания алфавитов «изначально» был у жрецов древнего Египта?!

Рис. 9. На рисунке показана расшифровка иероглифической записи Ur-uart-hit-per (Ур-уартхит пер), которая показана на рисунке 8 слева.

Рис. 10. На рисунке показана иероглифическая запись в матрицу Мироздания названия «Крылатого диска» – Ур-уартхит-пер. В области «места приема гостей» вместо двух иероглифов – (перышко – А), которые на рисунке раздвинуты, показано положение в матрице Мироздания двух дисков со священными кобрами. Верхний диск с кобрами соответствует «диску Атона» на рисунке 7, а вправо и влево от нижнего диска египетские жрецы рисовали крылья с множеством перьев. «Крылатый диск» с диском вверху и диском с крыльями внизу помещался над входом в египетские храмы по повелению Ра для защиты храма от всего «нечистого».

Рис. 11. На рисунке показано положение двух дисков с кобрами «Крылатого диска» Ур-уартхита. Из сравнения рисунка 7 с рисунком 11 становится ясным, что «Диск Атона» — это только верхний элемент известного с древности «Крылатого диска» Ур-уартхита. Второго диска с кобрами на фреске нет!? Его «реформаторы» умышленно не показали. Из этого, в частности, родилась идея «единобожия»!? Раз диск, которому поклоняется Эхнатон, «ОДИН», то значит «реформатор» Эхнатон поклоняется «Единому богу» — в виде «Диска Атона». А раз диск ОДИН и круглый – значит это Солнце с лучами, идущими от него. Тем более, что все остальные боги при его правлении были «упразднены». Узнать это нам удалось только после совмещения фрески с матрицей Мироздания. И еще один вывод из результатов наших исследований. Двух солнц у нашей земли нет! А у священного символа Ур-уартхит-пер — дисков на самом деле ДВА! Значит «диск Атона» НЕ СОЛНЕЧНЫЙ ДИСК!? Это еще один миф в истории и египтологии, который не соответствует истине!

Рис. 12. Слева и справа в картушах записаны в матрицу Мироздания Имена Аменхотепа IV, данные ему при коронации до начала его «реформ». Слева – «Амон (Амен) доволен» (вариант – «Амона Осознавший»), справа – «Аменхотеп бог и властитель Фив».

Рис. 13. Слева в картуше записано в матрицу Мироздания Имя Аменхотепа IV в период его «реформ» («Эхнатон») — «Возвышающий Имя Атона». Справа в картуше записано в матрицу Мироздания Имя Аменхотепа IV, данное ему при коронации до начала его «реформ» – «Аменхотеп бог и властитель Фив».

Рис. 14. Этот рисунок аналогичен предыдущему рисунку 13, но слева внизу показан в матрице Мироздания образ «Крылатого Диска» — Ур-уартхит-пер. Вверху диск с двумя уреями (кобры), внизу – диск с уреями и крылья. Это целостный образ Ур-уартхита – «Крылатого диска».

С 20-го уровня Верхнего мира матрицы Мироздания по представлениям жрецов древнего Египта в сакральном смысле начинался «Нижний Египет». Об этом мы рассказывали в нашей работе раздел «Египтология» — Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта (рисунок 13). Также с 20-го уровня Верхнего мира матрицы Мироздания начиналась иероглифическая запись «Имени» Амона-РаЕгипетские иероглифы не примитивное рисуночное письмо – это надежный способ сохранения и передачи сакральных знаний в будущее. (рисунок 1). Ниже на рисунке показаны описания этих же пространств матрицы Мироздания с Ведической точки зрения и знаний Каббалы.

Рис. 15. На рисунке слева показаны два нижних мира «древа Сфирот» по представлениям древних Каббалистов – Иецира и Асия, которые занимают в матрице Мироздания пространство «Нижнего Египта» (с 20-го уровня Верхнего мира матрицы Мироздания). Подробно об этом мы рассказывали в наших статьях раздел «Иудаизм» — Четыре мира Каббалы соответствуют пространству Мула Пуруши и Мула Пракрити в матрице Мироздания (рисунок 1 и 2) и Матрица Мироздания сакральный базис науки Каббала. На рисунке справа показана запись на санскрите в матрицу Мироздания «Имени» Брахма и Его сияния – Джйоти. Об этом мы подробно рассказывали в нашей работе раздел «Религии Индии» — Одна из тайн Брахма-Самхиты о размерах Духовного и Материального мира в матрице Мироздания. Фактически получается, что египетский бог Амон (Амен-Ра) по положению его «Имени» в матрице Мироздания «идентичен» Ведическому богу Брахме, который является сотворцом нашей Вселенной. В этом же пространстве располагаются два каббалистических мира – Иецира и Асия.

Рис. 16. На рисунке справа показана запись на санскрите в матрицу Мироздания «Имени» Брахма и Его сияния – Джйоти. Об этом мы подробно рассказывали в нашей работе раздел «Религии Индии» — Одна из тайн Брахма-Самхиты о размерах Духовного и Материального мира в матрице Мироздания. Слева на рисунке показана запись на санскрите в матрицу Мироздания «Имени» Великого «всепожирающего времени» ГосподаМаха Кала Дхама, которое «располагается» и действует (уничтожает все со временем) в том же самом пространстве от 20-го уровня Верхнего мира матрицы Мироздания – в «Нижнем Египте», в двух каббалистических мирах Иецира и Асия, в мире Брахмы, который тоже смертен. По земным меркам время жизни Брахмы его 100 божественных лет соответствует периоду в 311 триллионов лет. По аналогии расположения «Имени» Амона (Амен-Ра) в тех же пространствах матрицы Мироздания получается, что этот египетский бог тоже смертен?!

На этом мы закончим изложение результатов наших исследований. Полагаем, что нам удалось обосновать нашу точку зрения, о которой мы говорили в начале статьи —  «На самом деле, как мы написали в названии нашей статьи — Эхнатон или Аменхотеп IV не поклонялся Единому богу! При внешнем кажущемся многобожии древней религии Египта, она была по сути монотеистической. Об этом мы писали в нашей работе на сайте — Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта (рис. 13). Эхнатон, как раз наоборот, «снизил планку верований» от представлений о Едином боге в Духовном мире (Верхний Египет) до уровня представлений о Материальном мире (Нижний Египет) древних жрецов Египта . И – «диск Атона (Йати), не олицетворял солнечный диск»?!»

Кстати, это 153-я статья на сайте, а число 153 – сакральное число. Об этом числе мы писали в нашей работе раздел «Христианство» — Сакральный смысл числа сто пятьдесят три – столько же больших рыб вытащил на землю сетью Апостол Симон Петр.

Более детальную информацию о матрице Мироздания можно получить, познакомившись со статьями на сайте в разделе «Египтология» – Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть первая. Пифагор, Тетрактис и бог Птах и Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта.

©Арушанов Сергей Зармаилович 2012 г.

Приложение:

Читателю предлагается интересная статья Рака В. И., которая содержит массу интересных подробностей о жизни Аменхотепа IV (Эхнатона) и его религиозной реформе.

Аменхотеп IV – Эхнатон

Рак В.И.

«Аменхотеп IV, сын Аменхотепа III, внук Тутмеса IV, взошедшего на престол по воле Хармахиса, а не Амона, бросил дерзкий вызов всевластию Амона, царя богов, и вступил с ним в открытое единоборство [8] . Подобно змею Апопу, он попытался нарушить миропорядок, установленный Маат, — и богиня покарала его смертью.

Аменхотеп IV взошел на престол в 1364 (по другой хронологии в 1375) г. до н.э. под тронным именем Неферхепрура («Прекрасное существование Ра»), к которому на втором году правления добавил имя Уэнра («Единственный, принадлежащий Ра»), тем самым декларативно подчеркивая свою приверженность гелиопольскому солнечному богу Ра, а не фиванскому Амну. Не позднее 4-го года царствования Аменхотеп IV женился на знатной египтянке Нефертити, презрев многовековую традицию царских браков: престол в Египте формально передавался по женской линии — фараоном становился супруг старшей дочери предыдущего фараона. Нефертити же не была дочерью Аменхотепа III. (Подобное пренебрежение к традиции выказал в свое время и Аменхотеп III, сделав своей «великой женой» дочь провинциального жреца Тию, будущую мать Аменхотепа IV.)

На шестом году правления Аменхотеп IV перенес столицу из Фив во вновь построенный город Ахетатон («Небосклон Атона»), сменил имя с Аменхотеп («Амон доволен») на Эхнатон («Угодный Ато-ну») и, упразднив культы сперва Амона, а затем и всех остальных богов, установил в Египте солнцепоклонничество (атонизм). Солнечный диск — Атон — фараон объявил единственным богом, себя же самого — сыном Атона и «единственным, познавшим истинного бога».

Историю атонизма можно подразделить на несколько этапов: 1) Пора «первоначальных солнечных обозначений» — с момента воцарения Аменхотепа IV до третьего года царствования. Фараон добавляет к своему тронному имени имя Уэнра («Единственный, принадлежащий Ра»), подчеркивая свою приверженность Солнцу в противовес главному государственному богу Амону. Атон начинает косвенно упоминаться как божество. 2) «Строчное солнечное имя» — 3-4 гг. царствования, Атон, как бог, почитается под именем «Да живет Ра-Хорахте, ликующий на небосклоне в имени своем Шу, который есть Атон». Амон в этот период по-прежнему остается верховным богом пантеона, служение ему повсеместно продолжается, хотя строительство во славу Амона уже не ведется, в то время как в Карнакском храмовом комплексе строится храм Атона. 3) Пора «ранних солнечных картушей» (у Ю. Я..Перепелкина – «колец») до переименования фараона в Эхнатона — 4 — 6 гг. царствования. «Строчное солнечное имя» заключается в картуши наподобие имен фараона и его жены. Столица переносится в Ахетатон. Однако до переноса столицы Амон по-прежнему не лишался служения, хотя уже во всем «уступал» Атону; но до открытого низложения Амона было еще далеко. 4) «Ранние солнечные картуши» после переименования фараона — примерно до двенадцатого года царствования. Амон низложен, культ его повсеместно запрещен, статуи уничтожаются, имена стираются с памятников. «Преследованию» подвергаются также супруга Амона Мут и их сын Хонсубоги Фиванской Триады. Культы всех прочих богов продолжают отправляться, гонений на них нет. 5) Пора «поздних солнечных картушей» — с двенадцатого года царствования вплоть до смерти Эхнатона. Солнце почитается под именем «Да живет Ра, властитель небосклонный, ликующий на небосклоне в имени своем Pa-отец, пришедший как Атон» — т. е. из раннего солнечного имени изгоняются упоминания старых богов: Хора (в имени «Хорахте») и Шу. Запрещены культы всех старых богов, солнцепоклонничество становится неистовым.

Политической причиной этого переворота была борьба фараона с фиванским жречеством, начавшаяся при Аменхотепе III. Однако, как указывает М. А. Коростовцев, «религиозный переворот Аменхотепа IV был, в сущности, чисто мировоззренческим, он не имел глубоких социальных корней. Иногда приходится слышать или даже читать, что Аменхотеп IV задумал свою «реформу» как орудие ослабления влияния жречества в стране.

Такое толкование противоречит фактам. И до и после Аменхотепа IV фараоны нередко конфликтовали со жречеством, но никто из них никогда и не помышлял о подобных мерах. Неугодных жрецов просто устраняли. Рассматривать переворот Аменхотепа IV как направленный в основном против влияния жречества — вульгарная социологизация истории».

Поклонялись Атону и приносили ему жертвы во дворах открытых храмов, молитвы обращали непосредственно к самому «диску». Изображения Атона на рельефах стел с культовыми ритуалами не связаны.

Солнцепоклоннические храмы имели вид обнесенных каменной оградой открытых дворов с длинными рядами жертвенников по обе стороны от входа. Вход, как правило, был ориентирован на восток (за исключением храма «Проводы Атона на покой», вход которого был обращен на запад). Наиболее значительные храмы Ахетатона: 1) Большой Храм Атона («Дом Атона в Ахетатоне»), имевший несколько составных частей: «Дом ликования Атона», «Сень Ра жены фараоновой великой Нефертити — жива она!», «Восходит Атон» и др.; 2) «Двор Атона» — личный храм семьи фараона, расположенный во дворце неподалеку от личных покоев Аменхотепа IV; 3) «Сень Ра» — храмы, посвященные матери Эхнатона Тии и его дочерям. Назначение этих храмов неясно; 3) «Проводы Атона на покой» — храм вечерних богослужений, где главной жрицей была сама Нефертити.

Для древнеегипетского атонизма характерны два основных признака или, точнее, два религиозных устоя. Первый из этих устоев — любовь к «земной» жизни. Культ земной жизни хотя и не был прямо противопоставлен загробному культу, но явно над ним возобладал. На ахетатонских стелах, на стенных росписях Ахетатонского дворца — всюду изображается любовь Эхнатона и Нефертити, их родительская нежность к дочерям. В ахетатонском искусстве впервые в истории Египта появляется пейзаж, прославляется красота природы. Многие залы дворца были расписаны в «пейзажном» стиле: по полу вьется тропинка, боковые стены — заросли камыша, выше — небо, по которому летают птицы.

Вера в загробную жизнь в период атонизма не была связана с культом Осириса. Солнцепоклонники считали, что душа умершего проводит день среди живых людей, а ночью уходит на покой.

Второй устой — любовь к «истине». Требование «следовать во всем только истине» ярче всего отразилось на искусстве: в противовес многовековым традициям монументализма и идеализации изображаемого, ахетатонские рельефы, скульптуры, росписи были подчеркнуто натуралистичны и наполнены динамикой. Первоначально натурализм выступал даже в утрированной форме, но в период «поздних солнечных картушей» утрировка исчезает. М.Э. Матье отмечает по этому поводу: «Такой путь развития искусства был закономерен. Новый стиль с его особенностями возник как декларативное провозглашение разрыва с традициями и наглядное средство борьбы с прошлым. Но овладение новыми художественными формами было нелегкой задачей для мастеров.

От привычных, поколения передававшихся композиций, обликов, линий, приходилось переходить к другим, часто противоречащим прочно привитым эстетическим нормам. Не удивительно поэтому, что на первом этапе развития, помимо полемической утрировки, произведения отличаются также несоразмерностью частей фигур, резкостью линий, угловатостью контуров. Чувствуется, что мастера не уверены в правильности творческого пути. Однако общая реалистическая направленность искусства Ахетатона, находившая поддержку в идеологии придворной среды, помогла художникам преодолеть и первоначальную заостренность, и некоторую растерянность перед новшествами».

Эта первая в мировой истории попытка ввести монотеизм (единобожие) не удалась. Храмовое и государственное хозяйство при Аменхотепе IV — Эхнатоне постепенно пришло в упадок; неудачно для страны складывалась и внешняя политика: Египет лишился многих подвластных ему территорий. В этих условиях жрецам-«староверам», по-видимому, даже не нужно было внушать народу мысль, что Амон гневается на фараона-еретика и насылает кару на Египет: такая мысль напрашивалась сама. Солнцепоклонничество, по сути, просуществовало лишь до окончания царствования Аменхотепа IV (1347, по другим хронологиям 1350, 1358 г. до н.э., когда фараон-реформатор умер в возрасте около 33 лет), да и то во многих номах Египта культ солнечного диска был воспринят чисто формально.

Уже преемник Эхнатона, Сменхкара, переносит столицу обратно в Фивы и начинает восстанавливать Карнакский храмовый комплекс Амона-Ра, немало пострадавший в годы солнцепоклонничества (в частности, из этого храма брали камень для нужд ахетатонского строительства). При фараоне Тутанхамоне, преемнике Сменхкара, фараона-еретика и его атонизм предают «анафеме»; Изображения царственной четы — Эхнатона и Нефертити — повсеместно укчитожаются. Однако в искусстве традиции ахетатонского периода укрепились прочно. На более поздних рельефах, статуях и т.п. отчетливо прослеживается влияние ахетатонского искусства.

Что касается самого Эхнатона, — это был болезненный, страдающий эпилепсией (считалось, что во время припадков «отец фараона — Атон — сообщает своему сыну истину»), некрасивый человек с большим вздутым животом, короткими ногами, тяжелым подбородком. Дочери Нефертити и Эхнатона так же, как и сам фараон, изображались с вытянутыми яйцеобразными головами, возможно, эти физические недостатки являлись прямым следствием нескольких поколений кровосмесительных браков в династии.

Сохранились гимны Атону времен солнцепоклоннической реформы».


[1] Эхнатон Аменхетеп IVВикипедияhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D1%85%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%BD#.D0.9F.D1.80.D0.B5.D0.BE.D0.B1.D1.80.D0.B0.D0.B7.D0.BE.D0.B2.D0.B0.D0.BD.D0.B8.D1.8F_.D0.AD.D1.85.D0.BD.D0.B0.D1.82.D0.BE.D0.BD.D0.B0

[2] Эхнатон (Аменхотеп IV) — http://ru-egypt.com/lexicon/ehnaton.

[3] Город Ахетатон – планы — http://kannelura.info/?p=2169

[4] Бенну (Бен-Бен) Википедияhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D0%BD-%D0%91%D0%B5%D0%BD

[5] Египетский Феникс — Бен-Бен – Бену — http://myfhology.narod.ru/monsters2/phoenix-egipt.html

[6] Об У. Бадже мы писали в работе на сайте в разделе «Египтология» — Тайна названия египетской Книги Мертвых в матрице Мироздания.

[7] Адольф Эрман (нем. Johann Peter Adolf Erman; 31 октября 1854, Берлин — 26 июня 1937, там же) — немецкий египтолог и лексикограф, основатель берлинской египтологической школы. Сын физика Георга Адольфа Эрмана. Внёс значительный вклад в египтологию, в частности, в изучение древнеегипетского языка. Эрман изучал египтологию в Лейпциге и в Берлине, был учеником Георга Эберса. С 1883 — внештатный, а с 1892 штатный профессор египтологии в Берлинском университете. С 1885 — директор египетского отдела Берлинского королевского музея. С 1882 Эрман совместно с Генрихом Бругшем начал издавать «Журнал египетского языка и древней истории» (Zeitschrift für ägyptische Sprache und Alterthumskunde). В 1897 Эрман стал инициатором создания Берлинского словаря египетского языка. На основе египетских текстов разного времени Эрман исследовал развитие языка, выделил отдельные периоды египетского языка, выявил родственные связи египетского и семитских языков. Грамматики Эрмана неоднократно переиздавались и переводились на другие языки. Учениками Эрмана были К. Зете, Г. Штейндорф, Л. Борхардт, В. Шпигельберг, Г. Шефер. В 1893–1895 у Эрмана учился русский египтолог Б. А. Тураев, который позднее перевёл на русский язык его «Египетскую грамматику». — http://www.peoples.ru/science/history/adolf_ermann/index.html

[8] Рак В.И. — Аменхотеп IV – Эхнатон — http://lib.rin.ru/doc/i/194776p2.html

Тайна названия египетской Книги Мертвых в матрице Мироздания

В этой статье мы поговорим о сакральном смысле иероглифического «Названия» египетской «Книги Мертвых». Эта публикация предваряет серию наших статей, которые будут посвящены исследованию этой удивительной книги древности. Обратимся к истории появления этой книги, которая изложена в работе «Книги Мертвых» («Путешествие души в царстве мертвых») известного английского египтолога, востоковеда и археолога — Баджа Эрнеста Альфреда Уоллиса (Budge, Ernest Alfred Wallis) (1857-1934).

Рис. 1. «Бадж Эрнест Альфред Уоллис [1] (Budge, Ernest Alfred Wallis) (1857-1934), английский востоковед и археолог. Родился в Корнуолле 27 июля 1857, окончил Крайст-колледж Кембриджского университета, где изучал семитологию. В 1885-1920 был хранителем отдела египетских и ассирийских древностей Британского музея. В 1920 посвящен в рыцари. Бадж руководил раскопками в Месопотамии (Ниневия и Дер) и Африке (Асуан и Гебел Баркал — древняя столица Эфиопии). Умер в Лондоне 23 ноября 1934. Среди переводов, выполненных ученым, египетская Книга Мертвых (The Book of the Dead, 1899, исправленное издание 1909) и Коптские гомилии (Coptic Homilies, 1910), относящиеся к раннему этапу истории христианской церкви. В числе его основных трудов Литература древних египтян (The Literature of the Ancient Egyptians, 1914), По Нилу и Тигру (By Nile and Tigris, 1920) и Обитатели долины Нила (The Dwellers on the Nile, 1926)».

В своих работах Бадж широко использовал результаты исследований немецкого ученого «Карла Рихарда Лепсиуса [2] , нем. Karl (Carl) Richard Lepsius, который считается «отцом» современной египтологии. В молодости Лепсиус изучал греческую и римскую археологию в университетах Лейпцига (1829-1830), Гёттингена (1830-1832) и Берлина (1832-1833). Получив докторскую степень за диссертацию De tabulis Eugubinis в 1833, отправился в Париж, где посещал лекции историка античности Жана Летронна, а также Шампольона. Увлёкся египетской иероглификой, осматривал коллекции египетских древностей в разных странах Европы, изучал литографию и гравировку.

Рис. 2. Karl Richard Lepsius 1810-1884. Карл Рихард Лепсиус, нем. Karl (Carl) Richard Lepsius (23 декабря 1810, Наумбург, Саксония10 июля 1884) — выдающийся немецкий (прусский) археолог и египтолог.

Труды

После смерти Шампольона Лепсиус занялся систематическим изучением его фундаментального труда Grammaire égyptienne, который был опубликован посмертно в 1836, но не сразу получил широкое признание. В 1836 Лепсиус отправился в Тоскану, где встретился с Иполито Росселлини, который путешествовал в Египет вместе с Шампольоном в 1828-1829. В ряде писем к Росселлини Лепсиус развил идеи Шампольона об алфавитном значении ряда египетских иероглифов, указав при этом на то, что гласные на письме не отображались.

В 1842 г. Лепсиус, по рекомендации А. фон Гумбольдта и Х. Бунзена), был направлен прусским королём Фридрихом Вильгельмом IV во главе экспедиции в Египет и Судан для исследования остатков древнеегипетской цивилизации. Экспедиция открыла 67 пирамид и более 130 захоронений знатных лиц. Над главным входом в великую пирамиду Гизы Лепсиус оставил надпись египетскими иероглифами, прославляющую Фридриха Вильгельма IV; её можно увидеть до сих пор (фотографии и перевод надписи).

Основным результатом экспедиции стала публикация книги «Памятники из Египта и Эфиопии» ((Denkmäler aus Aegypten und Aethiopien (Monuments from Egypt and Ethiopia) в 12 томах, содержавшего 900 египетских надписей с комментариями, картами и зарисовками. До настоящего времени этот труд является крупнейшим источником по истории древнего Египта, в особенности потому, что ряд этих памятников были позднее уничтожены в связи с сооружением Асуанской плотины.

После возвращения в Европу Лепсиус в 1846 году женился на Элизабет Клейн (1828-1899), дочери композитора Бернгарда Клейна, и был назначен профессором египтологии в Берлинском университете, содиректором, а позднее и директором Египетского музея. В 1866 г. Лепсиус вновь поехал в Египет, где обнаружил «Декрет Канопуса» (Canopus Decree) — надпись, напоминавшую Розеттский камень, поскольку она также была записана параллельно иероглифами, демотикой и на греческом языке.

Лепсиус считается отцом современной египтологии. Он также внёс немалый вклад в изучение других африканских языков, хотя его взгляды на африканское языкознание уже при жизни были несколько устаревшими. Лепсиус изобрёл «Стандартный алфавит Лепсиуса» для транслитерации африканских языков (1855, пересмотрен в 1863 г.). В 1880 выпустил грамматику нубийского языка».

Перейдем к изложению текстов из книги Уоллиса Баджа – «Вводная часть. История Книги Мертвых» [3] :

ВВОДНАЯ ЧАСТЬ

ИСТОРИЯ КНИГИ МЕРТВЫХ

Подробности раннего этапа истории грандиозного собрания религиозных текстов, которое сегодня получило широкую известность под названиями: «Das Todtenbuch», «Das Aegyptische Todtenbuch», «Le Livre des Morts», «Rituel Funeraire», «II Libro del funerali degli antichi Egiziani» и «Книга Мертвых», затеряны во мгле веков, и до сих пор не найдены убедительные свидетельства, которые позволили бы нам описать ее с достаточной точностью.

Даже само название «Книга Мертвых» нельзя считать абсолютно точным, поскольку оно никак не отражает содержание множества религиозных текстов, гимнов, литаний и пр., которые сегодня известны именно как главы «Книги Мертвых», и уж тем более не являются переводом древнеегипетского названия этих произведений, РЕУ НУ ПЕРТ ЭМ ХРУ (REU NU PERT EM HRU), О, что означает «Главы о Восхождении к свету». Тем не менее, название «Книга Мертвых» больше соответствует содержанию книги, чем, скажем, «Ритуалы Мертвых» или «Погребальные Ритуалы», так как очень небольшая часть текстов действительно носила ритуальный характер, да и все собрание этих произведений целиком, несомненно, посвящено умершим и тому, что с ними происходит в загробном мире.

Рис. 3. Иероглифическое написание «Книги мертвых» — РЕУ НУ ПЕРТ ЭМ ХРУ (REU NU PERT EM HRU). (На рисунке под иероглифами приведена наша транскрипция египетских иероглифов латиницей. Прим. ред.).

О месте и времени написания первых текстов «Книги Мертвых» известно очень немногое. Сегодня, после того, как были проведены многочисленные раскопки гробниц династического Египта, а их содержимое скрупулезно изучено и обсуждено в научных кругах, мы по-прежнему не находим никаких свидетельств в пользу того, что исконные жители долины Нила обладали каким-либо собранием религиозных текстов, которое можно было бы считать первым сочинением, из которого за счет интерполяций и добавлений впоследствии родились известные сегодня Версии Книги Мертвых, или даже в пользу того, что они вообще использовали какие-либо религиозные тексты при погребении умерших.

Совершенно очевидно, что в различных версиях встречаются упоминания о погребальных обрядах коренных жителей Египта, а единообразное расположение тел умерших в гробницах древнейших додинастических времен дает понять, что первые жители Египта имели вполне устоявшиеся представления о будущей жизни, но мы не можем считать их авторами даже самой ранней версии Книги Мертвых, потому что это произведение предполагает наличие у его авторов определенных идей, которыми додинастические египтяне все же не обладали, и упоминает тщательно разработанный ритуал погребения, которому они никогда не следовали. Независимо от нашего отношения к теории о Ливийском происхождении исконных жителей долины Нила, нет никакого сомнения, что они использовали погребальный ритуал, который в его самых ранних формах существенно отличался от того ритуала, которому следовали их потомки поздней додинастической и ранней династической эпох.

С учетом уже известных на сегодня фактов трудно не прийти к выводу, что многие верования, встречающиеся в Книге Мертвых, были либо добровольно заимствованы у одного из соседних народов, либо навязаны египтянам неизвестными завоевателями, пришедшими в страну из Азии через Красное море или Аравийский полуостров. Версия о завоевателях, принесших свои верования в Египет, представляется более правдоподобной. Сегодня мы не можем сказать с уверенностью, кто были эти люди, или откуда они пришли, но существуют все основания предполагать, что сначала они переняли некоторые общие традиции исконных жителей долины Нила, а затем изменили их таким образом, чтобы они соответствовали либо известным им религиозным текстам, либо их собственным представлениям о загробной жизни, которые появились у них уже после переселения в Египет.

Раскопки додинастических египетских захоронений показывают, что исконные или додинастические жители Египта использовали как погребение своих умерших, так и кремацию. При погребении тела умерших либо разрезались на довольно значительное количество частей, либо их хоронили без расчленения. Тела, не подвергавшиеся расчленению, укладывались в могилах на левый бок головами на юг и иногда заворачивались в шкуры газелей или циновки.

Египтяне того времени не предпринимали попыток мумифицировать своих умерших в прямом смысле этого слова. Это, по-видимому, был наиболее древний способ погребения в долине Нила. Расчленение тела было, вероятно, обусловлено желанием сэкономить место и не дать духу усопшего возвратиться в его селение; в подобных случаях голова отделяется от тела, а конечности отрезаются и складываются вместе. С точки зрения хронологии, обычаи сжигать тела умерших появился позднее. Тела обычно сжигали лишь частично, после чего череп и кости сбрасывались в сравнительно неглубокую яму, при этом тщательно следили за тем, чтобы остатки рук и ног лежали вместе. В общем и целом эти два вида погребения выделяются весьма отчетливо, ведь кладбища, на которых производились захоронения того или иного типа, обычно находились на некотором расстоянии друг от друга и были достаточно четко разделены. Мы не можем с уверенностью говорить о существовании двух разных народов, один из которых хоронил тела умерших в неприкосновенности, а другой сначала сжигал их, а затем хоронил их остатки, но существуют многочисленные свидетельства в пользу того, что в погребальных обрядах этих двух слоев населения Египта было много общего. И те и другие использовали в качестве гробниц закрываемые сверху ямы, и те и другие хоронили умерших в долинах, и те и другие укладывали тела в одном направлении и, наконец, и те и другие клали в могилы умерших подношения.

Эти подношения, без всякого сомнения, служат доказательством того, что люди, как просто хоронившие своих мертвецов, так и сжигавшие их перед погребением, обладали вполне определенными представлениями о будущей жизни, причем эти представления едва ли могли появиться в умах без определенного ощущения, каким бы смутным оно ни было, присутствия рядом божественной силы.

При наших ограниченных знаниях вряд ли и стоит рассуждать о природе подобных ощущений, но не следует забывать, что широко распространенный обычай хоронить умерших головой на юг и присутствие в гробницах погребальных жертвоприношений указывает на существование у жителей Египта того времени религиозных убеждений достаточно высокого порядка, которые были нехарактерны для первобытных или полудиких племен.

Выше уже упоминалось, что люди, хоронившие своих умерших без предварительного расчленения или кремации, не предпринимали попыток мумифицировать тела в полном смысле этого слова, и, тем не менее, опираясь на результаты исчерпывающего исследования доктора Фуке (Fouguet), который обнаружил в некоторых скелетах следы битума, а также на тот факт, что многие тела были завернуты в шкуры животных, циновки или даже в грубую ткань, мы вполне можем предположить, что, обладай эти люди необходимыми знаниями, они бы принимали гораздо более продуманные меры для сохранения тел умерших. Эти первые жители Египта бальзамировали мертвецов либо потому, что хотели сохранить рядом с собой их материальные тела, либо потому, что верили, что будущее благополучие усопших в определенной степени зависит от сохранности их тел, оставшихся в физическом мире. Так или иначе, мотивация эта была, несомненно, очень сильной, ведь обычай тем или иным способом сохранять тела умерших от разложения просуществовал в Египте с самого начала додинастической эпохи вплоть до 640 года н.э., когда эта страна была завоевана арабами.

В то же время необходимо отметить, что как в могилах похороненных в неприкосновенности, так и в захоронениях расчлененных или кремированных тел, не найдено никаких надписей, а значит обычай помещать на оставляемых в гробницах предметах тексты религиозного содержания, обычай, столь распространенный среди египтян династической эпохи, в те времена еще не существовал. Однако невозможно себе представить, что люди, определенно верившие в будущую жизнь и старавшиеся из религиозных побуждений сохранить тела усопших, хоронили своих возлюбленных, друзей и родственников, не высказав вслух какого-нибудь благочестивого пожелания об их благополучии в загробном мире, или не попросив жреца своей общины произнести от их имени какое-нибудь заклинание или магическую формулу, специально предназначенную для подобных случаев. Более чем вероятно, что, если во время погребения читались молитвы или заклинания, чтение сопровождалось исполнением определенных ритуалов с элементами магического характера.

Эти молитвы и ритуалы, должно быть, передавались из поколения в поколение и, несомненно, были изначально предназначены для защиты умерших от нападения диких животных, гниения и разложения. И хотя сегодня мы не можем считать собрание подобных погребальных молитв, каким бы большим оно ни было, наиболее ранней Версией Книги Мертвых, нет никакого сомнения, что многие заклинания, найденные в Гелиополисской Версии, которая использовалась во времена IV и V династий, уходят корнями в древнейшую додинастическую эпоху, и что они столь же древние или даже древнее, чем цивилизация первых египтян, оставивших после себя исторические свидетельства, и их непосредственных предшественников.

Подобные магические формулы были направлены против змей и скорпионов, а также других ядовитых рептилий, причем их содержание в том виде, как они были записаны писцами около 3000 года до н.э., и встречающиеся в них ошибки показывают, что переписчики имели дело с текстами, которые в то далекое время были настолько древними, что многие места просто невозможно было разобрать, к тому же значительную часть текстов писцы переписывали, не понимая их смысла.

Так или иначе, эти заклинания появились еще в тот период, когда по берегам Нила во множестве водились дикие звери, и долина Нила служила домом для многочисленных враждебных человеку существ, которых первые жители этой местности старались хитростью или угрозами отогнать от своих мертвецов. В самом деле, с известной долей уверенности можно утверждать, что до того, как леса, покрывавшие берега реки, были вырублены на топливо, Египет во многом напоминал некоторые районы Нильской долины, расположенные далеко к югу, и что всевозможные речные чудовища и монстрообразные земноводные, которых сегодня можно встретить только в верховьях Голубого Нила и в районе Великих Озер, в те времена в изобилии водились в окрестностях Мемфиса и даже гораздо севернее. Ближе к концу того периода времени, когда тела умерших сжигались или расчленялись, предметы, оставляемые в могилах, начинают существенно отличаться от тех, что попадали в могилы людей, похороненных в неприкосновенности, и если в древних захоронениях во множестве встречается оружие из кремня, а каменные вазы и кувшины достаточно редки, то в более поздних захоронениях уже кремневое оружие становится исключением. Растет число прочных каменных ваз, и появляется довольно большое количество предметов из металла.

Трудно точно сказать, чем были вызваны эти изменения, но присутствие в захоронениях изделий из бронзы и других металлов скорее всего указывает на то, что жители долины Нила испытывали в то время явное влияние со стороны, причем не исключено, что это влияние исходило от переселившихся в Египет завоевателей. Сегодня мы не в состоянии ответить на вопрос, принадлежали ли эти переселенцы хотя бы отдаленно к семитской расе или они были потомками народа, родственного тому, представителей которого в настоящее время, по общему согласию, называют шумерами; ведь если присутствие в ранних иероглифических текстах грамматических конструкций, глагольных форм, идиом и местоимений, несомненно идентичных тем, что и по сей день используются во всех семитских диалектах, указывает на семитское влияние или достаточно близкое родство с семитскими народами, то религиозные верования египтян додинастической и ранней династической эпох имеют мало общего с дошедшими до нас соответствующими представлениями древних семитских народов. Но независимо от того, были ли эти иммигранты семитского происхождения или нет, они, очевидно, пришли в Египет с востока, сумев силой оружия или какими-либо другими средствами основать в долине Нила постоянные поселения.

Народ, вооруженный оружием из металла, покорил племена, полагавшиеся в основном на кремневое и каменное оружие, и, сделавшись хозяевами страны, эти люди управляли ею согласно своим собственным представлениям и методам, насколько им позволял климат и природные условия местности. Завоевание повлекло за собой смешанные браки, которые были абсолютной необходимостью, если иммигранты пришли с востока и хотели, чтобы местные жители терпели их потомков на своей земле. Таким образом, можно сделать вывод, что египтяне обозримого исторического периода являются потомками некоего народа, пришедшего из северо-восточной Африки, и иммигрантов с востока, которые, обосновавшись в Египте, постепенно смешались с местным населением.

Нетрудно заметить, что исконное население Египта обязано пришельцам с востока очень многим, ибо последние научили их искусству обработки металлов (хотя древние египтяне не переставали использовать кремневое оружие, т.е. ножи, топоры, наконечники копий и стрел, скребки и пр., вплоть до начала династического периода) и искусству письма.

М. де Морган утверждает, что первыми бронзу научились обрабатывать народы Азии, и что, по его мнению, искусству изготовления кирпичей египтяне научились в Месопотамии, где, как мы можем судить по раскопкам древних шумерских городов, практика использования кирпичей при постройке домов была очень широко распространена наряду со многими другими умениями, которые упомянутый автор весьма подробно описывает [4] .

Вместе с искусством письма переселенцы, несомненно, принесли в Египет определенные религиозные верования, погребальные обряды и литературу, что повлекло за собой постепенное изменение существовавшей до их появления системы погребения, которая обрела совершенно новые черты. Закрытые сверху ямы и углубления в земле, которые служили могилами и которые выкапывались практически без разбору на берегах реки, сменились грубыми сооружениями из кирпича, состоящими из одной или нескольких камер. Могилы больше не выкапывались в долинах, а делались на склонах холмов. Тела усопших не сжигались и не расчленялись, а голову больше не отделяли от тела. На смену шкурам животных, циновкам и грубой ткани пришли аккуратные слои особой материи, тщательно обматываемой вокруг тела; кроме того, мертвых стали укладывать на спину в саркофагах, вместо того, чтобы поворачивать их на бок и оставлять лежать прямо на земле.

Наименьшими были изменения в характере подношений и прочих предметов, найденных археологами в захоронениях этого периода. Глиняная посуда, сделанная с помощью гончарного круга, сменила грубые, сделанные вручную горшки, появились булавы и новое, более грозное оружие, к которому добавилось большое количество различных амулетов нового типа. К сожалению, установить точную дату начала этого периода перемен невозможно, также как нельзя определить его продолжительность, но совершенно очевидно, что как исконные жители этих мест, так и переселенцы из других земель, изменили в то время свои погребальные традиции, и что именно в тот период были заложены основы системы погребения и мумификации, которая впоследствии получила всеобщее распространение среди исторических египтян.

Коренные жители быстро осознали преимущество гробниц из кирпича и прочих привнесенных переселенцами нововведений и постепенно переняли их, особенно с появлением стремления к сохранению физического тела и заботе о благополучии души.

Вместе с тем, начатые пришельцами изменения носили радикальный характер, и тот факт, что исконные жители Египта согласились их признать, свидетельствует о полном перевороте в своего рода фундаментальных основах их собственной веры. По сути, они отказались не только от традиции расчленения и сжигания тел, но и от полудиких представлений и верований, побуждавших их к подобным действиям, и мало-помалу эти верования были вытеснены из их сознания учением о воскресении человека, которое, в свою очередь, основывалось на вере в то, что богочеловек и царь Озирис был изувечен и убит, но его тело было набальзамировано, а сестры Озириса Изида и Нефтида снабдили его амулетами, защитившими его от напастей загробного мира, и прочитали над ним серию магических заклинаний, которые обеспечили ему вечную жизнь. Другими словами, египтяне приняли важнейшие из верований, составляющих основу Книги мертвых.

По мнению автора, период этих перемен и стал периодом появления в Египте большинства религиозных и погребальных произведений, известных сегодня как «Книга Мертвых». Ученым неизвестно, включала ли в себя примитивная форма учения об Озирисе представление о том, что его тело было расчленено, а его голова отрублена, но зато вполне очевидно, что многие влиятельные люди Египта возражали против обезглавливания умерших, и их протест нашел свое отражение в главе XLIII Книги Мертвых, которая, судя по ее названию, специально предупреждает, что «нельзя отрубать голову человеку, ушедшему в царство мертвых». Текст этой удивительной главы представляет для нас огромный интерес. Он гласит: «Я, Величайший, сын Величайшего; Я Огонь, сын Огня, который получил свою голову назад, после того, как она была отрублена. Голова Озириса не была унесена от него, так да не будет и голова(здесь стоит имя усопшего, которого также зовут Озирис) унесена от него. Я вновь собрал себя по частям; Я сделал себя здоровым и невредимым; Я вернул себе молодость; Я Озирис, Владыка Вечности». Название главы XLIII достаточно выразительно, но ее содержание, повидимому, указывает на то, что, чтобы человек мог сохранить голову в своей следующей жизни в другом мире, ее нужно было сначала отделить от тела умершего, а затем вернуть на место.

Однако исторические египтяне, очевидно, отказались от подобных верований и с явным страхом относились к любому повреждению тела, сохранив, тем не менее, в своих религиозных текстах многочисленные упоминания о необходимости собирать вместе отдельные части тела и разрозненные кости. Глава LXIII, существовавшая во времена XVIII династии в двух вариантах, также содержит ссылки на определенные погребальные обычаи додинастических египтян, поскольку первый вариант был написан для защиты человека от кремации в загробном мире, а второй должен был защитить его от опасности быть ошпаренным или сваренным в кипятке.

В обозримые исторические эпохи египтяне не сжигали, не ошпаривали, не варили своих мертвецов, но, как уже указывалось выше, додинастические египтяне частично сжигали тела усопших, и, весьма вероятно, что они также варили их, чтобы отделить мясо от костей при помощи специальных скребков. В различных главах Книги Мертвых существует немало отрывков с очевидными аллюзиями, касающимися додинастических погребальных традиций, причем во многих главах говорится о природных условиях Египта, сведения о которых можно было собрать только в период, предшествующий появлению в стране переселенцев с востока.

Совершенно очевидно, что люди, привнесшие в культуру Египта Книгу Мертвых, заявили о своей способности защитить тело умершего от любой опасности при помощи магических имен, слов или обрядов, и что исконные народы долины Нила поверили заявлениям иммигрантов и начали следовать многим их погребальным традициям, переняв заодно и лежавшие в основе этих традиций верования. Завоевателям так и не удалось убедить местное население полностью отказаться от незрелых представлений, фантастических верований и образов, и поэтому мы видим, как во все времена идеи и понятия полудикого северо-африканского происхождения все больше и больше соперничают в Книге Мертвых с возвышенными, высоконравственными и высокодуховными верованиями, которыми она обязана присутствию в Египте элементов азиатской культуры.

Главы Книги Мертвых являются своеобразным зеркалом, в котором отражены многие верования самых различных народов, внесших свой вклад в историю Египта, и именно поэтому представить связное и логичное описание религиозных воззрений египтян в любой заданный период их истории необычайно сложно. В то же время существуют все основания надеяться, что при дальнейшем изучении текстов и с появлением новых сведений о египтянах додинастическои эпохи мы сможем тщательно проанализировать подобные верования и классифицировать их по источникам возникновения.

Определить точную дату появления в Египте Книги Мертвых практически невозможно, но зато доподлинно известно, что она была широко распространена еще до начала правления фараонов первой династии. На первых порах молитвы и обращения к божествам, впоследствии классифицированные и распределенные по главам, были относительно просты, их, вероятно, было немного, и основное содержание этих молитв соответствовало, прежде всего, условиям погребения, характерным для родины тех, кто принес их в египетскую культуру.

Кроме того, поначалу молитвы повторяли по памяти, а не читали с рукописных копий, и они, несомненно, очень долгое время сохранялись в устной традиции. Тем временем количество и продолжительность молитв, гимнов и магических заклинаний росли, их содержание было приведено в соответствие с условиями, существовавшими тогда в Египте, а длинные тексты стали записываться; однако это последнее изменение произошло только тогда, когда жрецы начали сомневаться в значении некоторых отрывков, и когда они обнаружили, что определенная часть текстов постепенно забывается. Мало вероятно, что в то далекое время верховные власти предпринимали сколь либо эффективные попытки следить за точностью рукописных копий, и хотя переписчики в своей работе придерживались в основном полученных ими копий молитв, гимнов и прочего, вскоре в тексты проникли различные изменения, добавления и ошибки, которые были зачастую вызваны неправильным истолкованием отдельных иероглифов.

Опыт показывает, что даже при современном уровне развития печати и стереотипирования сохранить какой-либо текст в его первозданном виде, не сделав ни одной ошибки, чрезвычайно сложно, а когда копии приходится размножать от руки, вероятность ошибки возрастает в тысячу раз. Ведь кроме ошибок, вызванных небрежностью, невежеством и усталостью глаз и руки переписчика, нельзя забывать и о различных добавлениях и интерполяциях, которые неизбежно попадают в текст, если работающий над этим текстом писец стремится, чтобы он соответствовал его собственным взглядам. Именно подобные тенденции, появлявшиеся со стороны писцов и переписчиков, заставили мудрецов-талмудистов прибегнуть к «казуистическому толкованию» ради сохранения уже не первоначального текста иудейской Библии, а того текста, который считался заслуживающим доверия в их времена.

Хорошо известно, что через несколько лет после смерти пророка Магомета знать мусульманского мира была не на шутку обеспокоена изменениями, уже успевшими к тому времени проникнуть в Суры Корана, и один из ее представителей просил [5] своего господина (учителя) «остановить людей, прежде чем они изменят свое отношение к своим Писаниям, как это сделали иудеи и христиане!» В этом конкретном случае разночтения в священной книге арабского мира, которой приписывалось божественное происхождение, были ликвидированы наиболее эффективным образом, ведь как только четыре авторитетных муллы, назначенные для определения окончательного варианта арабского Священного Писания, начали работу, они собрали копии Корана со всех уголков мусульманских владений и, отобрав варианты, которые следовало сохранить, сожгли все остальные рукописи, содержащие забракованные ими версии. Остается только пожалеть, что подобные решительные меры не были приняты при создании textus receptus Книги Мертвых.

Предметы в могилах додинастических жителей Египта не содержат никаких религиозных надписей, и только в эпоху династических египтян в гробницах начали появляться многочисленные свидетельства существования Книги Мертвых. Тем не менее, можно утверждать, что определенная часть Книги Мертвых использовалась и до правления фараонов I династии.

Многочисленные гробницы высших жрецов и найденные в этих гробницах надписи свидетельствуют о том, что люди, в них похороненные, при жизни выполняли обязанности, связанные с погребением умерших, такие как чтение священных текстов и соблюдение ритуалов, которые, как мы знаем из пояснений, вошедших в версии Книги Мертвых более позднего периода, египтяне считали важнейшим элементом спасения.

Таким образом, если жрец при жизни читал священные тексты и выполнял обряды, предписанные Книгой Мертвых, это произведение, несомненно, уже должно было существовать в той или иной форме, поскольку жрецы не могли читать религиозные книги, которых не существовало. Сами египтяне не оставили после себя никаких достаточно убедительных свидетельств в пользу того, что они знали о существовании Книги Мертвых в додинастическую эпоху, но у них не было ни малейшего сомнения, что некоторые ее части относились еще ко временам I династии, что лишний раз доказывают следующие факты.

Древнейший папирус с текстами Книги Мертвых, известный на сегодняшний день, это папирус, который был написан Ну, сыном «Хранителя дома Хранителя печати Аменхотепа (Amen-hetep) и хозяйки дома Сенсенеб (Senseneb)»; этот чрезвычайно ценный документ датируется, самое позднее, началом эпохи XVIII династии [6] . В нем приводятся две версии 64 главы, одна из которых несколько длиннее другой, и каждая версия снабжена пояснением, которое указывает дату написания текста; в пояснении к более короткой версии говорится, что «Глава была найдена в фундаменте усыпальницы Хенну (Hennu) главным каменщиком во времена правления Его Величества, царя Юга и Севера, Семти» (или Хесепти), а пояснение к более длинной версии гласит, что она «была найдена в городе Кхеменну (Гермополис, город Тота) на железной плите, привезенной с юга, которая была инкрустирована буквами из настоящего лазурита, под ногами бога (т.е. Тота) во времена правления Его Величества, царя Юга и Севера, Мен-кау-Ра (Men-kau-Ra), т.е. Мисеринуса, сыном царя Херу-та-тафом (Неru-ta-ta-f). Как видим, у нас имеются два утверждения, одно из которых относит «обнаружение» Главы к эпохе первой династии, а второе ко — временам IV династии; вполне вероятно, что оба эти утверждения достоверны, поскольку ясно, что более длинная версия, датированная эпохой IV династии, и должна быть гораздо объемнее, чем та, что отнесена в пояснении к I династии, ведь совершенно очевидно, что она является расширенной версией более короткой Главы.

Не совсем понятно значение слова «найдена» по отношению к Главе, но оно, вероятно, означает не только сам факт ее обнаружения, но и определенную литературную работу, проделанную над ней, например, исправление или редактирование. Упоминание царя Семти в пояснении к более короткой версии Главы представляет для нас особый интерес, если вспомнить изображение, начертанное на эбеновой табличке царского казначея Хемаки (Hemaka) [7] ; надпись на этой табличке была, очевидно, сделана в честь Семти, поскольку его, связанное с богом Гором имя Тен (Ден – Прим. ред.), помещено рядом с именем его казначея Хемаки.

Рис. 4. Иероглиф – «Тен, связанное с Гором имя Семти». (Мы подробно рассматривали сакральный смысл этого иероглифа в нашей работе — Иероглиф Хор Ден и тайна происхождения Верхнего и Нижнего Египта. Иероглиф, связанный с именем царя Семти переводится как – Хор-Тен, или Хор-Ден. Этот иероглиф приводится в работе У. Баджа и, практически более никак не комментируется. В верхней части иероглифа изображен Гор в виде сокола. В нижней части иероглифа показана четкая графическая структура из прямых линий. Прим. ред.)

Справа от имени мы видим увенчанного белой короной бога Озириса, сидящего на священном месте, к которому ведет короткий ряд ступеней; перед ним изображена фигура царя Семти, который танцует в присутствии бога, причем голова его увенчана коронами Юга и Севера, и в одной руке он держит предмет в виде (иероглифа –  Хап (Hap) Прим. ред.), а в другой руке у него посох или трость.

Нет никакого сомнения, что бог святилища — это Озирис, ведь он занимает положение на верхней лестнице, за что позднее Озириса стали называть «Богом на вершине лестницы» [8] . Иногда на саркофагах и в других местах изображали бога, сидящего на вершине лестницы [9] . Существуют и другие примеры, когда цари танцуют перед своим богом, желая ублажить его. Так, Усертсен танцевал перед богом Амсу (Amsu) или Мину (Minu), Сети I танцевал перед Секхетом, а упоминание в тексте Пепи I [10] о царе, танцующем, подобно карлику, перед богом, т.е. Озирисом, доказывает, что эта традиция была распространена в Египте еще в раннюю династическую эпоху; о том же, что сфера распространения этой традиции не ограничивалась Египтом, ясно свидетельствует отрывок из Библии (2 Книга Царств, начиная с главы 14), в котором Давид танцует перед ковчегом Господа.

На упомянутой выше табличке под изображением танцующего царя начертаны несколько иероглифов, точное значение которых определить очень трудно, но в левом углу мы видим один иероглиф, который определенно означает «ладья Хенну», и поскольку известно, что наиболее древняя версия Главы LXIV была найдена в основании гробницы Хенну, кажется весьма вероятным, что царь Семти был неким особым образом связан с культом этого бога или с исполнением обрядов, в которых лодка Хенну играла одну из центральных ролей. Необходимо также отметить, что фигура Озириса, сидящего в своем святилище на вершине небольшой лестницы, является самым ранним из имеющихся у нас изображений этого бога.

Тот факт, что казначей Хемака изображает на своей табличке танцующего царя и ладью Хенну, позволяет нам сделать вывод, что связь царя с этим богом и лодкой была настолько значимой, что его преданный слуга, посчитав ее одной из важнейших черт жизни своего господина, решил запечатлеть эти два образа на табличке.

Нельзя не обратить внимание и на еще одну особенность Главы LXIV. Та ее версия, которая связана с именем Семти, озаглавлена «Глава познания Глав о восхождении к Свету в одной главе». Мы уже упоминали ранее, что египтяне называли Главы Книги Мертвых «Главами о восхождении к Свету», и, судя по названию Главы LXIV, можно предположить, что уже во времена Семти эти Главы были столь многочисленны, что возникла необходимость составить или отредактировать одну из существовавших Глав таким образом, чтобы она одна содержала все знания, необходимые умершим для спасения; если эта теория верна, и нет причин в ней сомневаться, то в данном случае налицо удивительное доказательство древности некоторых частей Книги Мертвых.

Содержание Главы LXIV весьма необычно, и мы можем с уверенностью говорить, что в любой период египетской истории она считалась квинтэссенцией Книги Мертвых, приравнивалась по значению ко всем остальным Главам и наделялась магической силой, которая могла защитить умерших ничуть не хуже, чем сила всех остальных Глав, взятых вместе. Изображение бога Озириса и ладьи Хенну на табличке современника Семти, казначея Хемаки, позволяет нам с уверенностью утверждать, что в период правления Семти в истории Книги Мертвых произошло некое важное событие, и что это событие было связано с доктриной и культом Озириса.

История Книги Мертвых во времена II, III и IV династий полностью скрыта от нас в глубине веков. Причем до нас не дошло ни одной копии какой-либо части использовавшейся в то время Версии. В период правления Менкау-Ра (Men-kau-ra), царя IV династии, Главы XXX Б, LXIV, CXLVIII, как свидетельствует сама Книга Мертвых, были «найдены» Херу-та-тафом, сыном Кхуфу: человеком, которому в более поздние века приписывалась необычайная ученость и эрудиция, и весьма вероятно, что, подобно царю Семти, он исправил или отредактировал те Главы, в пояснении к которым упоминается его имя; ведь недаром многочисленные надписи в гробницах того времени доказывают, что тогда широко использовалась одна из Версий Книги Мертвых.

В эпоху V и VI династий в развитии похоронных обрядов, исполняемых при погребении египетских фараонов, произошел огромный скачок. Унас (Unas ), Тета (Teta), Пепи I и другие покрывали огромные площади внутренних комнат, коридоров и прочих помещений своих гробниц-пирамид избранными текстами из самой ранней дошедшей до нас Версии Книги Мертвых [11] .

В нашем распоряжении имеется 5 подборок текстов из этой Версии, которая, благодаря содержащимся в ней представлениям жрецов школы города Анну или Гелиополиса, получила название «Гелиополисская»; тем не менее, у нас нет оснований считать, что эти 5 подборок составляют целое произведение. Сегодня невозможно с точностью перечислить все исправления, изменения и дополнения, внесенные жрецами Анну в этот труд, однако в их Версии встречается множество свидетельств, показывающих, что созданный ими вариант Книги Мертвых был основан на двух или, может быть, трех более древних Версиях. Кроме того, Гелиополисская Версия содержит религиозные идеи и верования, принадлежащие к совершенно новым для того времени пластам цивилизации и духовной мысли, причем очевидно, что этими представлениями египтяне обязаны своим предкам по северо-африканской линии, которые во времена их формирования, должно быть, стояли на лестнице цивилизации немного выше, чем полудикие племена Западной Африки и Судана.

Нам ничего не известно об истории Книги Мертвых в период между VI и XI династиями, и новые варианты текстов этого произведения мы находим только во времена XI династии. Очень немногое известно также и об исторических событиях, имевших место в обозначенный период, и хотя именно тогда в Верхнем Египте были построены гробницы поразительных размеров и красоты, никаких значительных изменений в погребальных обрядах, очевидно, не произошло, и, следовательно, мы можем предположить, что не было и новых Версий Книги Мертвых; даже если такая Версия и была создана, у нас до сих пор нет никаких свидетельств, подтверждающих ее сосуществование. Однако эпоха XI и XII династий представлена несколькими саркофагами и гробницами, на внутренние поверхности которых нанесены тексты из так называемой Гелиополисской Версии, иероглифами и содержанием поразительно похожие на тексты из царских пирамид Саккары (Sakkarah) V и VI династий, и отличающиеся от последних лишь объемом. Саркофаги того времени исполняли те же функции, что и главная погребальная комната или зала гробницы более позднего периода, их внутренняя поверхность была покрыта длинными иератическими текстами, нанесенными на дерево черными чернилами, тогда как внешняя сторона саркофагов оставалась чистой, за исключением нескольких коротких надписей, содержащих имя и титулы усопшего, а также короткие молитвы. Над расположенными вертикально строками текста на всех четырех внутренних сторонах саркофага были нанесены изображения предметов, которые в те времена служили традиционными погребальными подношениями, а над этими рисунками имелась горизонтальная строка иероглифов, содержащая обычно имя усопшего и молитву, в которой выражалась надежда, что эти подношения будут служить умершему вечно. Тексты в подобных саркофагах совпадают очень редко и не отличаются четкой последовательностью изложения. Их выбор и содержание зависели, по-видимому, от индивидуальной фантазии усопшего или писца, занимавшегося составлением погребальных надписей. Поскольку в пирамидах того времени не найдено отрывков из Книги Мертвых, можно предположить, что из соображений экономии египтяне предпочитали хоронить умерших в покрытых надписями деревянных саркофагах, которые были значительно дешевле каменных пирамид.

Период между XII и XVIII династиями является еще одним темным пятном в Книге Мертвых, а с началом XVIII династии это произведение вступает на новую стадию своего развития; если прежняя эпоха ознаменовалась переходом от пирамид к саркофагам, то теперь из саркофагов погребальные тексты перенеслись на папирусы. Вероятно, и в этом случае главную роль сыграли соображения экономии. Покрытые надписями пирамиды, саркофаги и гробы были обязательным атрибутом только семьи фараона и наиболее богатых и знатных граждан, тогда как основная масса населения обходилась свитками папируса, которые были значительно дешевле, особенно если человек прибегал к услугам самого обычного писца или сам переписывал для себя копию Книги Мертвых. Наибольшее число папирусов с текстами из Книги Мертвых было найдено в захоронениях города Фивы, где копии этих текстов изготавливались главным образом для жрецов, их жен и других членов их семей, основная масса которых принадлежала к культу «Амена-Ра, царя богов, повелителя престолов мира», причем центром служения этого культа также являлись Фивы; именно по этой причине Версию Книги Мертвых, получившую широкое распространение в период с XVIII по XXII династию, обычно называют Фивской Версией. Тексты, переписываемые жрецами Амена, были, конечно, взяты из Версии Анну или Гелиополиса, и на протяжении первых веков существования великого братства жрецов Амена они ограничивались лишь заимствованием религиозных воззрений и доктрин мудрецов упомянутого выше места. Однако время шло, и по мере того, как братство набирало силу, жрецы медленно, но верно, наделяли своего бога Амена чертами древнейших богов Египта, и в конечном итоге, как видно из Главы CLXXI (См. ниже стр. 379), его имя было поставлено в один ряд с именами последних. Длина прекрасно сохранившихся экземпляров папирусов Фивской Версии колеблется от 15 до 90 футов при ширине от 12 до 18 дюймов. В начальный период XVIII династии тексты неизменно писались черными чернилами вертикальными рядами иероглифов, отделенными друг от друга черными линиями; названия и первые буквы Глав, а также пояснения и заглавные слова писались красными чернилами. В эту же эпоху писцы начали украшать папирусы выполненными черными чернилами рисунками, однако такие рисунки или «виньетки» нельзя считать изобретением жрецов Амена, поскольку на некоторых наилучшим образом сохранившихся саркофагах XI династии можно встретить несколько виньеток, иллюстрирующих содержание текстов, а в случае с виньеткой, которая иллюстрирует содержание Елисейских Полей, мы обнаруживаем, что писец XVIII династии просто копировал во всех основных деталях рисунок писца XI династии. Вполне возможно, что писцы более ранней эпохи обладали неким прототипом, служившим изначальным образцом их виньеток, но, если такой прототип и существовал, на сегодняшний день не обнаружено ни одного доказательства этого факта.

Во времена XIX династии виньетки начали рисовать очень яркими красками, и мало-помалу уже тексты стали играть ту второстепенную роль, которая в начале XVIII династии была отведена виньеткам, когда эти последние еще рисовали простыми черными чернилами. В папирусе Хунефера (Британский Музей, N 9901) основное внимание было уделено изумительно красочным виньеткам, и в результате текст Главы XVII из этого папируса содержит столько ошибок, что большая его часть утратила всякий смысл. На первых порах за «оформление» папируса отвечал писец, и художник, если его нанимали, рисовал свои виньетки в тех местах, которые писец оставил незаполненными; но впоследствии положение дел, очевидно, изменилось, и теперь уже художники начинали свою работу первыми, а писцам приходилось довольствоваться пространством, которое оставалось после размещения виньеток. Длинные копии Фивской Версии делали по частям, которые впоследствии соединяли вместе, и иногда над ними, по-видимому, работали сразу несколько писцов и художников, не имевших представления или не обращавших внимание на то, что делал каждый из них в отдельности. В результате в тех прекрасно сохранившихся папирусах, которые переписывались по частям, некоторые главы встречаются по два или даже по три раза, причем в некоторых случаях дубликаты одной и той же главы отличаются друг от друга последовательностью расположения текста и виньеток. В одном из наиболее красочно иллюстрированных папирусов, папирусе Ани, отсутствует значительная часть текста Главы XVII, что является, вероятно, результатом ошибки писца, который пропустил при копировании целую страницу текста. Тем не менее, некоторые виньетки представляют для нас особую ценность, потому что на них часто бывают изображены мифологические сцены, имена богов и т. д., которые нигде в текстах не встречаются. В этой связи следует отметить огромное значение сцен Суда и сопровождающих их текстов, а также богатую по содержанию виньетку к Главе XVII. В эпоху XXI и XXII династий наблюдается постепенное ухудшение художественного оформления папирусов с текстами Книга Мертвых. В их оформлении и содержании происходят многочисленные изменения. Прежде всего, папирусы становятся короче и уже, особенно те, которые были изготовлены для жрецов Амена, и в них появляются тексты, принадлежащие к великому погребальному сочинению, носившему название «Книга о том, что есть в загробном мире». И хотя некоторые папирусы все же сохраняют многие характеристики лучших образцов прошлого, кажется, что уровень мастерства писцов и художников существенно снизился, и вполне очевидно, что само отношение жрецов Амена к Книге Мертвых претерпело изменение. Так, в папирусе Анхаи, относящемся к XXII династии (Британский Музей, N 10472), мы находим виньетку с изображением сцены Творения и несколько других рисунков, не имеющих, строго говоря, никакого отношения к Книге Мертвых. Работа художника в данном случае по-своему хороша, а использование в рисунках позолоты для придания им блеска весьма поучительно. Что же касается текстов этого папируса, то они отрывочны и неполны и зачастую абсолютно никак не связаны с сопровождающими их виньетками.

Примерно в этот период времени начинают появляться тексты, которые писцы переписывали, читая оригинал с конца, а не с начала; нередки пропуски целых отрывков текста; виньетки часто рисуются с Главами, к которым не имеют никакого отношения; а то, что на первый взгляд кажется Главой Книги Мертвых, зачастую представляет собой набор отрывков из разрозненных предложений, переписанных без пробелов и знаков препинания, просто, чтобы заполнить место, оставленное художником для текста. В общем и целом, такие пестро раскрашенные папирусы с изобилующими неточностями текстами весьма характерны для того периода.

Интересно также отметить, насколько велико стало в эпоху XXII династии влияние жрецов Амена, и как они постепенно узурпировали для своего бога характеристики древнейших богов Египта. В папирусе принцессы Неси Кхенсу, хранящемся сегодня в Каирском музее, иератический текст начинается с длинного, подробного списка титулов Амена-Ра, и вместо подборки Глав из Фивской Версии мы находим серию утверждений, написанных явно официальным языком, в которых Амен-Ра клянется, что дарует покойной госпоже все возможные блага. Примерно в это же самое время появляется традиция записывать копии Книги Мертвых иератическими символами и иллюстрировать их виньетками с нанесенным черными чернилами контуром рисунка; некоторые из этих папирусов достигают порядка 50 футов в длину и около 1 фута 6 дюймов в ширину, но большая часть папирусов обладает значительно меньшими размерами. Как и раньше, писцы, работавшие над этими папирусами, не придерживались никаких правил при расположении Глав, которым они, однако, давали особые названия; эти названия, как и следовавшие за ними тексты, были взяты, конечно, из Фивской Версии.

Период между концом XXII и началом XXVI династий не оставил нам никаких свидетельств об истории Книги Мертвых, но это и не удивительно, если вспомнить, что эта эпоха была ознаменована социальными потрясениями и мятежами. Жрецы Амена-Ра, узурпировав для своего бога положение Ра и других богов в религиозной системе Египта, пошли дальше и узурпировали всю власть в Египетском царстве; но они были неспособны поддерживать господство Египта в странах, завоеванных великими фараонами XVIII и XIX династий, и, как неизбежный результат этого, покоренные народы и племена отказались платить наложенную на них дань. Потеря дани означала для храмов потерю пожертвований, что вело к утрате жрецами своей временной власти, и, когда народ Египта осознал, что теряет свое положение среди соседних народов, он положил конец правлению жрецов Амена. Сокращение доходов как жрецов, так и простых людей, немедленно привело к урезанию расходов на погребальные церемонии; таким образом, погребение жрецов стало проводиться с меньшей помпезностью, а традиция изготовления копий Книги Мертвых была предана забвению; наступил даже такой момент, когда примерно в 700 году до н.э. переписывание Книги Мертвых было полностью прекращено, и, по всей видимости, это событие совпало с последней неудачной попыткой жрецов Амена удержаться у власти.

С возвращением власти к фараонам XXVI династии произошло всеобщее возрождение древних религиозных и погребальных традиций, храмы были очищены и отремонтированы; старые, давно забытые тексты были извлечены из небытия и переписаны; художники и скульпторы стали использовать лучшие шедевры мастеров Древнего Царства в качестве образцов для собственных творений. Возрождение не обошло стороной и Книгу Мертвых: нет никаких сомнений, что люди, стоявшие во главе нового движения, полностью осознавали тот факт, что тексты, составлявшие основу древнейшего религиозного произведения нации, нуждаются в срочной переработке и переиздании, и приняли соответствующие меры, чтобы внести в разрозненное собрание текстов какой-то порядок.

Где и как в точности это осуществлялось, сегодня сказать невозможно, но весьма вероятно, что этим занималось специальное собрание и коллегия жрецов, и в результате их деятельности появилась Саитская Версия Книги Мертвых. Сохранившиеся до наших дней папирусы, датируемые описываемым периодом времени, показывают, что Главы этой Версии следуют одна за другой в строго определенном порядке, и хотя отдельные имеющиеся у нас подборки текстов могут быть короче остальных, Главы, встречающиеся во всех папирусах, всегда расположены относительно друг друга в одном и том же порядке. Все ранние Версии Книги Мертвых характеризуются теми или иными отличительными особенностями, отражающими религиозные воззрения тех эпох, в которые они были написаны, и Саитская Версия не является исключением из этого правила, ибо она включала в себя четыре Главы (CLXII -CLXV), не встречающиеся в более поздних папирусах. Эти Главы содержат множество иностранных слов и необычных идей, и остается лишь надеяться, что когда-нибудь ученые смогут выяснить обстоятельства их написания. Папирусы с текстами Саитской Версии имели следующие характерные черты:

1. Текст написан длинными вертикальными рядами иероглифов только общепринятого образца, ряды отделены друг от друга черными линиями;

2. Рисунки на виньетках выполнены черными чернилами и в большинстве случаев занимают небольшое пространство перед теми текстами, к которым относятся, — исключение составляют виньетки «Восход» или «Закат», «Сцены Суда», «Елисейские Поля», а также виньетка «Семь Коров и их Бык», иллюстрирующая текст Главы CXLVIII.

Во времена Птолемеев использовалась Саитская Версия Книги Мертвых, но еще до того, как правление этой династии подошло к концу, было создано несколько коротких религиозных произведений, которые специально предназначались для нанесения на погребальные папирусы, и появилась традиция делать копии этих текстов на благо усопших и класть их в саркофаг или гробницу вместо избранных Глав из более древней работы. По всей видимости, писцы пытались выбрать из текстов минувших времен только те отрывки, которые считались абсолютно необходимыми для спасения душ усопших, и пропускали хвалебные гимны, обращения к богам и сочинения, в основе которых лежали давно забытые верования и мифы. В папирусах этого периода встречается множество свидетельств в пользу того, что писцы довольно плохо понимали значение текстов, которые они переписывали, и не могли правильно расположить добавляемые к текстам виньетки.

Особый интерес среди работ, популярных в эпоху Птолемеев, греко-римский период и, вероятно, более поздние века вызывает «Шаи ен Сенсен», или «Книга Дыхания». В этом сочинении мы обнаруживаем идеи и верования, основанные на содержании Книги Мертвых, которые показывают, что существующие в умах людей фундаментальные представления о будущей жизни всегда остаются неизменными; «Книга Дыхания» удивительным образом выражает суть всех представлений и верований людей относительно бессмертия и счастья души усопшего и его мертвого тела, с этой точки зрения она не содержит практически ни одного лишнего слова [12] .

В римскую эпоху в могилы к усопшим клали небольшие свитки папируса с торжественными заявлениями о благочестивой жизни умерших и о счастье, ожидающем их в загробном мире, причем авторы этих текстов стремились не столько прославить египетских богов, сколько обеспечить умершим счастье блага бессмертия в будущей жизни за как можно меньшую цену в этой.

Тем не менее, в первые века христианской эры знания о древних Версиях Книги Мертвых продолжали существовать, поскольку на гробе, найденном в Париже и датируемом примерно II-ым веком н.э., мы находим несколько текстов, не менее древних, чем пирамиды в Саккаре (Сахаре), — факт, который доказывает, что даже в этот период времени в случае необходимости можно было найти оригиналы, для того, чтобы скопировать с них требуемый текст. Сведения о различных Версиях Книги Мертвых можно суммировать следующим образом:

1. ГЕЛИОПОЛИССКАЯ ВЕРСИЯ: (а) использовалась во времена V и VI династий и была найдена в виде иероглифических текстов, начертанных на стенах внутри помещений пирамид в Саккаре; (б) писалась упрощенными иероглифами на саркофагах XI и XII династий.

2. ФИВСКАЯ ВЕРСИЯ: (а) писалась иероглифами на папирусах и саркофагах в период с XVIII по XXII династии; (6) писалась иератическими символами на папирусах XXI и XXII династий.

3. САИТСКАЯ ВЕРСИЯ: писалась на папирусах, саркофагах и т.д. иероглифическими, иератическими и демотическими символами во времена XXVI и последующих династий; именно эта Версия была наиболее распространенным вариантом Книги Мертвых в эпоху Птолемеев и может считаться ее последней Версией. В греко-римский и римский периоды в могилы к умершим клали отрывки из последней Версии, которые умещались на папирусе площадью всего в несколько дюймов, и мы видим, что великое религиозное произведение египтян, просуществовавшее, по крайней мере, на протяжении 5 тысячелетий, одни только избранные тексты которого покрывали стены комнат и коридоров огромной пирамиды, или несколько десятков футов папируса, или внутреннюю поверхность целого саркофага, закончила свое существование в виде неразборчивых каракуль, второпях накарябанных на крохотных обрывках папируса.

С первой до последней копии Книги Мертвых в ней не упоминается ни одного имени автора или редактора какой бы то ни было ее части, за исключением царей Семти, Менкау-Ра и Херута-тафа, сына Кхуфу. Некоторые Главы могут нести на себе отпечаток культа того или иного города или нескольких городов, но в целом Книга Мертвых не может считаться произведением, написанным одним автором или группой авторов, и она не отражает религиозные воззрения или верования какой-то одной части Египта; напротив, в ней собраны верования множества народов и исторических эпох. Считалось, что вся Книга Мертвых в целом была написана богом Тотом, писцом богов, и, следовательно, имела божественное происхождение; в момент Творения именно Тот давал указания, которые затем выполнялись Птахом и Кхнему, и именно Тот был защитником и помощником бога Озириса, а, значит, каждого верующего в Озириса, так что роль автора Книги Мертвых прекрасно ему подходит. Эта точка зрения просуществовала вплоть до самого позднего периода, поскольку в «Книге Дыхания» в обращении к усопшему говорится: «Тот, могущественнейший из богов, Владыка Кхеменну (Гермополиса), приходит к тебе и своею собственной рукой пишет для тебя Книгу Дыхания» [13] .

Копии Книги Мертвых и работы схожего содержания помещались либо в саркофаг усопшего, либо в какое-то место главного зала гробницы или комнаты мумии обыкновенно в специально вырубленной для этой цели нише. Иногда папирус клали в саркофаг произвольно, но гораздо чаще его помещали между ног усопшего чуть выше лодыжек или в районе верхней части бедер еще до начала пеленания мумии.

В эпоху XXI династии возникла традиция вкладывать погребальные папирусы в пустотелые деревянные фигурки бога Озириса, которые затем оставлялись в гробнице, но в более поздние времена, когда размеры погребального папируса стали гораздо меньше, их стали вкладывать в прямоугольные полости, расположенные на вершине или по бокам постаментов, на которых устанавливались вышеупомянутые фигурки. Сначала это были фигурки бога Озириса как бога умерших и судьи загробного мира, но впоследствии к ним добавились и атрибуты триединого бога Птаха-Секера-Азара, бога воскресения, и в папирусах с текстами, которые размещались внутри этих фигурок или под ними, были сделаны соответствующие изменения».

КОММЕНТАПИЙ:

Таким образом, мы ознакомились с историей «Книги мертвых» («Путешествие души в царстве мертвых»), и ее иероглифическим «Названием», которое выше было показано на рисунке 3.

Перейдем к нашим исследованиям. Запишем иероглифическое название Книги мертвых» («Путешествие души в царстве мертвых») в матрицу Мироздания. Результат такой записи показан ниже на рисунке 5.

Рис. 5. На рисунке показан результат записи «Названия» «Книги мертвых» («Путешествие души в царстве мертвых») в матрицу Мироздания. Снизу в прямоугольной рамке показано иероглифическое «Название» книги. Ключом для совмещения «Названия» с матрицей Мироздания было окончание «Названия» Хру Ра, которое переводится как – День или «Свет этого Мира». Эта часть «Названия» записана, начиная от вершины пирамиды Нижнего мира матрицы Мироздания. Это также согласуется с результатами наших исследований в работах — Тайну понятий Правь, Явь, Навь из Велесовой книги открыла матрица Мироздания и Сакральный смысл первой главы Велесовой книги Прославление Великого Триглава. В этих работах нами было показано, что славянское слово «ЯВЬ» или «Свет этого Мира» также записывалось, начиная от вершины пирамиды Нижнего мира матрицы Мироздания. В последующих наших работах, мы покажем, что по представлениям египетских жрецов Хру Ра – День записывалось именно в этом пространстве матрицы Мироздания. Далее рассмотрим последовательно снизу вверх остальные иероглифы из «Названия» книги. Иероглиф в виде совы переводится как звук «М». Он совместился с областью вершины пирамиды Верхнего мира матрицы Мироздания, которая относится к области «Невидимого» для нас Мира матрицы Мироздания. Мы можем назвать эту область «Тьмой», «Светом другого мира» или дать ему название – «Тот Свет». Сова, в отличие от человека, видит ночью. Поэтому иероглиф «Сова» можно рассматривать в этом случае как «Символ» «Невидимого мира». Выше «Совы» записана группа иероглифов, которую по аналогии с санскритом можно назвать «Лигатурой». Эта группа звучит как – Перт-Ау (Pert-Au), а переводится как – «Вход в область» или «Вход в дом». Над этой группой выше расположились иероглифы, которые могут быть переведены как – «Множество сосудов» или «Множество судов — кораблей». И, наконец, выше первая часть «Названия» — Реу (Reu), которая обычно переводится как «Главы». По аналогии слева вверху мы записали иероглиф – Рекх (Rekh), который переводится как – «Знание» или «Умение, навыки». Это по смыслу согласуется с принятым переводом «Названия» «Книги мертвых» — «Главы, о знании и умении» и общим переводом «Названия» книги — «Путешествие души в царстве мертвых» или «Книга исхода при свете дня». Так выглядит запись «Названия» книги в матрице Мироздания. Детали записи «Названия» в матрицу Мироздания хорошо видны на рисунке. Запись «Названия» начинается с 16-го уровня Верхнего мира и заканчивается на 10-ом уровне Нижнего мира матрицы Мироздания.

Поскольку в «Названии» книги и в самой книге «Путешествие души в царстве мертвых» разговор идет о «Путешествии Души человека», то мы можем привести ниже аналогичные по смыслу записи на санскрите в матрицу Мироздания из Индийских Вед. Там душа человека называется – «Джива» или «Живая душа».

Рис. 6. На рисунке справа вверху записано на санскрите в матрицу Мироздания слово Брахман. Слово Брахман от слов Брих – «расти, нарастать» и Ман – «отражать, верить, мыслить, разум». В индийской идеалистической философии Брахман (не путать с брахман – жрец) – понятие, обозначающее безличный, индифферентный абсолют, «душу мира», первооснову всех вещей и феноменов. Слева дуговой скобкой показана область Верхнего мира матрицы Мироздания, где располагается «Имя» Брахма – «четырехликого сотворца» нашей вселенной – от 20-го до 13-го уровня включительно. Ниже слева показана область в Верхнем мире матрицы Мироздания, где «располагается» пространство «несчетного» количества Душ – Джив живых существ. Если сравнить пространство от 12-ого уровня и ниже в Верхнем мире матрицы Мироздания на этом рисунке и на рисунке 5, то мы сможем увидеть следующие параллельные аналогии. Джива — Душа «или пространство душ»Ну-Перт-Ау (Nu-Pert-Au) – «пространство дома множества сосудов, куда входят души после исхода при свете дня». Далее аналогичные пространства. Индия – «мир душ — джив» — (санскр.) Джива – Лока (планета, область) – (1. мир живых существ, 2. живые существа (в отличие от мира предков), 3. люди), и ЕгипетМ-ХруРа (M-Hru-Ra) – «исход души при свете дня». Итак, наши аналогии оказались непротиворечивыми. Представления об этих пространствах матрицы Мироздания у индийских брахманов и у египетских жрецов оказались одинаковыми.

Теперь приведем еще одну запись на санскрите в матрицу Мироздания.

Рис. 7. Справа на рисунке показана запись на санскрите в матрицу Мироздания слова Татастха-Шакти. Татастха — переводится как «стоящий на берегу», а Шакти – сила мощь, способность, творческая сила, выступающая как его супруга. По словам известного индийского ученого санскритолога и философа Дживы Госвами это слово обозначает «Пограничную энергию» Верховного Господа, которая состоит (или в ней содержатся) из Джив, индивидуальных душ, которые могут находиться под властью как «Внутренней» (Духовной), так и «Внешней» (тонкоматериальной) энергии Господа. Если сравнить иероглифическую запись в матрицу Мироздания «Названия» «Книги мертвых» («Путешествие души в царстве мертвых»), которая показана на рисунке 5, то мы увидим практически полную аналогию с записью в матрицу слова Татастха-Шакти на настоящем рисунке, так как обе записи начинаются с 16-го уровня Верхнего мира матрицы Мироздания. Из нашей аналогии получается, что как «Название» древней египетской «Книги мертвых», так и сама эта книга описывает те же самые «процессы», которые происходят с Душами – Дживами в пространствах Верхнего мира матрицы Мироздания в области «переходной» энергии Верховного Господа по представлениям древней индийской философии. Следует отметить еще один существенный вывод из результатов нашего исследования. Душа – Джива, которая «стоит на берегу» или «подошла» в своем духовном росте к этому «берегу» — к 16-ому уровню Верхнего мира матрицы Мироздания может эволюционировать и дальше, отправившись в «плавание» дальше вверх по направлению к Духовному миру Верховного Господа. Правда путь этот не прост, но главное стремится к Духовному миру, который, по крайней мере, простирается выше 28-го – 40-го уровней Верхнего мира матрицы Мироздания. Об этом мы говорили в нашей работе, раздел «Иудаизм» — Четыре мира Каббалы соответствуют пространству Мула Пуруши и Мула Пракрити в матрице Мироздания. Кстати, египетские жрецы знали об обители Верховного Господа в Духовном мире. Мы рассказывали об этом в статье, раздел «Египтология» — Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта.

В заключении мы можем сказать, что в статье впервые показана иероглифическая запись в матрицу Мироздания «Названия» «Книги мертвых» («Путешествие души в царстве мертвых») и приведены аналогии из индийской ведической философии, которые подтверждают близость представлений о Мироздании египетских жрецов и ведической философии 5000 — 7000 летней давности. Знания о матрице Мироздания как сакральном базисе практически всех известных религий позволили нам провести эти аналогии и получить положительный ответы на, интересующие нас вопросы.

Более детальную информацию о матрице Мироздания можно получить, познакомившись со статьями на сайте в разделе «Египтология» – Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть первая. Пифагор, Тетрактис и бог Птах, Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта и Тайны палетки Нармера в матрице Мироздания.

©Арушанов Сергей Зармаилович 2012 г.


[1] Адрес ссылки в Интернете — Бадж Эрнест Альфред Уоллисhttp://www.slovopedia.com/14/193/1010719.html

[2] Адрес ссылки в Интернете – Карл Рихард ЛепсиусВикипедияhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%CB%E5%EF%F1%E8%F3%F1,_%CA%E0%F0%EB_%D0%E8%F5%E0%F0%E4

[3] Е.А. Уоллис Бадж, Путешествие души в царстве мертвых, Египетская Книга Мертвых, Издательство Царева В.П., М., 2000 г., с. 21-38

[4] Ethnographic Prehistorigue, стр.21.

[5] См. Муир, «Жизнь Магомета», стр. XX, XXI.

[6] Полный отредактированный мной текст этого документа вошел в работу «Факсимиле папирусов Хунефера, Анхаи, Керашера и Нечмета с приложением текста из папируса Ну», опубликованную по указанию Совета попечителей Британского Музея, Лондон, 1899.

[7] См. Третья египетская комната, Британский Музей, ящик L.

[8] Сравните «Пусть я, Озирис, писец Ани, победоносный, разделю место с тем, кто на вершине Лестницы», Книга Мертвых, Гл. ХХII, 6, 7.

[9] См. мою работу «Египетский рай и ад», т. II, стр. 159.

[10] См. «Recutil de Travaux», VII, 162, 163.

[11] См. Маспсро «Les Inscriptions des Pyramides dc Saqqarah», Париж, 1894; эта работа была опубликована по частям в «Recueil de Travaux», том III и следующие.

[12] Перевод «Книги Дыхания» публикуется в приложении (т.III, стр. 414)

[13] См. стр. 415.

Блаватская Елена Петровна о древнем Египте

Удивительная наша страна Россия. Рождает могучих и великих детей, которых по заслугам оценивает окружающий мир, а «свои» не только не ценят, но могут и в «грязь» втоптать. Примеров жизни таких «левшей» масса. Одна из них – Елена Петровна Блавтская. Мне показалось, что читателям будет интересно познакомиться с XIV главой из книги «Разоблаченная Исида» — «Египетская премудрость». Когда читаешь любую работы Блаватской, в первую очередь, потрясают «всеобъемлющие» буквально детальные знания автора практически обо всех древних культурах. Она как огромная «сокровищница» выплескивает эти знания на страницы своих работ подчас с «поспешностью», за которой не может угнаться неискушенный читатель. Попробуем облегчить читателю труд ознакомления с этими материалами нашими редакторскими «акцентами» и иллюстрациями, которых в оригинальных текстах Блаватской Е.П. не было.

Обратимся к свободной энциклопедии Википедия:

«Еле́на Петро́вна Блава́тская [1] (англ: Helena Blavatsky, урождённая Ган, нем. von Hahn[1]; 31 июля (12 августа) 1831, Екатеринослав, Российская империя – 26 апреля (8 мая1891, Лондон) — теософ[2], писательница и путешественница. Философ[3], оккультист[4] и спиритуалист[5]. Место рожденияЕкатеринослав (Днепропетровск), Российская империя.

С 1848 по 1875 год совершила практически трехкратное кругосветное путешествие.[6]

В 1875 году в Нью-Йорке вместе с полковником Г. С. Олкоттом и адвокатом У.К. Джаджем основала Теософское общество, одной из главных целей которого было «образовать ядро Всемирного Братства без различия расы, цвета кожи, пола, касты и вероисповедания».

Основная деятельность Е. П. Блаватской проходила в США, Англии, Индии. Основные сочинения написала по-английски.

Некоторые авторы предполагали у Е. П. Блаватской наличие экстрасенсорных способностей к ясновидению[7] и медиумизму[8][9]. В отношении последнего сама Е. П. Блаватская утверждала, что обладает способностями иного характера (не медиумистического)[10]. …

Умерла 8 мая 1891 года, переболев гриппом. Прах её был сожжён, а пепел разделён между тремя центрами теософского движения: Лондон, Нью-Йорк и Адьяр (близ Мадраса). День смерти Е. П. Блаватской отмечается её последователями под именем «дня белого лотоса».  …

Родословная

Родословная Елены Петровны Блаватской с материнской стороны восходит через Михаила Черниговского к основателю государственности на РусиРюрику[11][12][13][14]. Прямым предком Е. П. Блаватской, по материнской линии, был Сергей Григорьевич Долгорукий (видный дипломат своего времени) — брат Алексея Григорьевича Долгорукого, члена Верховного Тайного Совета при Петре II. Сергей Григорьевич был прадедом Елены Павловны Фадеевой-Долгорукой (бабушка Блаватской) и прапрадедом Елены Петровны Блаватской.[15] Прадед Елены Блаватской, князь Павел Васильевич Долгоруков (1755—1837), генерал-майор времен Екатерины Великой, был награждён высшей военной наградой Орденом Святого Георгия[16] и являлся товарищем и сослуживцем Кутузова[17]. …

Рис. 1. Фотопортрет Е.П. Блаватской в 1877 году.

В 1851 году в день своего рождения (12 августа), в Гайд-парке (Лондон), как утверждала сама Е. П. Блаватская, она впервые встретилась со своим Учителем, которого прежде видела в своих снах. Графиня Констанс Вахтмейстер, вдова шведского посла в Лондоне, со слов Е. П. Блаватской передает подробности этого разговора, в котором Учитель сказал, что ему «требуется её участие в работе, которую он собирается предпринять», а также, что «ей придётся провести три года в Тибете, чтобы подготовиться к выполнению этой важной задачи»[59][60]. …

По утверждениям Е. П. Блаватской, среди её учителей были Махатмы Мория, Кут Хуми и Джуал Кхул. …

… в 1885 году покинула Индию вследствие ухудшившегося здоровья.[95] Некоторое время после этого она жила в Германии, Бельгии, пока не переехала в Лондон, где занялась написанием книг.[95] В этот период были написаны работы «Голос безмолвия» (1889) и «Тайная доктрина» (1888), «Ключ к теософии» (1889). …»

Приступим к изложению XIV главы из книги «Разоблаченная Исида» — «Египетская премудрость» [2] :

ГЛАВА XIV. ЕГИПЕТСКАЯ ПРЕМУДРОСТЬ

«Происшедшее здесь, в этом нашем городе Саисе регистрировалось в наших священных писаниях в течение периода, охватывающего 8000 лет».

— Платон, Тимей.

«Египтяне утверждают, что со времени царствования Геракла до царствования Амасиса прошло 17 000 лет».

— Геродот, кн. II, ст. 43.

«Не смогут ли богословы извлечь свет из чистой первобытной веры, которая высвечивает из египетских иероглифов, чтобы осветить бессмертие души? Не соблаговолят ли историки обратить внимание на первоисточник всех искусств и наук Египта, покрывший за тысячи лет до пелазгов острова и мысы архипелага своими крепостями и храмами?»

— Глиддон.

Как пришел Египет к своим познаниям? Когда занялась заря той цивилизации, о чьем удивительном совершенстве говорят куски и обрывки, доставляемые нам археологами? Увы! Уста Мемнона молчат и не произносят более оракульских ответов; лишенный речи Сфинкс стал еще большей загадкой в своем молчании, чем та загадка, которую он задал Эдипу.

То, чему Египет учил других, он не получил путем международного обмена идеями и открытиями со своими семитическими соседями; также он не получал от них стимулов.

«Чем больше мы узнаем об египтянах, тем чудеснее они кажутся», — говорит писатель в недавней статье.

От кого они могли научиться своим чудесным искусствам, секретам, которые умерли вместе с ними? Они не посылали агентов по всему миру, чтобы узнать то, что знают другие; наоборот, мудрые люди соседних стран прибегали к их знанию. Египет, гордо уединившись в своем зачарованном царстве, как сказочная королева пустыни, творил чудеса как бы по мановению волшебного жезла.

«Ничто, — говорит тот же писатель, которого мы уже цитировали, — не доказывает, что цивилизация и знания Египта возрастали и прогрессировали вместе с течением времени существования государства, как это бывает у других наций, но, наоборот, все самое совершенное относится к его самому раннему периоду. Что ни одна нация не знала так много, как Египет, — факт, доказанный историей».

Не можем ли мы приписать причину вышеприведенного высказывания тому назад, что до самого последнего времени ничто не было известно о древней Индии; что эти две нации, индийская и египетская, были родственны; что они были старейшими в группе народов и что восточные эфиопы, могучие строители, пришли из Индии уже созревшим народом, принося с собою свою Цивилизацию, и, возможно, они колонизировали незанятую египетскую территорию? Но мы откладываем более полную разработку этого вопроса на наш второй том.<<345>>

«Механизмы», — говорит Евсебий Салверт, — «были доведены древними до такого совершенства, какое еще никогда не было достигнуто нашими современниками. Мы хотели бы спросить, были ли их изобретения превзойдены в нашем веке? Определенно — нет. И в настоящее время, несмотря на все те средства, которые прогресс науки вложил в руки нынешнего механика, не испытываем ли мы множества затруднений, пытаясь поставить на пьедестал один из тех монолитов, которые сорок веков тому назад египтяне в таких больших количествах устанавливали перед своими священными сооружениями».

Так далеко назад, как только история может заглянуть, в царствование Менеса, наиболее древнего царя, о котором мы что-нибудь знаем (Ко времени этого фараона относятся знаменитые «Палетки Нармара», о которых мы говорили в нашей работе — Тайны палетки Нармера в матрице Мироздания и Свет небесного Нила – Хапи в матрице Мироздания) мы находим доказательства, что египтяне были гораздо более осведомлены по гидростатике и гидравлике, чем мы сами. Гигантский труд по отведению течения Нила или, вернее, его трех главных разветвлений, с отводом их к Мемфису был осуществлен в течение царствования этого монарха, который кажется нам таким далеким в бездне времен, как чуть-чуть мерцающая звездочка на небесном своде. Уилкинсон говорит:

«Менес в точности измерил силу, которой ему приходилось противостоять, и построил плотину, чьи высоченные насыпи и огромные набережные повернули течение вод на восток, и с того времени река течет по новому руслу».

Рис. 2. Остается еще один важный вопрос. Зачем Менес «совершил» великий подвиг – «по отведению течения Нила или, вернее, его трех главных разветвлений, с отводом их к Мемфису»? По нашим «здравым рассуждениям» Мемфис, вероятно, можно было построить и где-то рядом без отведения течения Нила?! Но причина для этого у жрецов Египта, наверняка была, и она по их представлениям была значимой! На рисунке показана иероглифическая запись «Имени» древнего города Мэмфис, записанная в матрицу Мироздания. Нижний Египет, как мы установили в нашей работе – Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта, (рисунок 13) — раздел «Египтология», что Нижний Египет по представлениям египетских жрецов простирался вниз от 20-го уровня Верхнего мира матрицы Мироздания. Поэтому «Имя» Мемфис было записано нами иероглифами в области перехода от Верхнего к Нижнему миру матрицы Мироздания. Ключом для совмещения иероглифической записи «Имени» с матрицей Мироздания был последний иероглиф – Her в виде треугольника с прямоугольным основанием. Этот рисунок был опубликован в нашей книге «Невидимый Египет» в 7-ой Главе – раздел «Книги» — Книга первая – «Невидимый Египет». История повествует следующее. «Основание и название города Мемфиса восходит ко времени I-IV династии (4400 г. до н.э.) при царе – фараоне Мене, Менесе, который происходил из Тиниса, близ Абидоса в Верхнем Египте. Он оставил Тинис и направился в устье Дельты, где изменил русло Нила, заложил город Мемфис и построил храм богу Птаху (Петеху)».

Геродот оставил поэтическое, но все же точное описание озера Моэрис, названного по имени создавшего его фараона.

Описывая это озеро, историк указывает, что оно имело 450 миль по окружности и его глубина была 300 футов. В озеро по искусственным каналам отводились паводковые воды Нила для обводнения земель на многие мили вокруг. Его многочисленные шлюзы, дамбы, запоры и удобные машины были произведениями высочайшего мастерства. В гораздо более позднем периоде римляне получили свои представления о гидравлических сооружениях от египтян, но наши последние успехи в такого рода сооружениях продемонстрировали факт большого недостатка знаний по той части науки у римлян. Так, например, если они были ознакомлены с тем, что в гидростатике называют великим законом, то, кажется, они меньше знали о том, что наши современные инженеры знают под названием водонепроницаемых соединений. Их неосведомленность достаточно доказана их водоснабжением, для которого они строили большие акведуки вместо того, чтобы с меньшими затратами проложить железные трубы под поверхностью земли. Но египтяне, очевидно, пользовались значительно лучшими методами для своих каналов и водоснабжения. Тем не менее, инженеры, нанятые Лессипом для прорытия Суэцкого канала, которые научились всему, что древнее римское знание по этой части могло им дать из полученного от египтян, — смеялись, когда им для устранения некоторых недостатков в их работе посоветовали изучать содержимое египетских музеев. Тем не менее, этим инженерам удалось придать берегам этой «длинной и безобразной канавы», — как профессор Карпентер прозвал Суэцкий канал, — достаточную прочность, чтобы канал стал проходимою для кораблей водною дорогою, вместо грязевой ловушки для кораблей, каковой он оказался сперва.

Аллювиальные отложения Нила в течение прошедших тридцати веков совершенно изменили площадь дельты так, что она беспрестанно нарастала в сторону моря и увеличивала территорию хедива. В древние времена главное устье реки называлось Пелузианским; канал, проложенный одним из царей — канал Нехо — вел из Суэца в это разветвление. После поражения Антония и Клеопатры при Актиуме, было предложено, чтобы часть флота прошла по каналу в Красное море, что указывает на глубину (канала), какую сумели обеспечить инженеры тех времен.

Поселенцы в Колорадо и Аризоне недавно восстановили плодородие на громадных участках засушливых земель посредством ирригационной системы и получили немало восхвалений за это от современной прессы. Но на расстоянии 500 миль выше Кайро тянется полоса земли, отвоеванная от пустыни и превращенная, по словам проф. Карпентера, «в наиболее плодородную почву на Земле». Он говорит: «Тысячи лет эти ответвляющие каналы проводили сюда пресную воду из Нила, удобряя эту узкую длинную полосу так же, как и дельту со времени раннего периода египетских монархов».

Французская провинция Артуа дала свое имя артезианским колодцам, точно эта форма обводнения впервые была применена там; но если мы заглянем в китайские летописи, то обнаружим, что такие колодцы были общераспространенными за века до христианской эры.

Если мы теперь обратимся к архитектуре, то перед нашими глазами развернутся удивительные сооружения, которые трудно описать. Ссылаясь на храмы Филои, Абу Симбел, Дендера, Эдфу и Карнак, профессор Карпентер говорит, что «эти громадные прекрасные здания… эти гигантские храмы и пирамиды обладают обширными размерами и красотой, которые (остаются) все еще впечатляющи по истечении тысячи лет». Он поражен восхитительным мастерством; камни так точно подогнаны друг к другу, что едва ли можно между ними засунуть нож в соединениях». В своем любительском археологическом хождении по святым местам он заметил еще одно из тех «любопытных совпадений», в которых его святейшество папа римский может почувствовать некоторую заинтересованность. Профессор говорит о египетской «Книге Мертвых», скульптурно изображенной на старых памятниках, и о древнем веровании в бессмертие души.

«Наиболее замечательно то, — говорит профессор, — что видишь, что не только само это верование, но и язык, каким оно выражено, напоминает язык христианского откровения, ибо в «Книге Мертвых» употребляются те же самые фразы, какие мы находим в Новом Завете в связи с Судным Днем».

И он допускает, что эта иерограмма была вырезана, вероятно, за 2000 лет до времени Христа.

Рис. 3. Колонны храма в Карнаке покрытые барельефами и иероглифическими надписями.

По Бунзену, вычисления которого считаются наиболее точными, масса каменной кладки в великой пирамиде Хеопса составляет 82.111.000 футов и должна весить 6.316.000 тонн. Огромное количество прямоугольно обтесанных камней выявляет непревзойденное искусство египетских каменщиков. Рассказывая о Великой пирамиде, Кенкрик говорит:

«Места соединений камней едва ощутимы и не шире толщины серебряной бумаги, а цемент настолько сцепляющий, что фрагменты облицовочных камней все еще держатся в своих первоначальных местах, несмотря на многие века и силу, применявшуюся для их отрыва».

Кто из наших современных архитекторов и химиков в состоянии снова открыть неразрушающийся цемент старейших строений Египта?

«Искусство древних в обработке камня, — говорит Бунзен, — наиболее проявлено в их умении обращаться с огромными глыбами камня, из которых создавались обелиски и статуи высотой в сорок футов, сделанные из одного камня

Таких много. Эти глыбы обрабатывались не взрывом, к ним применялся следующий научный метод: вместо использования больших железных клиньев, которые раскололи бы камень, они прорезали во всю длину камня небольшой желоб, скажем, длиною в 100 футов, и по всей длине желоба вбивали деревянные клинья; после этого они наливали в желоб воду; клинья набухали одновременно и с огромною силою равномерно разрывали камень по всей длине так ровно и чисто, как алмаз разрезает оконное стекло.

Современные географы и геологи доказали, что эти монолитные камни были доставлены с очень значительных расстояний, и не могли придумать, какого рода транспортными средствами это было сделано. Старинные рукописи говорят, что это было осуществлено с помощью переносных рельсов. Рельсы покоились на надутых кожаных мешках, сделавшиеся неразрушимыми, благодаря обработке тем же процессом, который применялся для обработки мумий. Эти искусно сделанные подушки предохраняли рельсы от погружения в глубокий песок. О них упоминает Мането и добавляет, что они были так хорошо приготовлены, что не изнашивались целыми столетиями.

Время возникновения сотен пирамид в долине Нила невозможно установить никакими способами европейской науки, но Геродот сообщает нам, что каждый из царей воздвигал одну пирамиду в ознаменование своего царствования, которая также служила его усыпальницей. Но Геродот не сказал всего, хотя он знал, что настоящая цель воздвижения пирамид весьма отличалась от той, которую он им приписывал. Если бы не его религиозная щепетильность, он мог бы добавить, что внешне пирамида символизирует творящее начало природы, а также иллюстрирует принципы геометрии, математики, астрологии и астрономии. Изнутри это был величественный храм, в мрачной глубине которого совершались мистерии, и стены его часто были свидетелями сцен посвящения членов царской семьи. Саркофаг из порфира, низведенный проф. Пиацци Смитом, королевским астрономом из Шотландии, до ларя для зерна, был купелью крещения, выходя из которой неофит «вновь рождался» и становился адептом.

Рис. 4. Древние строительные инструменты египтян. Современные египтологи, которые, к нашему сожалению, «плохо» или никак не разбираются в обработке твердых материалов, полагают, что этими инструментами древние египтяне создавали свои скульптуры, в частности, из гранита. Это абсурдное мнение бытует до сегодняшнего дня. Ниже на рисунке будет показана Огромная гранитная голова фараона Аменхотепа III. Очевидно, что такими инструментами сделать этот шедевр скульптурного творчества было невозможно.

Рис. 5. Колоссальная гранитная голова фараона Аменхотепа III. Обратите внимание, с каким мастерством сделан тонкий край короны фараона над знаком урея (часть его сколота). Тем более удивляет безупречная «чистота» обработки поверхности лица фараона, короны и правильных овалов на короне. Вся скульптура делалась из единой гранитной глыбы. Сохранилась только голова.

Геродот, однако, дает нам правильное представление об огромном труде, потребовавшемся для перевозки одной из этих гигантских глыб гранита. Она была тридцать два фута в длину, двадцать один фут в ширину и двенадцать футов в вышину. По подсчетам ее вес составлял что-то около 300 тонн; потребовался труд 2000 человек в течение трех лет, чтобы доставить эту глыбу из Сиены до дельты Нила.

Глиддон в своем труде «Древний Египет» приводит цитату из Плиния с описанием приготовлений для перевозки обелиска, воздвигнутого в Александрии Птоломеем Филадельфусом. Прорыли канал от Нила до того места, где лежал обелиск. Под обелиск подвели две баржи. Они были нагружены камнями по кубическому футу каждый; вес обелиска был в точности вычислен инженерами, и камни, которыми были загружены баржи, составляли вес, соответствующий весу обелиска с тем расчетом, чтобы баржи настолько погрузились в воду, чтобы их можно было подвести под обелиск. Затем стали постепенно удалять камни из барж, они поднялись, приподняли обелиск, и баржи поплыли вниз по реке.

В Египетском отделе Дрезденского или Берлинского музея (мы забыли, в котором) имеется рисунок, изображающий рабочего, который с корзиной песка на спине поднимается на незаконченную еще пирамиду. Это навело некоторых египтологов на мысль, что блоки пирамид изготовлялись химически на месте. Некоторые современные инженеры думают, что портландский цемент, двойной силикат извести и глинозема, и есть неразрушающийся цемент древних. Но, с другой стороны, проф. Карпентер утверждает, что пирамиды, за исключением гранитной облицовки, построены из того, что геологи называют нуммулитическим известняком. Он новее, чем старый мел, и образовался из раковин организмов, называемых нуммулитами, — они величиною с шиллинговую монету».

Рис. 6. Египетский саркофаг. Посмотрите, с какой точностью выполнены прямоугольные углы саркофага и внутренние пазы на верхней крышке. На рисунке видно, что первые «открыватели» саркофага не смогли что-либо вставить в щель между крышкой и основанием саркофага, чтобы поднять крышку. Тогда они просто усилием сдвинули ее и выломали тем самым пазы в крыше. Сочленяемые поверхности крышки и основания безупречно плоские. Между ними нет пазов или просветов. Такой точности выемку внутри как и обработку внешних поверхностей саркофага сделать «в ручную» невозможно!!! Господа Египтологи вы в полном неведении!!! Очевидно, что мы видим следы машинной обработки высокого качества. Более того, выдержана потрясающая «плоскостность» внешних и внутренних поверхностей саркофага. На такой большой (несколько метров) размерной базе саркофага отклонение от «плоскостности» составляет, вероятно, не больше десятой доли мм. Ниже на рисунке будет приведено описание или определение «плоскостности» из Российского ГОСТАГОСТ 24642-81. Вот вам и древние «невежественные» египтяне?! Они могли делать такое, что и в наше время сделать не просто!

Рис. 7. Отклонение от плоскостности или «плоскостность» [3] . А — Наибольшее расстояние EFL от точек реальной поверхности до прилегающей плоскости в пределах нормируемого участка. Частными видами отклонений от плоскостности являются выпуклость и вогнутость. BВыпуклость — отклонение от плоскостности, при котором удаление точек реальной поверхности от прилегающей плоскости уменьшается от краев к середине. СВогнутость — отклонение от плоскостности, при котором удаление точек реальной поверхности от прилегающей плоскости увеличивается от краев к середине.

Как бы ни решался этот спорный вопрос, никто, начиная с Геродота и Плиния, вплоть до последнего странствующего инженера, которому довелось взглянуть на эти величественные памятники давно исчезнувших династий, не был в состоянии сказать нам, как эти гигантские массы материала были доставлены на место и воздвигнуты. Бунзен приписывает Египту 20000-летнюю древность. Но даже по этому вопросу, если мы будем полагаться на современные авторитеты, мы предоставлены догадкам. Современные авторитеты не в состоянии нам сказать ни о том, для чего пирамиды были построены, ни о том, при какой династии была воздвигнута первая из них, ни о том, из какого материала они построены. У них только одни догадки.

Профессор Смит дал нам наиболее точное математическое описание Великой пирамиды, какое только можно найти в литературе. Но после показа астрономических соотношений этого строения он так низко ценит мысль египтян, что он действительно утверждает, что порфировый саркофаг в покоях царя представляет единицу измерения для двух наиболее просвещенных наций на земле — для «Англии и Америки».

Одна из Книг Гермеса описывает некоторые пирамиды стоящими на берегу моря, волны которого в бессильной ярости ударялись об их основания. Это значит, что географическое очертание этой страны изменилось, и может послужить указанием на то, что мы должны приписать этим древним «зернохранилищам», «магически-астрологическим обсерваториям» и «царским усыпальницам» происхождение, опережающее появление Сахары и других пустынь. Это подразумевает значительно большую древность, чем те скудные несколько тысяч лет, которые египтологи так великодушно отпускают Египту.

Доктор Риболд, французский археолог, пользующийся некоторой известностью, предоставляет своим читателям некоторую возможность судить о культуре, которая преобладала в Египте 5000 (?) лет до Христа, говоря, что в то время там было «не менее тридцати или сорока жреческих колледжей, где изучали оккультные науки и практическую магию».

Один писатель в «Национальном ежеквартальном обозрении» (Том XXXII, № LXIII, за декабрь 1875 г.) говорит, что

«Недавние раскопки, произведенные в развалинах Карфагена, вынесли на свет божий следы цивилизации, утонченного искусства и роскоши, затмевающие древний Рим. И когда был опубликован декрет «Delenda est Carthago» <<346>>, владычица мира хорошо знала, что она собирается разрушить нечто большее, чем она сама, ибо в то время, как одна империя покоряла мир только силою оружия, другая являлась последней и наиболее совершенной представительницей расы, которая за сотни лет до того, когда еще Рим никому и не снился, руководила цивилизацией, ученостью и умами человечества».

Это тот Карфаген, который, по словам Апиана, существовал еще в 1234 году до Христа, другими словами, существовал за 50 лет до взятия Трои, и он не тот общеизвестный Карфаген, который якобы был построен Дидо (Элиссой или Астартой) четырьмя веками позже.

Вот перед нами еще одна иллюстрация к учению о циклах. Признания Дрейпера касательно астрономической эрудиции древних египтян находят сильное подтверждение в одном интересном факте, почерпнутом мистером Дж. М. Пиблсом в лекции, прочитанной в Филадельфии профессором О. М. Митчеллом, астрономом. На саркофаге одной мумии, ныне находящейся в Британском Музее, был изображен зодиак с точными местонахождениями планет во время осеннего равноденствия в 1722 году до нашей эры. Профессор Митчелл рассчитал точное положение небесных тел, входящих в нашу солнечную систему, в указанное время.

«В результате», — сообщает мистер Пиблс, — «я пришел к следующему выводу: к моему великому изумлению… оказалось, что 7-го октября 1722 г. до Р. X. луна и планеты занимали точные места, соответствующие изображенным на саркофаге в Британском музее» [344].

Профессор Джон Фиске в своем наступлении на «Историю интеллектуального развития Европы» доктора Дрейпера обрушивается на доктрину циклического продвижения, заявляя, что «мы никогда не знали ни начала, ни конца какого-либо исторического цикла и также не имеем убедительных доказательств, что мы теперь проходим какой-то цикл». <<347>> Он упрекает автора этого красноречивого и продуманного труда за «странную склонность, проявляемую на протяжении всего его труда, не только приписывать лучшую часть греческой культуры египетским источникам, но и постоянно возвеличивать неевропейскую цивилизацию за счет европейской цивилизации». Мы полагаем, что эту «странную склонность» могли бы санкционировать сами великие греческие историки. Профессор Фиске мог бы с пользою для себя снова перечитать Геродота. «Отец истории» неоднократно признает, что Греция всем обязана Египту. Что же касается утверждения, что мир никогда не знал ни начала, ни конца какого-либо цикла, то стоит только бросить взор назад на многие покрытые славой нации, которые сошли с исторической сцены, то есть дошли до конца своего великого национального цикла. Сравните Египет древности с его совершенным мастерством, наукой и религией, его славные города и памятники, его кишащее население с Египтом сегодняшнего дня, населенным чужеземцами; с его развалинами, служащими обиталищем для летучих мышей, и несколькими коптами, единственно уцелевшими наследниками всего этого величия, — и вы увидите, правдива ли теория цикличности. Говорит Глиддон, которому Фиске теперь возражает;

«Филологи, астрономы, химики, живописцы, архитекторы и врачи должны возвратиться в Египет, чтобы узнавать происхождение языка и письменности, календаря и солнечного движения, искусство резать гранит медным резцом, придавать эластичность медному мечу, изготовлять стекло с различными оттенками радуги, транспортировать отдельные глыбы полированного сиенита весом 900 тонн на любое расстояние по воде и по суше, строить арки, закругленные и заостренные, с непревзойденным доныне мастерством и точностью за 2000 лет до «Великой канализации» Рима, создавать скульптурные дорийские колонны за 1000 лет до того, как дорийцы впервые упоминаются в истории, писать фрески неразрушающимися красками, практические познания по анатомии и построение пирамид, бросающих вызов времени».

«Каждый мастер-ремесленник может увидеть в египетских памятниках достижения по своему ремеслу, какими они были 4000 лет тому назад; и будь это колесный мастер, создающий колесницу; сапожник, затягивающий свою дратву; закройщик кож, пользующийся той же самой формы ножом, которая и теперь считается самой лучшей; ткач, бросающий тот же самый ручной челнок; жестянщик-лудильщик, пользующийся той же самой трубкой для дутья, которая еще совсем недавно была признана самой эффективной; резчик печатей, вырезывающий на них иероглифы с такими именами, как Шухо, более 4300 лет тому назад — все они и еще много других поразительных свидетельств об египетском приоритете требуют только одного взгляда на эстампы Роселлини, чтобы убедиться».

«Истинно», — восклицает мистер Пиблс, — «эти храмы Рамзеса и гробницы были таким же чудом для Геродота, какими они являются для нас!» [344]

Но даже во времена Геродота безжалостная рука времени уже оставила свои следы на их постройках, и некоторые из них, память о которых полностью изгладилась бы, если бы не Книги Гермеса, ушли в бездну забвения. Царь за царем, династия за династией прошли в блестящем шествии перед глазами поколений, сменяющихся одно за другим, и их слава прогремела по всей обитаемой части Земли. Тот же самый покров забвения накрыл их и их памятники еще до того, как первый из наших авторитетов по истории, Геродот, сохранил для потомства воспоминание о мировом чуде — Великом Лабиринте. Давно принятая библейская хронология сковала умы не только духовенства, но даже мало освободившихся от пут ученых, которые, трактуя о доисторических останках в различных частях света, постоянно проявляют боязнь — как бы не преступить периода в 6000 лет, до сих пор отведенного богословами в качестве возраста нашего мира.

Геродот нашел Лабиринт уже в развалинах; но, тем не менее, его восхищение строителями Лабиринта не знает пределов. Он считал Лабиринт гораздо более чудесным произведением, чем пирамиды, и в качестве очевидца подробно его описывает. Французские и прусские ученые так же, как и другие египтологи, согласны в отношении местонахождения и тождественности его благородных развалин. Кроме того, они подтверждают описание, данное старинным историком. Геродот повествует, что он нашел там 3000 комнат, половина из которых — под землей, половина — на поверхности земли.

«Верхние комнаты», — говорит он, — «я сам прошел и подробно осмотрел. В подземные залы (которые могут существовать и доныне, насколько известно археологам) заведующие этими помещениями меня не пустили, так как там находятся гробницы царей, которые построили Лабиринт, а также гробницы священных крокодилов. Верхние комнаты я видел моими собственными глазами и нашел, что они превосходят все другое, созданное человеком».

В переводе Раулинсона в уста Геродота вкладываются следующие слова:

«Проходы через дома и различные повороты пути через дворы возбуждали во мне бесконечное восхищение, когда я переходил из дворов в залы, а оттуда в колоннады, из колоннад в другие дома и опять во дворы, до того не виденные. Крыши повсюду были каменные так же, как и стены, причем, и те и другие были покрыты искусной резьбой. Каждый двор был окружен колоннадой, которые были воздвигнуты из белого камня и украшены изысканными скульптурными изображениями. В углу Лабиринта стоит пирамида высотою в сорок фатомов <<348>> с высеченными на ней крупными фигурами. Обширный подземный ход вел в ее внутренность».

Если таким был Лабиринт, когда его обозревал Геродот, какими же в таком случае были древние Фивы, город, разрушенный намного раньше псамметихского периода, царившего 530 лет спустя после разрушения Трои? Мы узнаем, что в его время столицей был Мемфис, тогда как от блистательных Фив остались только развалины. И если теперь мы, люди, могущие составлять свое мнение только по развалинам того, что было развалинами так много веков до нашей эры, ошеломлены при рассматривании этих развалин, то каков был вид Фив в дни его процветания и славы? Карнак — храм, дворец, развалины — как бы ни называли его археологи, — являются их единственными представителями. Но, стоя одинокими и покинутыми, они годятся в качестве эмблемы величественной империи; словно забытые временем, шествующим вперед через века, они свидетельствуют об умении и искусстве древних. Тот, действительно, лишен духовного восприятия гения, кто не почувствует и не увидит интеллектуального величия расы, запланировавшей и построившей их.

Шампольон, который провел почти всю жизнь в археологических исследованиях, дает выход своим чувствам в следующем описании Карнака:

«Площадь, покрытая массой остатков от здания, квадратна; каждая сторона 1800 футов. Каждый посещающий изумлен и охвачен сознанием величия этих благородных останков, щедростью и величественностью их мастерства, видимого повсюду. Ни один народ, ни древний, ни современный не возвысил искусства архитектуры до таких масштабов, до такой возвышенности и грандиозности, как древние египтяне; и воображение, которое в Европе взлетает выше наших портиков, останавливается и, обессилевшее, падает у подножия гипостильной колоннады Карнака из ста сорока колонн! В одном из его залов мог бы поместиться весь Собор Парижской Богоматери, и он еще не доставал бы до потолка и считался бы малым украшением в центре зала».

Один из выступающих в ряде английских периодических изданий 1870 г., очевидно, говорящий со слов путешественника, описывающего то, что он сам видел, выражается так:

«Дворов, залов, врат, колонн, обелисков, монолитных фигур, скульптур, длинных рядов сфинксов обнаруживается в Карнаке такое множество, что современному уму непостижимо».

Рис. 8. Карнак. Колонны и перекрытия храма.

Дэстон, французский путешественник, говорит:

«Осмотрев это, трудно поверить в реальность существования такого множества строений, собранных в одном месте, их размеров, полного решимости и упорства, какое требовалось для их сооружения, и неисчислимых расходов, потребовавшихся на это великолепие! Нужно, чтобы читатель представлял себе все это, как сон, так как тот, кто сам видел все это, временами сомневался, действительно ли он видит это в бодрствующем состоянии… Там, на периферии святилища имеются озера и горы. Эти два здания избраны в качестве примеров из почти неисчерпаемого списка. Вся долина и дельта Нила от водопадов до моря была покрыта храмами, дворцами, гробницами, пирамидами, обелисками и колоннами. Скульптурные изображения выше всяких похвал. Механические совершенства, проявленные художниками в граните, серпантине, брекчии и базальте, чудесны, по мнению всех знатоков… животные и растения выглядят, как живые, а искусственные предметы покрыты прекрасной скульптурой; сухопутные и морские сражения, а также сцены домашней жизни везде встречаются на барельефах».

«Эти памятники», — говорит один английский писатель, — «которые так поражают путешественника, наполняют его ум великими идеями. При виде этих колоссов и сверхобелисков, которые кажутся превосходящими человеческую природу, он не может не воскликнуть: «Это было сделано человеком», и это сознание возвышает его существование» [346, т. II, с. 67].

В свою очередь доктор Ричардсон, говоря о храме в Дендерах, высказывается:

«Женские фигуры выполнены с таким совершенством, что только не говорят; у них непревзойденная нежность черт и выразительность».

Каждый из этих камней покрыт иероглифами, и чем они древнее, тем прекраснее они высечены. Не является ли это новым доказательством, что Египет попал в поле зрения истории тогда, когда его мастерства и искусства уже находились в процессе быстрой дегенерации? Надписи на обелисках высечены глубиною в два дюйма, а иногда еще глубже, причем, выполнены с высочайшим совершенством. Можно получить некоторое представление об их глубине из того факта, что арабы за небольшое вознаграждение взбираются на самую вершину обелиска, причем, заправляют большие пальцы ног в углубления иероглифов. Что все эти памятники, в которых прочность состязается с красотой, были созданы до дней исхода израильтян из Египта, у историков нет никакого сомнения. (Все археологи теперь уже пришли к соглашению, что чем глубже мы удаляемся в историю, тем прекрасней становится мастерство Египта). Эти взгляды опять сталкиваются со взглядами мистера Фиске, который уверяет нас, что «скульптуры на памятниках (Египта, Индии и Ассирии), кроме того, выражают очень неразвитое состояние артистических способностей».<<349>> Мало того, сей ученый джентльмен идет дальше. Присоединив свой голос к оппозиции против признания учености, — которая по праву принадлежала кастам священнослужителей древности, — за левитами, он презрительно говорит, что «нелепая теория о глубокой науке, которой якобы обладали египетские священнослужители с глубокой древности и передали греческим философам, была окончательно разрушена (?) сэром Дж. К. Льюисом [347]… тогда как в отношении Египта и Индии, а также Ассирии можно сказать, что колоссальные памятники, украшающие эти страны с доисторических времен, свидетельствуют о преобладании в этих странах варварского деспотизма, совершенно несовместимого с благородным обществом, и поэтому также несовместимого с устойчивым прогрессом». <<350>>

Любопытный аргумент, действительно. Если размеры и величие общественных памятников должны служить для потомства мерилом, по которому можно определить «прогресс цивилизации», достигнутый их строителями, тогда, может быть, было бы разумно для Америки, которая так кичится якобы установленными в ней прогрессом и свободой, сразу понизить свои строения на несколько этажей. Иначе, по теории профессора Фиске, археологи 3877 года нашей эры применят к «древней Америке» 1877 года правило Льюиса и скажут про древние Соединенные Штаты, что «их можно рассматривать как латифундиум, или плантацию, которую обрабатывало все население в качестве рабов короля-президента».

Белокожие арийские расы никогда не были прирожденными «строителями», подобными восточным эфиопам или темнокожим кавказцам, <<351>> и поэтому никогда не были в состоянии состязаться с последними в воздвижении колоссальных построек, — так поэтому мы должны делать поспешный вывод, что эти грандиозные храмы и пирамиды могли быть воздвигнуты только под бичом деспота? Странная логика! Действительно, кажется, более благоразумным придерживаться «строгих канонов критик», изложенных Льюисом и Гротом, и честно сразу сознаться, что мы, в самом деле, мало знаем о древних народах и что до сих пор у нас имеются только предположительные домыслы, и если мы не поведем изучение в том же направлении, в каком вели древние жрецы, то и на будущее у нас мало шансов. Мы знаем только то, что они позволяли знать непосвященным, но то малое, что мы о них узнаем путем дедукции, должно бы быть достаточным, чтобы убедить нас, что даже в девятнадцатом веке, несмотря на наши претензии на превосходство в мастерствах и науках, мы не только не в состоянии построить что-нибудь подобное памятникам Египта, Индии и Ассирии, но даже не можем снова открыть наименьшего из «утерянных искусств» древних. Кроме того, сэр Гарднер Уилкинсон сильно выразился по поводу извлеченных из земли сокровищ древних, добавляя, что «там нет никаких следов примитивного образа жизни или варварских обычаев, но есть некая стойкая цивилизация, дошедшая с отдаленнейших времен».

Здесь археология не согласуется с геологией, которая утверждает, что чем дальше ее исследование углубляется в прошлое по следам человека, тем больше варварскими они становятся. Сомнительно, исчерпали ли геологи поле своих исследовании, каким являются пещеры; и мнение геологов, обоснованное на их нынешнем опыте, может радикально измениться, когда они откроют останки предков тех людей, которых они теперь называют пещерными обитателями.

Что может лучше иллюстрировать теорию циклов, нежели следующий факт? Почти за 700 лет до Р. X. в школах Фалеса и Пифагора преподавалось учение об истинном движении Земли, ее форме и о целой гелиоцентрической системе. А в 317 г. нашей эры мы находим, что Лактантий, наставник Криспа Цезаря, сына Константина Великого, учил своего ученика, что земля плоска, и плоскость эта окружена небом, которое состоит из огня и воды; он также предостерегал своего ученика от еретического взгляда, что земля имеет шарообразную форму!

Каждый раз, когда мы, охваченные гордостью при каком-либо новом открытии, оглядываемся назад в прошлое, мы обнаруживаем, к нашему недовольству, некоторые следы, которые указывают на возможность, если не на полную определенность, что наше якобы открытие не было полной неизвестностью для древних.

Считается установленным, что ни народы раннего Моисеевого периода, ни даже более цивилизованные народы Птоломеевого периода не были знакомы с электричеством. Если мы остаемся при том же мнении и теперь, то это вовсе не от недостатка доказательств, доказывающих противное. Мы можем пренебречь и не искать какого-либо более глубокого значения в некоторых характерных выражениях Сервия и других писателей; но мы не можем также вычеркнуть их, чтобы они когда-нибудь в будущем не раскрыли своего истинного значения.

Рис. 9. Древние египетские изображения «прозрачных сосудов» со змеем внутри. Если сосуд – это колба, а змея – это электрический разряд, то пред нами нечто похожее на современные электрические лампы «дневного света». Однако принципы работы таких ламп нам могут быть и не известны, так как «про электричество» мы на самом деле всего не знаем?!

«Первые обитатели Земли», — говорит он, — «никогда не приносили огня на свои алтари, но с помощью своих молитв они низводили небесный огонь» [348, эклоги VI, V, 42]. «Прометей открыл и передал людям искусство низводить молнию; и способом, которому он их научил, они низводили огонь из надземной области».

Если после раздумывания над этими словами мы все еще будем склонны приписать их к фразеологии мифологических басен, мы можем обратиться к дням Нумы, царя-философа, столь прославленного за свою эзотерическую ученость, и окажемся еще более озадаченными, рассматривая касающиеся его материалы. Мы не можем его обвинять ни в невежестве, ни в суеверии, ни в легковерии, так как, если вообще можно доверять истории, он весьма был устремлен к уничтожению политеизма и идолопоклонства, что более двухсот лет никакие статуи и другие изображения не появлялись в их храмах. С другой стороны, старинные историки говорят нам, что познания, какими обладал Нума по натуральной физике, были велики. Предание говорит, что он был посвящен священнослужителями божеств этрусков и получил от своих посвятителей наставление в тайном знании, как можно заставить громовержца Юпитера опуститься на землю [349, кн. III, V, 285-346].

Овидий доказывает, что поклонение римлян Юпитеру Элицию началось с того времени. Салверт придерживается мнения, что до того, как Франклин открыл свое благородное электричество, Нума с ним экспериментировал весьма успешно, и что Талл Хостилий был первой жертвой, которую зарегистрировала история, как павшую от опасного «небесного гостя». Тит Ливий и Плиний повествуют, что этот принц, нашедший в одной из «Книг Нумы» наставления по тайной жертве Юпитеру Элицию, совершил ошибку, вследствие чего получил удар молнии и сгорел в собственном дворце» [350, кн. I, гл. XXXI].

Салверт отмечает, что Плиний в изложении научных секретов Нумы «пользуется выражениями, которые, кажется, указывают на два различных процесса», один для овладения громом (impetrare), другой, чтобы заставить его вспыхнуть (cogere) [56, кн. II, гл. LIII].

«Руководствуясь «Книгой Нумы», — говорит Луций, цитируя Плиния, — «Талл осмелился вызвать помощь Юпитера. Но, совершив ошибку в действии, погиб от удара грома». <<352>>

Проследив в прошлом познания о громе и молнии, какими обладали этрусские священнослужители, мы находим, что Тархон, основоположник теургии последних, желая предохранить свой дом от молнии, окружил его живой изгородью из белой брионии [352, кн. X, стих 346 и далее], вьющегося растения, обладающего свойством отводить молнии. Тархон жил задолго до осады Трои. Заостренный металлический громоотвод, которым мы, по-видимому, обязаны Франклину, по всей вероятности, является повторенным открытием. Существует много медалей, которые, как кажется, убедительно указывают, что этот принцип был известен в древние времена. Храм Юноны имел крышу, на которой было установлено какое-то количество заостренных лезвий сабель. <<353>>

Если у нас нет почти никаких доказательств о том, что древние имели какие-либо ясные понятия обо всех свойствах электричества, то, во всяком случае, имеются сильные доказательства, что они были очень хорошо знакомы с самим электричеством.

«Бен Дэвид», — говорит автор «Оккультных наук», — «утверждал, что Моисей обладал некоторыми познаниями об электрических явлениях».

Берлинский профессор Хэт тоже такого мнения. Микаелис отмечает, что:

«Первое, нет никаких упоминаний, что молния когда-либо ударила в Иерусалимский храм в течение тысячи лет. Второе, по данным Иосифа [153, кн. V], крыша храма была покрыта целым лесом наконечников… из золота, очень острых. Третье, эта крыша сообщалась с пещерами в холме, на котором храм был расположен, трубами, соединенными с позолотою, которая покрывала весь храм снаружи, вследствие чего эти острия могли действовать как проводники».<<354>>

Аммиан Марцеллин, знаменитый историк четвертого века, автор, заслуживший высокую оценку за честное и точное изложение, сообщает нам, что:

«Маги постоянно хранили в своих очагах огонь, который они волшебным образом добывали с неба» [59, кн. XXIII, часть VI].

В индийском «Аупнекхат» есть одно изречение, которое гласит:

«Знание огня, солнца, луны и молнии составляет три четверти знания Бога».<<355>>

Наконец, Салверт указывает, что в дни Ктезиаса —

«Индия была знакома с применением громоотводов». — Этот историк просто повествует, что – «железо, помещенное на дне фонтана… и изготовленное в виде меча острием вверх, как только его установили на место, обладало свойством отвращать грозу и молнию».<<356>>

Что может быть яснее?

Некоторые современные писатели отрицают факт, что на маяке александрийского порта было помещено большое зеркало с целью открывать приближение далеких кораблей с моря. Но прославленный Бюффон в это верил, так как он честно признается, что —

«если зеркало действительно существовало, а я крепко верю, что оно существовало, то древним принадлежит честь изобретения телескопа» [354, 6 me. Mem., art. II].

Стивенс в своем труде о Востоке утверждает, что он обнаружил железные дороги в Верхнем Египте, колеи их были покрыты железом. Кэнова, Пауэрс и другие знаменитые скульпторы нашего века считают за честь для себя, если их приравнивают к Фидию древности, а строгое правдолюбие даже засомневается перед такой лестью.

Профессор Джовитт не верит повествованию об Атлантиде, изложенному в «Тимее», а записи 8000 и 9000-летней давности кажутся ему древними мошенничествами. Но Бунзен говорит:

«В существовании воспоминаний и записей о великих событиях Египта, происходивших за 9000 лет до Христа, нет ничего невероятного, так как происхождение Египта относится к девятому тысячелетию до Христа» [74, т. IV, с. 462].

А как насчет первобытных циклопических укреплений древней Греции? Могут ли Тиренские стены, которые, по археологическим отчетам, «даже среди древних народов прослыли сооружениями циклопов» [355, т. XV, с. 320], считаться старше пирамид? Массы камня, — некоторые равны шестифутовому кубу, а самые малые из них таковы, что по словам Павсания, их не сдвинет упряжка быков, — уложены в стены плотной кладки толщиною в двадцать футов и высотою более сорока футов, и их постройку все еще приписывают расам людей, известным нашей истории!

Исследования Уилкинсона обнаружили тот факт, что многие изобретения, которые мы называем современными и кичимся, были доведены до совершенства древними египтянами. Недавно открытый германским археологом Эберсом папирус доказывает, что ни наши современные шиньоны, ни пудры, ни туалетные воды, ни зубные порошки не были секретом для египтян. Не один современный врач (даже из тех, кто объявляет себя «специализировавшимся по нервным болезням») мог бы найти полезное, заглянув в «Медицинские книги Гермеса», в которых содержатся предписания действительно терапевтической ценности.

Как мы уже видели, египтяне были выдающимися мастерами во всех областях. Они изготовляли такую высококачественную бумагу, что она не поддавалась разрушающему влиянию времени.

«Они вынимали сердцевину из папируса», — говорит ранее упомянутый нами анонимный автор, — рассекали и раскрывали волокна, расплющивая их известным им способом, и делали такую тонкую бумагу, как наша бумага сорта «фулскэп», но только намного прочнее Иногда они разрезали ее на ленты и склеивали вместе; много еще существует документов, написанных на такой бумаге».

Папирус, найденный в гробнице мумии царицы, и другой, найденный в саркофаге «царской усыпальницы», в Гизе, выглядят как тончайший лоснящийся белый муслин, и в то же время обладают прочностью самого лучшего телячьего пергамента.

Рис. 10. Папирус растение.

Рис. 11. Папирус Ху нефера. «Книга мертвых». Сцена суда. Британский музей.

«Долгое время ученые верили, что искусство изготовления папируса было введено Александром Великим (так же, как они ошибочно верили во многое другое), но Лепсий обнаружил свитки папируса в гробницах и памятниках двенадцатой династии; скульптурные картины из папируса позднее были обнаружены в памятниках четвертой династии, а теперь уже доказано, что искусство письма было известно и находилось в употреблении еще в дни Менеса, протомонарха»;

и таким образом, наконец, открылось, что умение писать египтян и их система письма были совершенны и полностью разработаны с самого начала.

Первым расшифровкам их вещих письмен мы обязаны Шампольону. Если бы не его вековой труд, мы до сих пор остались бы неосведомленными о значении всех этих живописных иероглифов, и современники до сих пор считали бы древних невежественными людьми, несмотря на то, что они в некоторых ремеслах и науках превосходили нас.

«Он был первым, обнаружившим, какое чудесное повествование египтяне могут рассказать тому, кто в состоянии читать их бесконечные рукописи и записи. Они оставили свои письмена везде, на каждом предмете, способном принять на себя иероглифыОни вырезали, высекали и ваяли их на памятниках. Они выводили их на мебели, утесах, камнях, стенах, гробах, гробницах, так же, как на папирусах. Картины их каждодневной жизни в мельчайших деталях теперь раскрываются перед нашими изумленными взглядами неожиданным образом… Ничто из того, что знаем мы, не было пропущено древними египтянами… История Сезостриса показывает нам как хорошо он и его народ овладели искусством ведения войны. На картинах видно, какими грозными они были в бою. Они сооружали военные машины… Хорнер говорит, что через каждые из ста врат Фив выезжали 200 человек с конями и колесницами; последние были легкие по сравнению с нашими современными артиллерийскими запряжками».

Кенрик описывает их в следующих выражениях:

«Короче говоря, все существенные принципы, которыми регулируется тяга повозок, отображены в военных колесницах фараонов, и нет ничего, что современная роскошь изобрела для удобства или украшения, чему нельзя было бы найти прототипов в памятниках восемнадцатой династии».

Пружиныметаллические пружиныбыли обнаружены в них, и, несмотря на их поверхностное описание в исследовании Уилкинсона, мы находим доказательства, что они служили для предохранения от тряски при слишком быстрой езде. В барельефах показаны некоторые рукопашные схватки и битвы, в которых мы можем проследить применение и обычаи в мельчайших деталях. Воины с тяжелым вооружением сражались в кольчугах; у пехоты были ватные туники и войлочные шлемы с металлическим покрытием для лучшей защиты. Мюратори, современный итальянский изобретатель, который несколько лет тому назад ввел в употребление «непробиваемые панцири», шел по следам старинного изобретения, использовав, насколько мог, древний метод, подсказавший ему идею. Процесс превращения таких материалов, как картон, войлок и другие ткани, в непроницаемые для порезов и проколов каким-либо острием, материалы, в настоящее время числится среди утерянных искусств. Мюратори удалось изготовить такие войлочные панцири, но они были несовершенны и, несмотря на хваленые достижения современной химии, он не мог достать соответствующего препарата и потерпел неудачу.

Какого совершенства достигла химия и древние времена, можно судить по факту, сообщенному Вайреем. В своей диссертации он приводит пример, когда Асклепиадот, один из генералов Митридата, воспроизвел химическим путем вредные испарения священного грота. Эти испарения, подобно испарениям Кума, приводили служительницу-жрицу в пророческий экстаз.

Египтяне пользовались луками, обоюдоострыми мечами и кинжалами, дротиками, копьями и пиками. Легкое вооружение состояло из метательного оружия и пращей; воины колесниц действовали булавами и боевыми топорами; они были совершенны в операциях по ведению осады.

«Нападающие», — говорит анонимный писатель, — «продвигались, образуя узкий длинный ряд, острие которого было защищено трехсторонней непробиваемой машиной, которую толкал перед собой, вроде катка, скрытый от взоров отряд воинов. У египтян были крытые подземные проходы с люками, системы лестниц, и искусство эскалада и военной стратегии было доведено ими до совершенства… Таран для разрушения стен был им знаком так же, как многое другое; будучи такими знатоками по каменоломням, они умели закладывать и подводить подкопы к стенам так, что они падали».

Этот самый писатель говорит, что для нас безопаснее упоминать о том, что египтяне знали, чем о том, чего они не знали, так как каждый день приносит новые открытия о их чудесных познаниях:

«И если», — добавляет он, — «мы обнаружили бы, что они пользовались пушками Армстронга, то этот факт не был бы более поразительным, чем многие уже открытые факты».

Доказательством, что они были сильны в математических науках, служит тот факт, что те древние математики, которых мы чтим, как отцов геометрии, ездили обучаться в Египет. В цитате, приведенной мистером Пиблсом, профессор Смит говорит:

«Геометрические познания строителей пирамид начались там, где кончались познания Евклида».

Уже до того, как Греция начала существовать, мастерства и науки египтян были созревшими и старыми. Топографию и уменья, связанные с геометрией, египтяне знали хорошо, и Иисус (Навин) после покорения Святой земли, по словам Библии, обладал достаточными познаниями, чтобы разделить земли. И как мог народ, настолько продвинувшийся в натуральной философии, как египтяне, не быть в одинаковой степени искусным в психологии и в духовной философии? Храм являлся рассадником высшей цивилизации и только он один обладал знанием магии, которая сама по себе являлась квинтэссенцией натуральной философии. В величайшей тайне преподавались оккультные силы природы, и самые чудесные исцеления осуществлялись в течение свершения мистерий. Геродот признает [356, кн. II, гл. 50], что все, что греки знали, они получили от египтян, в том числе даже отправление священнослужителя в храмах, и как следствие этого главные греческие храмы были посвящены египетским божествам. Мелампу, знаменитому целителю и предсказателю из Аргоса, приходилось применять свои лекарства «по способу египтян», от которых он получил свои знания, каждый раз, когда он хотел, чтобы его лечение было особенно удачным. Он вылечил Ификла от импотенции и слабости при помощи железной ржавчины по указаниям Мантиса, его магнетического спящего, или оракула. Шпренгель приводит много удивительных примеров таких магических исцелений в своей «Истории медицины» (см. стр. 119).

Диодор в своем труде об египтянах говорит (кн. I), что Изида заслужила бессмертие, так как все народы на Земле являются свидетелями мощи этой богини, исцеляющей от болезней своим влиянием.

«Это доказано», — говорит он, — «не россказнями, как у греков, но достоверными фактами».

Гален отмечает несколько лечебных средств, хранящихся в больничных палатах храмов. Он также упоминает универсальное лекарство, которое в его время называли Изидой [357, кн. V].

Доктрины нескольких греческих философов, которые прошли обучение в Египте, выявляют глубокую ученость. Орфей, который, по словам Артапана, был учеником Моисея, <<357>> Пифагор, Геродот и Платон обязаны своей философией тем же самым храмам, в которых священнослужители наставляли мудрого Солона.

«Антиклид повествует», — говорит Плиний, — «что буквы были изобретены в Египте человеком по имени Менон за пятнадцать лет до царствования Форонея, самого древнего из греческих королей» [56, кн. VII, гл. 56].

Яблонский доказывает, что гелиоцентрическая система так же, как шарообразность Земли, была известна египетским священнослужителям с незапамятных времен.

«Эту теорию», — добавляет он – «Пифагор взял у египтян, которые получили ее от брахманов Индии» [358, II, Пролог, 10].

Фенелон, прославленный архиепископ Камбрии, приписывает это знание Пифагору и говорит, что кроме преподавания своим ученикам, что земля круглая, он указал на существование антиподов, так как Земля населена повсюду; этот великий математик был первооткрывателем того факта, что утренняя и вечерняя звезда одна и та же. Если мы примем во внимание, что Пифагор жил приблизительно во время 16-ой Олимпиады, более 700 лет до Р. X., и преподавал эти факты в такой далекий период, то мы должны думать, что они были известны другим до него. Труды Аристотеля, Лаэрция и некоторых других доказывают, что он узнал от египтян о наклонении эклиптики, о звездном составе Млечного пути и отраженном свете Луны.

Уилкинсон, подкрепляемый другими авторами, говорит, что египтяне делили время и знали истинную длительность года и прецессию равноденствий. Путем регистрации восхода и захода звезд они постигли особые влияния, которые исходили в зависимости от положения и соотношения небесных тел, и поэтому их священнослужители были в состоянии предсказать метеорологические изменения с такою же точностью, как наши современные астрономы, и, в добавлении к этому, могли астрологировать по движениям звезд. Хотя трезвый и красноречивый Цицерон может быть частично прав в своем негодовании по поводу преувеличений вавилонских священнослужителей, которые «утверждают, что они сохранили на памятниках наблюдения, простирающиеся в прошлое на 470000 лет» [196], все же период, в котором древние достигли совершенства в астрономии, вне досягаемости современных исчислений.

Один писатель в одном из наших научных журналов говорит, что —

«каждая наука во время своего роста проходит три стадии: первая — стадия наблюдений, когда многими умами в различных местах собираются и регистрируются факты. Затем наступает стадия обобщения, когда эти тщательно проверенные факты методически обрабатываются, систематически обобщаются и логически классифицируются, чтобы выводить из них законы, которые ими управляют. И, наконец, наступает стадия прогноза, когда эти законы применяются и по ним безошибочно предсказываются события с величайшей точностью».

Если за несколько тысяч лет до Р. X. китайские и халдейские астрономы предсказывали затмения, то, пользовались ли они циклом Сароса или другими средствами, — факт от этого не меняется, — они достигли последней и высшей степени в астрономии — они пророчествовали. Если они в 1722 г. до Р. X. начертили зодиак с точным указанием занимаемых планетами мест во время осеннего равноденствия и притом с большой точностью, как доказал астроном профессор Митчелл, то они знали те законы, которые управляют «тщательно проверенными фактами», и применили законы с такою же точностью, как наши современные астрономы. Кроме того, про астрономию говорят, что в нашем веке —

«это единственная наука, которая достигла своей последней стадии… другие науки пока еще находятся в различных степенях роста; электричество в некоторых отраслях уже достигло третьей стадии, но во многих других еще находится в своем младенческом периоде».<<358>>

Это мы знаем по сердитым признаниям самих ученых, и по поводу этого у нас нет никаких сомнений в отношении девятнадцатого века, так как мы сами к нему принадлежим. Но не таково наше отношение к людям, жившим в дни процветания Халдей, Ассирии и Вавилона. О их степенях достижений по другим наукам мы ничего не знаем, за исключением того, что по астрономии они были равными нам, ибо они тоже уже достигли третьей и последней стадии. В своей лекции об «Утерянных искусствах» Уэнделл Филлипс очень художественно описывает ситуацию.

«Мы, кажется, воображаем», — говорит он, — «что умрет ли знание вместе с нами или нет, но оно определенно началось с нас… У нас сложилась оценка сожаления, сочувствия и узости невежеству и мраку канувших в бездну прошлого веков».

Чтобы иллюстрировать нашу собственную идею заключительною фразою этого любимого лектора, мы также можем сознаться, что мы взялись за писание этой главы, которая в некотором смысле прерывает наше повествование, чтобы осведомиться у наших ученых, уверены ли они, что они хвастают «в правильном направлении».

Итак, мы читаем о народе, который, по словам некоторых ученых авторов,<<359>> только что вышел из бронзового века и вступил в железный век:

«Если Халдея, Ассирия и Вавилон представляли собою огромную и вызывающую уважение античность, уходящую назад в бездну времен, то последовавшая за ними Персия тоже была не без чудес. Колонные залы Персеполиса были заполнены шедеврами искусства — резьбою, скульптурами, эмалями, алебастровыми библиотеками, обелисками, сфинксами, колоссальными быками. Экбатана в Мидии, прохладное место летнего пребывания персидских царей, было защищено семью окружающими стенами из вытесанных отполированных блоков, причем внутренние стены все более постепенно возвышались одна над другою; они были различных окрасок в астрологическом соответствии семи планет. Дворец имел крышу, покрытую серебряными черепицами; его балки были покрыты золотом. Ночью залы освещались многочисленными рядами масляных светочей. Декоративный сад со всею роскошью восточною монарха был расположен посреди города. Персидская империя, поистине была садом всего мира… В Вавилоне все еще оставались его стены; когда-то они тянулись более 60 миль по окружности и после трехсотлетнего опустошения и трех завоеваний сохранили высоту восьмидесяти футов. Были там развалины храма Бэла, облаками окруженного; на его вершине помещалась обсерватория, в которой вещие халдейские астрономы вели ночные общения со звездами, и еще там были остатки двух дворцов с их висячими садами, где высоко над землею росли деревья и сохранился поломанный остов гидравлической машины, подававшей воду из реки. В искусственное озеро с его обширным оборудованием из водоводов и шлюзов стекала вода растаявших снегов Армении; течение ее через город направлялось набережными Евфрата. Наиболее поразительным из всего был туннель, проложенный под руслом реки» [48, гл. I].

В своем труде «Первые следы человека в Европе» Альбрехт Мюллер предлагает в качестве выразительно-описательного имени века, в котором мы живем, название «века бумаги», считая его самым лучшим. Мы не согласны с ученым профессором. По утвердившемуся в нас мнению, будущие поколения назовут наш век, в лучшем случае, веком латуни, а в худшем — веком альбаты (медноцинконикелевый сплав) или оройды (золотистый сплав меди и цинка).

Мысль нынешнего комментатора и критика по отношению учености древних ограничена и кружится вокруг экзотериэма храмов; его взор или не желает, или не способен проникать в торжественную внутренность храма древности, где иерофант давал наставления неофиту, как он должен рассматривать публичное богослужение в его истинном значении. Ни один мудрец древности не учил, что человек — царь всего творения и что звездное небо и мать-земля были сотворены лишь для него. Кто сомневается по поводу сказанного, может обратиться к «Магическим и философским наставлениям» Зороастра, где он найдет следующее подтверждение:

«Не устремляй сознанья своего

К земным пределам без конца и края;

Не здесь отыщешь истины росток.

Равно ход расчислить не пытайся,

Законы выводя и собирая, светила солнца;

Оное светило влекомо вечной волею Отца,

Не ради нас, отринь и путь луны;

Ей прихотливой движет неизбежность.

Не ради нас творят движенья звезд».<<360>>

Довольно странное учение, чтобы исходить от тех, кого вообще принято считать почитателями и поклонниками солнца, луны и звездных полчищ в качестве богов. Так как величественная глубина наставлений магов находится за пределами досягаемости современной материалистической мысли, то халдейские философы вместе с невежественными массами обвиняются в сабианизме и в солнцепоклонстве.

Существовала громадная разница между истинным учением, которое преподавалось тем, кто показал себя достойным его, и государственной религией. Магов обвиняют во всякого рода суевериях, но вот что говорят Халдейские оракулы:

«Нет истины в полете вольном птиц,

Как нет ее внутри невинной жертвы;<<361>>

Все это лишь игра воображенья,

Основа для корыстного обмана;

Беги от этого, коль хочешь рай познать,

Где мудрость, справедливость и любовь

В едино собраны» [360, 4].

Конечно, не суеверны те, кто предостерегает людей от «корыстного обмана», и их нельзя обвинять в суеверии, и если они совершали деяния, которые кажутся волшебными, чудесными, то кто честно в состоянии отрицать, что они обладали знанием натуральной философии и наукой психологии в такой степени, которая неизвестна нашим ученым?

Чего только они не знали? Это хорошо установленный факт, что истинный меридиан был правильно установлен до того, как была построена первая пирамида. Они имели часы и циферблаты, чтобы измерять время; их кубит являлся установленной единицей мер длины, составляя 1,707 фута по английским мерам; по словам Геродота, у них также была известна единица веса; в качестве денег у них находились в обращении золотые и серебряные кольца, ценившиеся по весу; они с древнейших времен пользовались десятиричной и двенадцатиричной системами исчисления и хорошо знали алгебру.

«Как же иначе они могли», — говорит один известный автор, — «орудовать такими огромными механическими силами, если бы они тщательно не изучили философии того, что мы называем механическими силами?»

Умение изготовлять полотно и тонкие ткани так же, как доказано, было отраслью их знаний, так как об этом говорит Библия. Фараон подарил Иосифу одеяние из тонкого полотна, золотую цепь и много других вещей. Египетское полотно славилось по всему миру. Все мумии закутаны в полотно, и это полотно прекрасно сохранилось. Плиний повествует о некоем одеянии, посланном за 600 лет до Р. X. царем Амазисом Линдусу, каждая нить которого состояла из 360 меньших нитей, скрученных вместе. Геродот (книга I) в своем описании Изиды и мистерий, совершаемых в ее честь, дает нам представление о «восхитительной мягкости носимого жрецами полотна». Священнослужители носили башмаки, сделанные из папируса, и одежды из тонкого полотна, потому что эта богиня первая научила его употреблять, и таким образом, кроме того, что их называли «изиадами» или священнослужителями Изиды, их еще звали «линигера» или «носителями полотна». Это полотно ткалось и окрашивалось в сверкающие яркие цвета, секрет которых также считается утерянным. На мумиях мы часто обнаруживаем весьма искусные вышивки; как обычные, так и бисерные, которыми украшались их одеяния; несколько таких можно увидеть в Булакском музее (Каир) — они непревзойденной красоты; изысканны их рисунки и труд огромен. Тонко разработанные и превозносимые гобелены кажутся грубой продукцией, если их сравнивать с некоторыми вышивками древнего Египта.

Нам достаточно обратиться к книге «Исхода» в Библии, чтобы узнать, как искусно было мастерство израильских учеников египтян, проявившееся в украшении священного ковчега и скинии. Богослужебные облачения с их украшениями в виде «яблок из нитей и позвонков золотых», также туммим или усыпанный драгоценными камнями нагрудник верховного жреца, по описанию Иосифа, были несравненной красоты и являлись результатами чудесного, удивительного мастерства. И еще мы обнаруживаем вне всякого сомнения, что свои обряды и церемонии, даже особое одеяние своих левитов евреи позаимствовали от египтян. Климент Александрийский весьма неохотно признает это; то же самое делают Ориген и другие отцы церкви, причем некоторые из них приписывают это совпадение ловкому трюку Сатаны, предвидевшему события. Астроном Проктор говорит в одной из своих книг:

«Замечательный нагрудник, носимый еврейским верховным жрецом, был непосредственно заимствован от египтян».

Само название нагрудника «туммим», очевидно, египетского происхождения, заимствованное Моисеем, как и остальное, ибо дальше на той же странице Проктор говорит, что —

«В часто повторяющейся картине посмертного суда мы видим, что умершего египтянина ведет бог Гор, тогда как Анубис кладет на одну чашу весов сосуд, в котором якобы содержатся добрые деяния покойника; в другой чаше находится эмблема истины, изображение Тмей, богини истины, и все это имелось на судейском нагруднике».

Уилкинсон в своем труде «Нравы и обычаи древних египтян» доказывает, что еврейское «туммим» есть форма множественного числа от слова «Тмей». <<362>>

Рис. 12. Пример древних египетских ювелирных изделий. Золото, эмаль и камни. В центре священный жук Кхепера.

Кажется, что все декоративные искусства были известны египтянам. Их ювелирные изделия из золота, серебра и драгоценных камней прекрасно изготовлены. То же самое можно сказать про их гранение, полировку; вделывание в оправу совершалось их гранильщиками в лучшем виде. Перстень, взятый с египетской мумии, если мне не изменяет память, был провозглашен самым лучшим шедевром ювелирного искусства на Лондонской выставке 1851 г. Их стеклянные имитации драгоценных камней намного превышают то, что выделывается в наше время; а про искусственный изумруд можно сказать, что имитация его доведена до совершенства.

В Помпее, рассказывает Уэнделл Филлипс, была найдена комната, полная стекла. Там было матовое стекло, оконное стекло, хрусталь и разнообразное цветное стекло. Католическим священникам, появившимся в Китае 200 лет тому назад, был показан стакан, прозрачный и бесцветный, который был наполнен изготовленною китайцами жидкостью, которая казалась бесцветной, как вода.

«Эту жидкость налили в стакан, а затем, когда смотрели через стакан, он казался наполненным рыбами. Жидкость из стакана выливали и снова повторяли опыт, и он казался опять наполненным рыбами».

В Риме показывали кусок стекла, прозрачного стекла, который освещали, чтобы показать, что в нем нет ничего потайного, но в центре этого стекла имелась капля цветного стекла, приблизительно величиною с горошину, расцвеченная, как утка, и которую даже миниатюрная кисть не могла бы выполнить лучше.

«Очевидно, что эта капля жидкого стекла была отлита, так как нигде нет следов соединения. Это должно было быть проделано с большим нагревом, чем при процессе отжига стекла, так как этот процесс приводит к трещинам».

В отношении их изумительного искусства имитировать драгоценные камни лектор упоминает «знаменитую вазу Генуэзского Собора», которую в течение долгих веков считали сделанной из «монолитного изумруда».

«Римско-католическая легенда гласит о ней, что она была одною из тех драгоценностей, которые царица Савская преподнесла Соломону, и что это была та подлинная чаша, из которой Спаситель пил на Тайной Вечере».

Впоследствии было обнаружено, что это не изумруд, а имитация. И когда Наполеон привез эту вазу в Париж и передал на исследование в Институт, ученым пришлось признать, что это не был камень, но что это такое они не знают.

Далее, говоря об искусстве древних в металлических изделиях, тот же самый лектор повествует, что, —

«когда англичане разграбили Летний дворец китайского императора, европейские художники изумлялись при виде изысканно разработанных металлических сосудов разного рода, намного превосходящих расхваленное искусство европейских мастеров».

Африканские племена внутри страны давали путешественникам бритвы получше тех, которые у них имелись.

«Джордж Томпсон рассказал мне», — добавляет он, — «что он видел, как один человек в Калькутте подбросил в воздух горсть шелка-сырца, а другой индус разрубил его на куски саблею из туземной стали». — Он заканчивает удачным замечанием, что, — «сталь является величайшим триумфом металлургии, а металлургия — венец химии».

Так и с расами древних египтян и семитов. Они добывали золото и отделяли его с величайшим искусством. Медь, свинец и железо были в изобилии вокруг Красного Моря.

В лекции, прочитанной в 1873 г. на тему «Пещерные люди Девоншира» У. Пенджелли, член Королевского общества, основываясь на данных некоторых египтологов, утверждает, что первое железо, которым пользовались египтяне, было метеорное железо, так как в самом древнем документе, где этот металл упоминается, он назван «камнем с неба». Это наводит на мысль, что единственным железом, применявшимся в старину, было метеоритное железо. Так могло быть в начале периода, охватываемого нашими нынешними геологическими исследованиями, но до сих пор, пока мы не будем в состоянии с хотя бы приблизительной точностью вычислять возраст открываемых нами останков древности, кто может с уверенностью сказать, что мы не делаем ошибку на несколько сотен тысяч лет? Неблагоразумие догматизирования по поводу того, чего древние халдеи и египтяне не знали о рудодобыче и металлургии, было частично выявлено открытиями полковника Говарда Вайса. Кроме того, многие такие драгоценные камни, которые можно найти только в шахтах большой глубины, упоминаются у Гомера и в еврейских священных писаниях. Установлено ли учеными точное время, когда человечество впервые начало строить шахты? По словам доктора А. К. Хэмлина, в Индии мастерство златоковачей и гранильщиков алмазов практиковалось с «незапамятных времен». Знали ли египтяне с отдаленнейших веков, как закалять сталь или же владели другим, более эффективным методом, чем нынешнее высекание скульптур из камня, — это загадка, перед которой стоят археологи. Как же иначе могли создавать такую художественную резьбу по камню и ваять такие скульптурные произведения, какие мы у них находим? Пусть критики выбирают любое из двух; по их мнению, египтяне пользовались весьма искусной закалкой или каким-либо другим средством для резьбы по сиениту, граниту и базальту, что в последнем случае, должно быть отнесено к длинному списку утерянных искусств.

Профессор Альбрехт Мюллер говорит:

«Введение в употребление бронзовых изделий в Европе можно приписать великой расе пришельцев из Азии около 6000 лет тому назад; пришельцев звали ариями или арийцами… Цивилизация Востока опередила цивилизацию Запада на многие века… Существует много доказательств, что значительной высоты культура уже существовала в самом начале. Бронза еще употреблялась, но также употреблялось железо. Гончарные изделия не только обрабатывались на гончарном станке, но и обжигались докрасна. Впервые встречаются изделия из стекла, золота и серебра. В одиноких горных местностях уже обнаруживается окалина и остатки железоделательных печей… Конечно, эту окалину иногда приписывают к результатам вулканической деятельности, но она встречается в местах, где никогда никаких вулканов не было».

Но более всего искусство этого удивительного народа выявилось в умении приготовлять мумии. Никто, кроме тех, кто специально изучал этот процесс, не в состоянии оценить, сколько умения, терпения и знания требовалось для совершения этого неразрушимого труда, который занимал несколько месяцев. Требовалась и химия и хирургия. Мумии, если они остаются в сухом климате Египта, кажутся практически неразрушающимися. И даже если их перемещают после покоя, длившегося несколько тысяч лет, они не обнаруживают признаков изменений.

«Тело», — рассказывает анонимный писатель, — «наполняли миррой, кассией и другими смолами и после этого пропитывали содой… Затем следовало удивительно искусное бинтование набальзамированного тела, проделываемое настолько искусно, что ныне современные профессиональные накладыватели повязок восхищаются его превосходством».

Говорит доктор Грандвилл:

«Нет ни одной формы накладывания повязок в современной хирургии, значительно улучшенные формы которых нельзя бы обнаружить в бинтовании египетских мумий. Находят ленты полотна без единого скрепления, простирающиеся на 1000 ярдов в длину».

Росселини в «Древнем Египте» Кенрика дает подобное же свидетельство об удивительном разнообразии и искусстве, с каким бинты накладывались и перемежались. Не было перелома в человеческом теле, которое не мог бы успешно вылечивать врач-священнослужитель тех далеких дней.

Кто только не помнит возбуждения, вызванного каких-нибудь двадцать пять лет тому назад открытием анестезии? Закись азота, серные и хлорные эфиры, хлороформ, «веселящий газ», кроме различных других комбинаций, приветствовались страждущей частью человечества, как небесное благословение. Как обычно в таких случаях скромный доктор Гораций Уэлс, из Хартфорда, в 1844 г. был открывателем, а доктора Мортон и Джексон пожали на этом открытии лавры и выгоды в 1846 г. Анестезирующие средства были провозглашены «величайшим открытием, какое когда-либо было сделано». И хотя знаменитый летеон Мортона и Джексона (состав серного эфира), хлороформ сэра Джеймса И. Симпсона и азотистый веселящий газ, введенный в употребление Колтоном в 1843 г., и Данхемом и Смитом, подверглись задержанию вследствие фатальных случаев, все же последнее обстоятельство не помешало тому, что теперь этих джентльменов считают благодетелями общества. Их успешно усыпленные пациенты иногда больше не просыпаются; но какое это имеет значение до тех пор, пока другие получают облегчение? Врачи нас уверяют, что теперь несчастных случаев происходит относительно редко. Возможно, что это бывает потому, что благодетельные анестезирующие средства так скупо применяются, что половину времени не успевают оказывать своего воздействия, парализуя страждущего пациента всего лишь на несколько секунд, в его внешних движениях, причем, он испытывает такую же острую боль, как обычно. В целом, однако, хлороформ и веселящий газ являются благотворными открытиями. Но являются ли они, строго говоря, первыми анестезирующими средствами, какие когда-либо существовали? Диоскорид говорит о Мемфисском камне (lapis Memphiticus), и описывает его, как малый камешек — круглый, отполированный и весьма искрящийся. Будучи измельченным в порошок и приложенным в виде мази к той части тела, которую хирург собирается оперировать своим скальпелем или огнем, он предохраняет от боли только ту часть тела. В то же время это средство совершенно безвредно для организма пациента, который полностью сохраняет сознание во время операции, причем, это средство действует до тех пор, пока оно соприкасается с данной частью тела. Если это средство принять вовнутрь, смешав с водою или вином, всякое чувство страдания от боли совершенно прекращается. <<363>> Плиний также дает полное его описание [56, кн. XXXVIII, гл. VII].

С незапамятных времен брахманы обладали секретами такой же ценности. Вдова, склонная к самопожертвованию путем самосожжения, называемого «сахамарания», ничуть не боится боли, ибо самое свирепое пламя пожрет ее, не причинив ей никаких страданий. Священные растения, увенчивающие ее чело, когда ее поведут церемониально к погребальному костру; священный корень, вырытый в полуночный час на том месте, где Ганг и Юмка смешивают свои воды; натирание тела жертвы топленым маслом из молока буйволицы и священными маслами после того, как она искупалась во всей одежде со всеми украшениями, — являются магическими анестезирующими средствами. С их поддержкой она собирается расстаться со своим телом; три раза она обходит кругом своего огненного ложа; и после прощания ее бросают на мертвое тело ее мужа, и она оставляет этот мир без единого мгновения страданий. Миссионер-писатель, бывший очевидцем нескольких таких церемоний, рассказывает:

«На костер выливают полужидкое масло из молока буйволицы, оно моментально воспламеняется, и «опоенная» вдова быстро умирает от удушья еще до того, как пламя добирается до ее тела» [361, т. I, с. 358].

Ничего подобного, если только эта священная церемония проводится строго по правилам. Вдовы никогда не опаиваются в том смысле, как мы привыкли понимать это слово. Принимаются только предохранительные меры против физических мук — страшной агонии сгорания. Ее сознание остается ясным, как всегда, и даже более ясным. Она крепко верит в обещание будущей жизни, и весь ее ум сосредоточен на созерцании приближающегося блаженства — блаженства «свободы», которое она вскоре достигнет. Обычно она умирает с улыбкой небесного блаженства на лице. И если кому-то предстоит страдание в час возмездия, то не ей, набожно преданной своей вере, но коварному брахману, который вполне осведомлен, что такой жестокий обряд не был никогда предписан.<<364>> Что же касается жертвы, то после того как она сгорела, она становится сати — трансцендентной чистоты — и посмертно канонизируется.

Египет — родина и колыбель химии. Кенрик доказывает, что корень этого слова кеми или кем является названием этой страны [Псалмы, CV, 22]. Химия красок, должно быть, была хорошо известна в этой стране. Факты есть факты. Где же еще мы найдем таких художников, которые могут украсить стены неувядающими красками? Века после того, как наши пигмейские здания превратятся в пыль, и заключающие их в себе города станут бесформенными кучами кирпича с забытыми именами, — долго еще после этого будут стоять залы Карнака и Луксора (El-Uxor), и прекрасная фресковая живопись, несомненно, будет столь же свежа 4000 лет спустя, какою она была 4000 лет тому назад и какая она сегодня.

Рис. 13. Фресковая живопись (барельеф). Краски остались живыми до сих пор. Справа божественный Ра.

«Бальзамирование и фресковая живопись», — говорит наш автор, — «не являлись случайными открытиями у египтян, но возникли из определений и умозаключений, как любой вывод Фарадея».

Наши современные итальянцы хвастают своими этрусскими вазами и живописью; декоративные окаймления, находимые на греческих вазах, вызывают восхищение всех любителей древности; они приписываются грекам, тогда как в самом деле «они только копии египетских ваз». Изображенные на них фигуры можно увидеть в любой день на стенах гробницы времен Аменхотеп I, то есть периода, когда Греции даже еще не существовало.

Где мы в наше время можем указать на что-либо, что можно сравнивать с высеченными в скалах храмами Ипсамбула в Нижней Нубии? Там можно увидеть сидячие фигуры высотою семьдесят футов, высеченные из утеса. Торс статуи Рамзеса II в Фивах обладает размерами 60 футов в плечах, а в других местах пропорционально. Рядом с такой титанической скульптурой наши скульптуры кажутся пигмеями. Египтяне знали железо, по меньшей мере, задолго до построения первой пирамиды, что происходило, по Бунзену, более чем 20000 лет тому назад. Доказательство этому пролежало скрытым многие тысячи лет в пирамиде Хеопса, пока полковник Говард Вайс не нашел его в виде куска железа в одном из блоков, куда, очевидно, его засунули в то время, когда приступили к постройке пирамиды. Египтологи приводят много указаний о том, что древние в доисторическое время были хорошо знакомы с металлургией.

«До сегодняшнего дня мы находим на Синае большие кучи шлаков, окалины от плавок».<<365>>

Металлургия и химия, практиковавшиеся в те дни, были известны, как алхимия, и составляли основу доисторической магии. Кроме того, Моисей доказал свое знание алхимической химии тем, что превратил золотого тельца в порошок, который затем рассыпал над водами.

Если мы теперь обратимся к мореходству, мы будем в состоянии доказать, основываясь на достоверных источниках, что Нехо II снарядил на Красном море флот и послал его на исследования. Этот флот отсутствовал более двух лет и вместо возвращения через Ваб-эль-Мандел, как обычно, вернулся обратно через Гибралтарский пролив. Геродот вовсе не поспешил, когда приписывал египтянам такие мореходные достижения.

«Они», — говорит он, — «распространили слухи, что, когда возвращались домой, солнце восходило с правой стороны; вещь для меня невероятная».

«И все же», — продолжает автор вышеупомянутой статьи, — «это невероятное утверждение оказалось неопровержимым, что понятно каждому, кто огибал морем мыс Доброй Надежды».

Таким образом доказано, что люди отдаленнейшей древности совершили подвиг, который, спустя много веков, был приписан Колумбу. Говорят, что на своем пути они только два раза бросали якорь; они посеяли кукурузу, пожали ее и с триумфом держали путь домой через Геркулесовы столбы и дальше по Средиземному морю.

«Были люди», — добавляет он, — гораздо более заслуживающие название «veteres», чем римляне и греки. Греки, молодые в своих познаниях, трубили в трубы перед ними и призывали весь мир восхищаться их способностями. Старый Египет, поседевший в своей мудрости, настолько был полон сознания своих достижений, что не стремился вызывать восхищение и заботился о мнении легкомысленных греков не больше, чем мы заботимся о мнении каких-то островитян Фиджи».

«О, Солон, Солон», — сказал старейший египетский жрец этому мудрецу. – «Вы, греки, всегда как дети; у вас нет издревле установившихся мнений, нет дисциплин, выдержавших испытание временем!»

И, действительно, очень был удивлен великий Солон, когда жрецы Египта растолковали ему, как много богов и богинь греческого пантеона были замаскированными богами Египта. Истину сказал Зонарас:

«Все это пришло к нам из Халдеи в Египет, и оттуда перешло к грекам».

Сэр Дэвид Брюстер дает блестящее описание нескольких автоматов, и восемнадцатый век гордится этими шедеврами механического искусства, «игроком на флейте Вокансона». Та малость положительной информации, которую нам удалось собрать по этому предмету от писателей древности, подтверждает веру в то, что ученые механики дней Архимеда (а некоторые из них жили значительно раньше великого сиракузца) никоим образом не были невежественнее или менее изобретательными, чем наши современные изобретатели. Архитас, уроженец Тарентума в Италии, наставник Платона и философ, выдающийся своими математическими достижениями и чудесными открытиями по практической механике, построил деревянного голубя. Должно быть, это был чрезвычайно хитроумный механизм, так как он летал, хлопал крыльями и значительное время держался в воздухе. Этот искусный человек, живший за 400 лет до Р. X., кроме деревянного голубя еще изобрел винт, подъемный кран и различные гидравлические машины [362, lib. X, cap. XIII].

Египет давил свой собственный виноград и делал вино. В этом нет ничего замечательного пока что, но он также варил собственное пиво и притом в больших количествах, — так продолжают утверждать наши египтологи. Рукопись Эберса доказывает, вне всякого сомнения, что египтяне потребляли пиво за 2000 лет до Р. X. Их пиво, должно быть, было крепкое и превосходное — как все, что они делали. Стекло вырабатывалось во всех его разновидностях. Во многих египетских скульптурах мы находим сцены стеклодутия и бутылки; во время археологических исследований обнаруживаются стаканы и изделия из стекла, и, кажется, что они были очень красивы. Сэр Гарднер Уилкинсон говорит, что египтяне резали, обтачивали стекло, гравировали и обладали искусством вводить золото между двумя поверхностями стекла. Они производили стеклянные имитации жемчуга, изумруда и всех драгоценных камней с великим совершенством.

Точно также большинство древних египтян культивировало музыкальные искусства, и хорошо понимали воздействие музыкальной гармонии, ее влияние на человеческий дух. В старейших скульптурах и в резных работах мы находим сцены, где музыканты играют на различных инструментах. Музыка применялась в отделе исцелений при храмах для лечения нервных расстройств. Мы находим многие памятники с изображениями оркестров, дающих концерт, причем дирижер отсчитывает время, хлопая в ладони, поэтому мы можем утверждать, что они знали закон гармонии. У них была священная музыка, домашняя и военная. Для концертов священной музыки употреблялись лира, арфа и флейта; для празднеств — гитара, одиночная или двойная, свирели и кастаньеты; войска в течение военной службы пользовались трубами, тамбуринами, барабанами и тарелками. Ими были изобретены различного рода арфы, например: лира, самбук и ашур; некоторые из них имели более 20 струн. Превосходство египетской лиры над греческой — установленный факт. Материал, из которого изготовлялись такие инструменты, очень часто был дорог и представлял собою редко встречаемое дерево; инструменты украшались прекрасной резьбой. Иногда они привозились из очень далеких стран; некоторые были расписаны, выложены перламутром и украшены цветною кожею. Как и мы, для струн они пользовались кетгутом. Пифагор учился музыке в Египте и сделал музыку предметом науки в Италии. Но египтян в древности считали самыми лучшими преподавателями музыки в Греции. Они знали в совершенстве, как извлекать гармоничные звуки из инструмента прибавлением к нему струн так же, как умножить ноты укорачиванием струн у его шейки, каковые знания свидетельствуют, что они далеко продвинулись в музыкальном искусстве. Говоря об арфах, обнаруженных в одной из гробниц Фив, Брюс заявляет, что они опрокидывают все высказывания, какие делались до сих пор по поводу состояния древней музыки и музыкальных инструментов на Востоке, и что они своей формой, украшениями, диапазоном представляют неоспоримое доказательство, более сильное, чем тысяча греческих цитат, что геометрия, черчение, механика и музыка достигли величайшего совершенства в то время, когда они были созданы, и что период, который мы считаем временем возникновения этих искусств, был только началом их нового возрождения.

На стенах дворца Аменхотепа II в Фивах этот царь изображен играющим в шахматы с царицей. Этот монарх царствовал задолго до Троянской войны. Известно, что в Индии играли в эту игру 5000 лет тому назад. (В нашей работе на сайте раздел «Египтология» — Сакральные истоки игр древности – Сенет из древнего Египта, шахматы, нарды и ряд других игр, мы подробно об этом рассказывали).

Что касается их познаний по медицине, то теперь, когда найдена одна из утерянных Книг Гермеса и переведена Эберсом, египтяне говорят сами за себя. Что они знали о кровообращении, видно по некоторым целительным манипуляциям жрецов, которые знали, как оттягивать кровь книзу, остановить на краткое время циркуляцию крови и т. д. Более тщательное изучение их барельефов, где изображены сцены, происходящие во врачебных залах разных храмов, — легко это докажут. У них были свои дантисты и окулисты, и ни одному доктору не разрешалось практиковать более, чем в одной специальности, что, несомненно, говорит в пользу мнения, что они теряли меньше пациентов, чем наши врачи теперь. Некоторые авторитеты также утверждают, что египтяне были первым народом, учредившим у себя суд присяжных заседателей; мы сами в этом сомневаемся.

Но египтяне не были единственным народом далеких эпох прошлого, чьи достижения отводят им такое выдающееся место перед потомством. Кроме других, чья история в настоящее время сокрыта мглою далекой древности, например, доисторических рас двух Америк, Крита, Трои, лакустриан, затонувшего материка легендарной Атлантиды, считающейся теперь мифом, — деяния финикийцев отмечают их печатью, характеризующей их почти как полубогов.

Автор статьи в «Национальном квартальном обозрении», которого мы цитировали раньше, говорит, что финикийцы были самыми ранними мореходами в мире, что они основали большинство колоний по берегам Средиземного моря и совершали путешествия во все необитаемые земли. Они посещали арктические области, откуда привезли сведения о постоянном дне без ночей — сведения, которые Гомер сохранил для нас в «Одиссее». Из Британских островов они ввозили в Африку олово, и Испания была их излюбленным местом для колонизации. Описание Харибды настолько точно соответствует описанию Мальстрема, что, по словам этого писателя, «трудно представить, что оно может иметь другой прототип». Их исследования, кажется, велись по всем направлениям. Их паруса белели в Индийском океане так же, как в норвежских фиордах. Различные писатели приписывают им поселки в отдаленных местностях, тогда как все южное побережье Средиземного моря было занято их городами. Утверждают, что значительная часть Африканской территории была населена племенами, изгнанными Иисусом Навином и детьми Израиля. В то время когда писал Прокопий, в Мавританской Тингитане стояли колонны с финикийскими письменами следующего содержания:

«Мы те, кто бежали от разбойника Иисуса, сына Навина».

Рис. 14. Греко-финикийская трирема, или триера (ок. VI века до н. э.). Созданная коринфянами, позже стала основным боевым кораблем Средиземноморья во время Пунических войн (264-146 годы до н. э.). Главным «встроенным» оружием триремы был таран, продолжавший килевой брус.

Некоторые полагают, что эти закаленные мореплаватели по Арктическим и Антарктическим водам стали предками тех племен, которые построили храмы и дворцы Паленки и Уксмала, Копана и Арика.<<366>> Брасье де Бурбург дает нам много сведений о поведении, обычаях, архитектуре и искусстве, и, особенно, о магии и магах мексиканцев древности. Он повествует нам, что баснословный герой и величайший из их магов, возвращаясь из долгого путешествия, посетил царя Соломона во время строения храма. Этот Вотан кажется идентичным со страшным Кецалькоатлем, который появляется во всех мексиканских легендах; довольно любопытно, что эти легенды поразительно напоминают библейские повествования евреев о хивитах, потомках Хета, сына Ханаана. Записи сообщают нам, что Вотан «снабдил Соломона наиболее ценными деталями, что касается людей, животных, растений, золота и драгоценного дерева страны Запада», но категорически отказался что-либо сообщить о морском пути и способах достижения этого таинственного континента. Соломон сам рассказывает об этом собеседовании в своем «Повествовании о чудесах вселенной», причем глава «Вотан» аллегорически фигурирует под именем «Змей мореходства». Стивенс, проникнувшийся надеждами, что будет найден ключ, более верный, чем розетский камень, при помощи которого можно будет прочесть американские иероглифы [363, т. II, с. 457], говорит, что существует поверье, что потомки касиков и ацтекских подданных все еще живут в неприступных твердынях Кордильеров, —

«в диких местах, куда никогда еще не проникал белый человек… живут там, как жили их отцы, воздвигая такие же здания… со скульптурными украшениями и штукатуркой; там обширные дворы и высокие башни с высокими лестницами; и эти потомки все еще вырезают на табличках из камня те же самые таинственные иероглифы». — Он добавляет, — «Я обращаюсь к той обширной и неисследованной области, которую ни одна дорога не пересекает, и где моя фантазия рисует таинственный город, видимый с высочайшего хребта Кордильеров, — город непокоренных, никем непосещаемых и неисследованных туземных обитателей».

Кроме того факта, что этот таинственный город на далеком расстоянии увидели некоторые отважные путешественники, нет никакой существенной невероятности в том, что он существует, так как никто не может сказать, что стало с местным населением, которое бежало от жадных разбойников Кортеса и Писарро? Доктор Чадди в своем труде о Перу рассказывает нам индейскую легенду о караване из 10000 лам, нагруженных золотом, чтобы внести выкуп за несчастного Инку. Движение каравана в Андах было приостановлено известием о смерти Инка, и все это огромное сокровище было умело захоронено так, что до сих пор никакого следа не найдено. Чадди так же, как и Прескотт и другие писатели, сообщает нам, что индейцы до сегодняшнего дня сохраняют свои древние традиции и касту священнослужителей; что они полностью подчиняются приказам правителей, ими самими избранных, и в то же время они номинально считаются католиками и перуанскими гражданами. Между ними по-прежнему в ходу магические церемонии, практиковавшиеся их предками, и происходят магические феномены. Они настолько непоколебимы в своей приверженности к прошлому, что кажется невозможным, чтобы не существовало какого-то центрального источника власти, который постоянно подкрепляет их веру, поддерживает в ней жизнь. Не может ли быть, что источник такой неумирающей веры лежит в том таинственном городе, с которым они поддерживают тайные связи? Или мы опять должны думать, что все вышесказанное нечто иное как «любопытное совпадение»?

Сообщение о таинственном городе было сделано Стивенсу некоим испанским Падре в 1838-39 гг. Этот священник поклялся Стивенсу, что он видел этот город своими собственными глазами и рассказал некоторые подробности, в истинность которых путешественник крепко верил.

«Будучи священником в небольшом селении близ развалин Санта Круз дел Квиче, он услышал о неизвестном городе, находясь в деревне Чаджул… Он был тогда молод и с большим трудом взобрался на оголенную вершину высочайшего хребта Кордильер. Достигнув высоты десяти или двенадцати тысяч футов, он взглянул на огромную равнину, простирающуюся до Юкатана и Мексиканского пролива, и увидел на далеком расстоянии большой город, занимающий большое пространство, с белыми башенками, блиставшими на солнце. Предание говорит, что нога белого человека никогда не вступала в город; что обитатели говорят на языке майя и знают, что чужеземцы завоевали всю страну; они убивают каждого белого человека, который пытается проникнуть на их территорию… У них нет денег; нет лошадей, скота, мулов или каких-либо других домашних животных, за исключением домашней птицы, а петухов они держат под землей, чтобы не слышно было их крика».

Почти то же самое было рассказано нам лично около двадцати лет тому назад одним старым туземным священником, с которым мы встретились в Перу и с которым у нас установились деловые связи. Он прожил всю жизнь, напрасно пытаясь скрыть свою ненависть к завоевателям – «разбойникам», как он их называл; и он признался, что он поддерживает дружбу с ними и с католической церковью только ряди своего народа, а в душе своей он — солнцепоклонник, каким он был всегда. В качестве «обращенного» туземца-миссионера он путешествовал, был в Санта Круз и, как он торжественно утверждал, посетил некоторых из своих родственников по подземному ходу, ведущему в таинственный город. Мы верим его рассказу, ибо человек, которому вскоре предстоит умереть, не станет изобретать пустых басен, а его повествование подтверждено также «Путешествием» Стивенса. Кроме того, нам известны еще два других города, которые совершенно неизвестны европейским путешественникам; тут дело не в том, что их обитатели очень желают оставаться в неизвестности, ибо люди из буддийских стран иногда их посещают. Но их города не занесены ни на европейские, ни на азиатские карты. Из-за слишком ретивых и предприимчивых христианских миссионеров и, возможно, еще и по другим более таинственным причинам то малое количество туземцев, которые знают о существовании этих двух городов, никогда о них не упоминают. Природа приготовила странные укрытия и сокровенные уголки для своих любимцев и, к сожалению, далеки те места от так называемых цивилизованных стран, где человек может поклоняться своему божеству так, как поклонялись его отцы.

Даже эрудированный и трезвомыслящий Макс Мюллер как-то бывает не в состоянии избавиться от совпадений. Они приходят к нему в виде самых неожиданных открытий. Например, мексиканцы, чье покрытое мраком происхождение, по законам вероятности, ничем не связано с арийцами Индии, тем не менее, подобно индусам, смотрят на лунное затмение, как на момент, когда «дракон проглатывает луну» [47, т. II, с. 269]. И хотя профессор Мюллер признает, что об исторических сношениях этих двух народов подозревал Александр фон Гумбольт, и он сам считает это возможным, все же, он добавляет, —

«такие факты не должны быть результатом каких-либо исторических сношений. Как мы уже упоминали выше, происхождение аборигенов Америки есть спорный вопрос для тех, кто заинтересованы в установлении родства и передвижений народов».

Несмотря на труд Брасье де Бурбурга и его тщательный перевод знаменитого «Пополь-Вуху», авторство которого приписывается Икстлилксочитлу, исследователь древности после тщательного взвешивания его содержания остается в таком же мраке, как и до этого. Мы прочитали «Пополь-Вух» в его первоначальном переводе и также прочитали его обзор, сделанный Максом Мюллером, и из первого хлынул свет такой яркости, что нет ничего удивительного, что сухой скептический ученый был им ослеплен. Но поскольку автора можно судить по его произведениям, профессор Макс Мюллер не является предвзятым скептиком, и, кроме того, мало значительного ускользает от его внимания. Как же это теперь случилось, что человек с такой огромной и редко встречаемой эрудицией, которому привычно одним единым взглядом охватывать традиции, религиозные обычаи и суеверия народов, усматривающий малейшее сходство и уделяющий внимание мельчайшим деталям, как же он не придал никакого значения или даже не заподозрил того, что смиренный автор настоящего труда, не обладающий ни тренировкой ученого, ни эрудицией, усмотрел с первого взгляда? Каким ошибочным и необоснованным ни показалось бы многим это замечание, но нам кажется, что наука больше теряет, чем выигрывает оттого, что она пренебрегает древней и даже средневековой эзотерической литературой или, вернее, тем, что от нее осталось. Тому, кто посвятит себя такому изучению, многие совпадения преобразуются в естественные результаты предшествующих, поддающихся демонстрированию причин. Мы думаем, что мы понимаем, в чем дело, когда профессор Мюллер признается, что —

«время от времени… кажется, что видишь определенные периоды времени и вехи, но на следующей странице все опять только один хаос» [366, с. 327].

Разве не может быть, что этот хаос усиливается от того факта, что большинство ученых, направляя все свое внимание на историю, пропускают все то, что они считают «смутным, противоречащим, волшебством, абсурдным». Несмотря на ощущение, что тут «была основа благородных возвышенных концепций, которые теперь покрыты и искажены позднейшими наслоениями фантастической чепухи», профессор Мюллер не может удержаться от приравнивания этой чепухи к «Сказкам тысячи и одной ночи».

Мы далеки от смешной претензии критиковать столь достойного и заслуживающего восхищения за свою ученость профессора, как Макс Мюллер. Но мы не можем не сказать, что даже среди фантастической чепухи «Сказок тысячи и одной ночи» кое-что было бы достойно внимания, если бы оно помогало распутать какую-либо историческую истину. Гомеровская «Одиссея» по фантастической бессмыслице превосходит все сказки тысячи и одной ночи, вместе взятые; и все же несмотря на это, многие из этих мифов, как теперь доказано, оказались еще чем-то, а не только творением фантазии старого поэта. Ластригониане, которые пожрали спутников Улисса, теперь отождествлены с громадного роста каннибальским племенем, в далеком прошлом обитавшем в пещерах Норвегии.<<367>> Путем новых открытий геология установила истинность некоторых утверждений Гомера, которые в течение многих веков считались поэтическим вымыслом. Постоянный день, при свете которого жили ластригониане, указывает, что они были обитателями Северного мыса, где все лето не заходит солнце. Норвежские фиорды в совершенстве описаны Гомером в его «Одиссее», X, 110; а гигантский рост ластригониан доказан нахождением человеческих костей необычных размеров, обнаруженных в пещерах, расположенных близ этой области; геологи считают, что это кости расы людей, вымершей задолго до появления арийцев. Харибда, как мы уже видели, была опознана в Мальстреме, а передвигающиеся утесы [269, XII, 71] — в айсбергах арктических морей.

Если последовательные попытки сотворения человека, описанные в «Quiche Cosmogony», не дают примеров для сравнения с некоторыми апокрифами еврейских священных писаний и каббалистическими теориями творения, то это, действительно, странно. Даже «Книга Яшер», считающаяся грубой подделкой двенадцатого века, может дать более, чем один ключ, чтобы проследить связь между населением Ура Халдейского, где до дней Авраама процветала магия, и населением Центральной и Северной Америки. Божественные существа, «низведенные до уровня человеческой натуры», не совершают чудес или трюков более странных и невероятных, чем чудеса Моисея и магов фараона, тогда как многие из них в точности сходны по своей натуре. И когда, кроме того, в добавление к последнему факту, мы обнаруживаем большое сходство между некоторыми каббалистическими терминами, общими для обоих полушарий, то тут должно быть нечто большее, чем просто случайное совпадение, чтобы объяснить это обстоятельство. Многие из таких фактов имеют общий корень происхождения. Повествование о двух братьях в Центральной Америке, которые, прежде чем отправиться в путь в Ксибалбу, «посадили каждый по тростнику в середине бабушкиного дома, чтобы она по их разрастанию или увяданию могла знать, живы ли они или мертвы» [47, с. 268], находит себе аналогию в поверьях многих стран. В «Народных сказаниях и преданиях» Захарова (Россия) можно найти подобное же повествование и проследить это верование в разных других легендах. И все же эти сказания попали в Россию задолго до того, как открыли Америку.

Узнавая в богах Стоунхенджа дельфийских и вавилонских богов ничуть не следует удивляться; Бэл и Дрэгон, Аполлон и Питон, Озирис и Тифон — все одно и то же под многими именами, и они путешествовали далеко и широко. Ирландский Бот-ал прямо указывает на своего греческого прародителя Бэтилос и канаанского Бет-эл.

«История», — говорит X. дэ ла Виллемарк, — «которая в те далекие века не делала записей, может заявлять о своем незнании, но научное языковедение подтверждает данные филологии со все возрастающей достоверностью и снова соединяет вместе звенья одной цепи, едва не оборвавшейся между Востоком и Западом».<<368>>

Настолько же замечательно и открытие подобного сходства между мифами Востока и древними русскими сказаниями и преданиями, ибо вполне естественно искать сходства между верованиями семитических и арийских семейств. Но когда мы обнаруживаем почти полное тождество между характерными признаками Царевны Милитриссы с луною надо лбом, которая находится в постоянной опасности быть захваченной Змеем Горынычем (или Драконом), который играет такую выдающуюся роль во всех русских народных сказках; и обнаруживаем подобных же действующих лиц в мексиканских легендах, — до малейших деталей включительно, — то мы можем задержаться и спросить самих себя, нет ли здесь чего-то большего, чем простое совпадение.

Эта традиция о Драконе и Солнце, — иногда замененном Луною, — вызвала эхо в отдаленнейших частях всего мира. Это можно легко объяснить тем, что когда-то существовала единая всемирная религия поклонения солнцу. Было время, когда Азия, Европа, Африка и Америка были покрыты храмами, посвященными Солнцу и драконам. Священнослужители принимали имена своих божеств и, таким образом, традиции о них распространились сетью по всему миру:

«Бэл и Дрэгон всегда фигурировали вместе, и священнослужитель религии офитов обычно принимал имя своего бога» [355, т. XXV, с. 220].

Но все же, «если первоначальная концепция естественна и понятна… и ее распространение не должно быть результатом каких-либо исторических обобщений», как говорит нам профессор Мюллер, то подробности настолько поразительно сходны, что мы не можем удовлетвориться до тех пор, пока эта загадка не будет полностью разгадана. Так как происхождение этого всеобщего символического поклонения сокрыто во тьме времен, то у нас гораздо больше шансов открыть истину прослеживанием этих преданий до самих их истоков. А где истоки? Кирхер приписывает происхождение религии офитов и поклонения солнцу, формы конических памятников и обелисков египетскому Гермесу Трисмегисту [355, т. XXV, с. 292]. Где же тогда, как не в герметических книгах, мы должны искать желаемую информацию? Можно ли поверить, что современные писатели могут знать больше или столько же о древних мифах и культах, чем люди, преподававшие их своим современникам? Ясно, что тут необходимы две вещи: первая, нужно найти нехватающие Книги Гермеса; вторая, нужен ключ к их пониманию, ибо одного чтения недостаточно. Если этого нет, то наши ученые предоставлены бесплодным спекуляциям, догадкам, так же, как наши географы, которые сейчас тратят свою энергию в напрасных поисках истоков Нила. Истинно, земля Египетская — второе обиталище тайны!

Не теряя времени на спор о том, был ли Гермес «Князем послепотопной магии», как его называет де Мюссе, или допотопным, что гораздо более вероятно, одно можно сказать определенно: подлинность, надежность и полезность Книг Гермеса — или, вернее, того, что осталось от тридцати шести сочинений, приписываемых египетскому магу, — полностью признаны Шампольоном-младшим и подтверждены Шампольоном-старшим, который их упоминает. Если путем просмотра каббалистических трудов, которые все ведут свое происхождение из универсального хранилища эзотерических познаний, мы находим факсимиле многих так называемых чудес, сотворенных искусством магии, равно воспроизведенными Квише; и даже если во фрагментах, оставшихся от подлинного «Пополь-Вуха» имеется достаточно свидетельств, что религиозные обычаи мексиканцев, перуанцев и других американских народов были почти идентичны с религиозными обычаями древних финикийцев, вавилонян и египтян; и если, кроме того, мы обнаруживаем, что многие из их религиозных терминов имеют этимологически то же самое происхождение, то, как мы можем не думать, что они являются потомками тех, чьи предки «убегали от разбойника Иисуса, сына Навина»?

«Нунец де ла Вега говорит, что Нин или Аймос Дзендалес был Нинус вавилонян» [368, с. 52].

Возможно, что до сих пор это могло быть совпадением, так как отождествление одного с другим покоится на слабых аргументах.

«Но известно», — добавляет де Бурбург, — «что этому принцу, а по другим источникам его отцу Белу или Ваалу, воздавались, подобно Нину Дзендалесу, почести от подданных под видом змея».

Последнее утверждение, кроме того, что оно фантастично, нигде в вавилонских летописях не подтверждается. Совершенно верно, что финикийцы изображали солнце в виде дракона. Но то же самое делали все другие народы, которые символизировали своих солнечных богов. Бел, первый царь ассирийской династии, был, — по данным Кастора и Евсевия, который его цитирует, — обожествлен, то есть его причислили к богам только «после смерти». Таким образом, ни он сам, ни его сын Нинус или Нин не могли принимать подданных под видом змея, что бы ни делал Дзендалес. Бел, по мнению христиан, есть Ваал; а Ваал есть Дьявол с тех пор, как библейские пророки начали обозначать этим именем каждое божество соседа. Поэтому Бел, Нинус и мексиканский Нин являются змеями и дьяволами. И так как Дьявол, или отец зла, один и тот же в различных формах, то, под каким бы именем он ни появлялся — он есть Дьявол. Странная логика! А почему не сказать, что ассириец Нинус, изображаемый как муж и жертва честолюбивой Семирамис, был верховным жрецом и также царем своей страны, и что в качестве такового он носил на своей тиаре священные эмблемы дракона и солнца? Кроме того, так как священнослужитель вообще принимал имя своего бога, про Нинуса говорят, что он принимал своих подданных в качестве представителя змея-бога. Идея эта, главным образом, римско-католическая и мало что значит, как и все их выдумки. Если Нунец де ла Вега столь стремился установить родство между мексиканцами и библейскими поклонниками солнца и змея, то почему он не показал другого и более лучшего сходства между ними, без захода к ниневитянам и Дзендалям, без копыт и рогов христианского Дьявола?

Для начала он мог бы указать на «Хроники» Фуэнтеса королевства Гватемалы и на «Манускрипт» дона Жуана Торреса, внука последнего короля Квиче. Про этот документ говорят, что им владел лейтенант-генерал, назначенный Педро де Алварадо, и что в нем сказано, что сами толтеки произошли из дома Израилева, и что их отпустил Моисей, но впоследствии, после перехода через Красное море они впали в язычество. После этого, освободившись от своих спутников и под руководством вождя по имени Тануб, они пустились путешествовать из одного континента в другой и пришли на место, именуемое Семь пещер в королевстве Мексика, где они основали знаменитый город Тула и т. д. [363]

Если этому сообщению не было оказано больше доверия, чем оно заслуживает, то это просто вследствие того факта, что оно прошло через руки отца Френсиса Баскуэса, историка ордена святого Франциска, и это обстоятельство, выражаясь словами, употребленными де Мюссе, в связи с сочинением бедного расстриженного аббата Хака, «не рассчитано на усилие нашего доверия». Но имеется нечто другое, настолько же значительное, если не более значительное, что, как видно, избежало фальсификации ревностных католических «падрес» и опирается, главным образом, на индейскую традицию. Один знаменитый царь тольтеков, чье имя упоминается в вещих легендах об Утатлане, разрушенной столице Индейского царства, носил библейское имя Валам Акан; первое имя явно халдейское и напоминает сразу же Валаама и его говорящего по-человечески осла.

Кроме сообщения лорда Кингсбороу, который обнаружил поразительное сходство между языками ацтеков и евреев, многие фигуры на барельефах Паленки и идолы из терракоты, найденные в земле в Санта Круз дел Квиче, имеют на голове повязки с квадратной выпуклостью на них спереди на лбу, очень похожею на филактерии, носимые в старину еврейскими фарисеями во время молитвы и даже просто набожными евреями и доныне, в особенности евреями России и Польши. Но так как это может быть только нашей фантазией, мы не будем настаивать на подробностях.

По свидетельству древних, подтвержденному современными открытиями, мы знаем, что в Египте и в Халдее существовало много катакомб, причем некоторые из них простирались далеко. Наиболее прославленными из них были подземные святилища Фив и Мемфиса. Первые, начавшись на западной стороне Нила, простирались по направлению Ливийской пустыни и были известны, как Змеиные катакомбы или проходы. Вот там совершались священные мистерии kъklos аnбgkйs, «Неизбежного цикла», более известного под названием «Цикла необходимости», неумолимого приговора, ожидающего каждую душу после телесной смерти, когда она прошла суд в области Аменти.

В книге де Бурбурга, Вотан, мексиканский полубог, повествуя о своей экспедиции, описывает подземный ход, который тянется под землей и оканчивается у корней неба, добавляя, что этот подземный ход был змеиным ходом, «un ahugero de colubra»; и что его допустили туда лишь потому, что сам он был «сыном змея» или змеем [368, 53, 7-62].

Это действительно очень многозначительно, так как его описание змеиного хода является описанием древнеегипетского святилища, выше упомянутого нами. Кроме того, иерофанты Египта и Вавилона, вообще, титуловались «сыновьями бога-змея», или «сыновьями дракона»; и не потому, — как хотел бы де Мюссе, чтобы читатели думали, — что они потомство Сатаны-инкуба, древнего змея Эдема, а потому, что в мистериях змей был символом мудрости и бессмертия.

«Ассирийский священнослужитель всегда носил имя своего бога», — говорит Моверс [89, 70].

Друиды кельто-британских областей также называли себя змеями. «Я — Змей, Я — Друид!» — восклицали они. Египетский Карнак есть брат-близнец Карнаку Бретонскому, и последний Карнак означает «змеиная гора». Драконтия когда-то покрывала поверхность земного шара, и эти храмы были посвящены дракону только потому, что он был символом солнца, которое, в свою очередь, было символом высочайшего бога — финикийского Элона или Элиона, которого Авраам признавал под именем Эл Элион.<<369>> Кроме прозвища «змей», их назвали «строителями», «архитекторами», ибо невероятное величие их храмов и памятников было таково, что даже теперь, рассыпавшиеся в прах их остатки «приводят в ужас математические вычисления современных инженеров», — говорит Тальезин.<<370>>

Де Бурбург намекает, что вожди, носящие имя Вотана, Кецаль-Коатля или бога-змея мексиканцев, являются потомками Хама и Канаана.

«Я — Хивим», — говорят они. – «Будучи Хивимом, я происхожу из великой расы дракона (змея). Я сам змей, ибо я Хивим» [368, 51].

И де Мюссе, обрадовавшись, так как он сам честно верит в змеиный, вернее, дьявольский след, спешит объяснить:

«По мнению наших наиболее ученых комментаторов нашего Священного писания, чивим или хивим или хевиты происходят от Хета, сына Канаана, сына Хама… проклятого!» [100, 50]

Но современные исследования доказали с безупречной достоверностью, что вся генеалогическая таблица десятой главы «Книги Бытия» относится к воображаемым героям, и что заключительные стихи девятой главы мало чем лучше отрывка халдейской аллегории о Сисутрусе и мифическом наводнении, скомпилированной и приспособленной, чтобы соответствовать Ноевской схеме. Но предположим, что потомки этих канаанитов, «проклятые», возмутились бы за незаслуженное оскорбление? Им было бы легко «перевернуть столы» и ответить на этот выпад, обоснованный на басне, фактом, доказанным археологами и исследователями символов — а именно, что Сет, третий сын Адама и предтеча всего Израиля предок Ноя, и предок «избранного народа» есть никто другой, как Гермес, бог мудрости, также называемый Тот, Тат, Сеф, Сет и Сат-ан; и что он, коме того, будучи рассматриваем в своем плохом аспекте, является Тифоном, египетским Сатаной, который также был Сет. Ибо для еврейского народа, чьи хорошо образованные люди рассматривают «Книги Моисея» так же, как Филон, или историк Иосиф, не иначе как аллегориями, это открытие мало значит. Но для христиан, которые, подобно де Мюссе, очень неразумно принимают библейские повествования как буквальную историю, это обстоит совсем по-другому.

Поскольку дело идет об установлении связей, мы соглашаемся с этим набожным писателем, и каждый день мы настолько же убеждены, что происхождение некоторых народов Центральной Америки может быть прослежено назад до финикийцев и Моисеевых израильтян, насколько мы убеждены в том, что впоследствии будет доказано, что последние упорно придерживались того же идолопоклонства — если это есть идолопоклонство — поклонения солнцу и змею, как и мексиканцы. Налицо библейское свидетельство, что двое из сыновей Иакова — Леви и Дан, а также Иуда, женились на женщинах канаанитов и поклонялись богам своих жен. Разумеется, каждый христианин будет протестовать против этого, но доказательство можно найти даже в переведенной Библии, как бы подчищена она ни была. Умирающий Иаков так описывает своих сыновей:

«Дан, — говорит он, — будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим пяту коня, так что всадник его упадет назад [то есть, он будет учить черной магии] … На помощь твою надеюсь, Господи!» — О Симеоне и Леви этот патриарх (или Израиль) говорит, что «они — братия; орудия жестокости мечи их; орудия жестокости мечи их. В совет их да не внидет душа моя и к собранию их да не приобщится слава моя». [Бытие, XLIX].

В подлиннике слова их секреты читаются — их Сод. <<371>> А Сод было названием великих мистерий Ваала, Адониса и Вакха, которые все были солнечными богами и имели своим символом змея. Каббалисты объясняют аллегорию огненных змеев, говоря, что это было название, данное племени Левия, короче говоря, всем левитам, и что Моисей был главою содалов. <<372>>

Несколько историков древности упоминают Моисея, как египетского священнослужителя. Мането говорит, что он был иерофант Хиерополиса и священнослужитель солнечного бога Озириса, и что его имя было Озарсиф. Те наши современники, которые принимают, как факт, что он «был обучен всей мудрости» Египта, должны также принимать правильное истолкование слова «мудрость», которое известно по всему миру как синоним посвящения в тайны мистерий магов. Разве читателю Библии никогда не приходила в голову идея, что чужестранец, родившийся и воспитанный в иностранном государстве, не мог быть допущен — не будем уже говорить о допущении к последнему посвящению, к величайшей тайне изо всех — даже к тому познанию, каким обладало низшее жреческое сословие, прошедшее малые мистерии? В «Книге Бытия», XLIII, 32, мы читаем, что ни один египтянин не мог садиться есть хлеб с братьями Иосифа, «потому что это мерзость для Египтян». Но что египтяне были «обедавшим с ним (с Иосифом)». Вышеизложенное доказывает два обстоятельства: 1) что Иосиф, каким бы он ни оставался в сердце своем, переменил, хотя бы внешне, свою религию, женился на дочери священнослужителя «идолопоклоннической» нации и стал египтянином. Иначе египтяне не стали бы есть с ним хлеб. И 2) что, следовательно, Моисей, если и не был египтянином по рождению, то стал таковым тем, что его допустили до сана священнослужителя и таким образом он являлся СОДАЛОМ. В заключение повествование о «медном змее» (Кадуцея Меркурия или Асклепия, сына солнечного бога Аполлона-Питона) становится логическим и естественным. Мы не должны забывать, что дочь фараона, которая спасла Моисея и усыновила его, названа Иосифом Термутис, а это имя, по данным Уилкинсона, есть название аспида, священной змеи Изиды;<<373>> кроме того, про Моисея сказано, что он произошел из племени Леви. Каббалистические идеи о «Книгах Моисея» и о самом этом великом пророке мы изложим с большей полнотой во II томе этого труда.

Если Брасье де Бурбург и Шевалье де Мюссе так близко принимали к сердцу идею проследить тождественность мексиканцев с канаанитами, они могли бы найти гораздо лучшие и веские доказательства, чем выставление обоих в качестве «проклятых» потомков Хама. Например, они могли бы указать на Наргала, халдейского и ассирийского главу магов, (Раб-Маг), и на Нагала, верховного колдуна мексиканских индейцев. Оба названия являются производными от Нергал-Сарезера, ассирийского бога; и оба обладают теми же способностями или силами иметь прислуживающего демона, с которым они полностью отождествляются. Халдейский и ассирийский Наргал держал своего демона в виде какого-нибудь животного, считающегося священным, внутри храма; индейский Нагал держит своего где только может — в соседнем озере или лесу, или дома в виде домашнего животного [369, с. 135-574].

Мы нашли, что газета «Католический мир» в одном из недавних номеров горько жалуется, что старый языческий элемент у туземных обитателей Америки до сих пор не совсем еще умер в Соединенных Штатах. Даже там, где племена уже давно находятся под заботой христианских учителей, даже там втайне отправляются языческие обряды, и тайное язычество, или змеепоклонство, процветает поныне, как и в дни Монтесумы. Там сказано:

«Змеепоклонство и поклонение-вуду», — как газета называет эти две странные секты, — «являются настоящим поклонением дьяволу. В докладе, адресованном Кортесу в 1812 г.. Дон Педро Баптиста Пино сообщает: «Все пуэблос имеют свои артуфас — так туземцы называют свои подземные помещения с одной единственной дверью, где они собираются, чтобы пировать и производить совещания. Эти помещения являются храмами… и их двери для испанцев всегда закрыты».

«Обитатели этих пуэблос, несмотря на власть, какую религия над ними имеет, не могут забыть и части тех верований, которые были им переданы, и которые они тщательно передадут своим потомкам. Отсюда у них то обожание, какое они оказывают солнцу, луне и другим небесным телам, то уважение, с каким они относятся к огню и т. д.»

«Кажется, что главы пуэбло являются в одно и то же время священнослужителями; они выполняют различные простые обряды, по которым в них призывают власть солнца и Монтесумы, а также власть и силу (по некоторым отчетам) Великого Змея, на которого, по приказу Монтесумы, они должны смотреть как на жизнедателя. Также они совершают богослужения, когда надо вымаливать дождь. Существуют произведения живописи, изображающие Великого Змея вместе с несчастным красноволосым человеком, якобы Монтесумой. В 1845 г. в пуэбло Лагуна имелся грубый идол, похожее изображение Монтесумы, представляющее одну только голову».<<374>>

Полное тождество обрядов, церемоний, традиций и даже имен божеств между мексиканцами, древними вавилонянами и египтянами является достаточным доказательством, что Южная Америка была заселена колонией, которая таинственным образом переправилась через Атлантический океан. Когда? В какой период? По этому вопросу история молчит; но те, кто считают, что нет освященного веками предания без некоторого осадка истины на его дне, верят в предание об Атлантиде. Существует рассеянная по всему миру горсточка вдумчивых одиноких исследователей, которые проводят свои жизни, оставаясь незамеченными, далекими от шума внешнего мира, и изучают великие проблемы физической и духовной вселенной. Они имеют свои тайные летописи, в которых сохраняются плоды ученых трудов длинного ряда отшельников, наследниками и продолжателями дела которых они являются. Познания их древних предков, мудрецов Индии, Вавилонии, Ниневии и царственных Фив; легенды и традиции с комментариями на них Солона, Пифагора и Платона из мраморных залов Гелиополиса и Сайза, традиции, которые в их время уже казались чуть просвечивавшими через мглистую завесу прошлого, — все это и еще гораздо более занесено на неразрушающиеся пергаменты и передается с огромнейшей заботой от одного адепта другому. Эти люди верили в повествование об Атлантиде, они знали, что это не басня, и утверждали, что в различные эпохи прошлого, огромные острова и даже материки существовали там, где теперь бушуют лишь пустынные водные пространства.

В их потонувших храмах и библиотеках археолог нашел бы, если бы он мог исследовать, материалы, чтобы заполнить пробелы в том, что представляем себе, как историю. Говорят, что в отдаленную эпоху путник мог пересечь то, что теперь является Атлантическим океаном, почти во всю длину по суше, переезжая лишь на лодках с одного острова на другой, где в то время существовали лишь узкие проливы.

Наше подозрение, касающееся цис-атлантических и трансатлантических рас, усиливается после прочтения чудес, сотворенных Кецалькоатлем, мексиканским магом. Его жезл, должно быть, близкая родня традиционному сапфировому жезлу Моисея, жезлу, процветшему в саду Рагуэл-Йетро, его тестя, и на котором было выгравировано священное непроизносимое имя. Эти «четыре человека», описанные как реальные четверо предков человеческой расы, «которые не были ни зачаты богами, ни рождены женщинами», «но сотворение которых было чудом, сотворенным Творцом», и которые были сотворены после того, как три попытки создать людей потерпели неудачу, равно дают несколько поразительных подобий в эзотерических толкованиях герметистов;<<375>> они также неоспоримо напоминают нам четверых сыновей божиих египетской теогонии. Кроме того, каждый придет к заключению, что подобие этого мифа повествованию, изложенному в «Книге Бытия», бросится в глаза даже поверхностному наблюдателю. Эти четыре предка «могли рассуждать и говорить, зрение их было безгранично, и они сразу узнавали все» [366]. Когда «они возносили благодарность Творцу за свое существование, боги испугались, и они выдохнули облако на глаза людей, чтобы они могли видеть только на определенном расстоянии и не были бы похожи на самих богов». Это имеет прямое отношение к фразе из «Книги Бытия»: «Вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни» и т. д. И еще: «В то время, когда они спали, Бог дал им жен» и т. д.

У нас нет ни малейшего намерения непочтительно подсовывать идеи тем, кто настолько мудры, что не нуждаются ни в каких намеках. Но мы не должны забывать, что подлинные трактаты по древней магии халдейского и египетского происхождения не разбросаны по публичным библиотекам и распродажам аукционистов. Что таковые существуют, это факт, известный многим исследователям сокровенного знания. Не имеет ли величайшего значения для каждого, изучающего древность, чтобы хоть поверхностно ознакомиться с их содержанием?

«Четверо предков человеческой расы», — добавляет Макс Мюллер, — «кажется, имели долгую жизнь, и когда, наконец, настало время умирать, они исчезли таинственным образом и оставили своим сыновьям то, что называется сокровенное величие, которое никогда не должно открываться человеческими руками. Что это было, мы не знаем».

Если здесь нет никакой связи между этим сокровенным величием и сокровенной славой халдейской Каббалы, которая, по преданию, оставлена Енохом после его таинственного вознесения, то мы не должны верить ни одному косвенному доказательству. Но, возможно, что эти четыре предка из киче-расы просто символизируют в своем эзотерическом значении четыре последовательных прародителей людей, упомянутых в «Книге Бытия», гл. I, II и VI? В первой главе первый человек двуполый – «мужским и женским сотворил он их» — что соответствует гермафродитным божествам последующих мифологий; второй, Адам, сделанный из «праха земного», однополый и соответствует «сынам Божиим» из главы VI; третьи по счету — великаны, или нефилим, на которых в Библии только намекается, но подробнее объяснено в другом месте; четвертые — родители людей, чьи дочери были красивы.

Пользуясь признанными фактами, что уже с отдаленнейших времен у мексиканцев были свои маги; что это же самое замечание приложимо ко всем древним религиям мира; что сильное сходство преобладает не только в формах их церемониальных богослужений, но даже в самих названиях, употребляемых для обозначения некоторых магических орудий, и, наконец, если все другие путеводные нити, в соответствии с научными выводами, окажутся несостоятельными (так как некоторые из них будут поглощены бездонной пропастью совпадений), то почему бы нам не обратиться к великим авторитетам по магии и не посмотреть, нет ли под этой «порослью фантастической чепухи» глубокого подслоя истины? Мы не хотим, чтобы нас неправильно поняли. Мы вовсе не отсылаем ученых к Каббале или к книгам по герметизму, чтобы они изучали магию, но направляем их к авторитетам по магии, чтобы открыть материалы для истории и науки. У нас нет ни малейшего помысла, чтобы навлекать на себя гневные поношения академиков неблагоразумным поведением подобно бедному де Мюссе, когда он пытался навязать им, чтобы они прочли его демонологические «Мемуары» и взялись за исследование Дьявола.

«Повествование Бернала Диаца де Кастила», одного из последовавших за Кортесом, дает нам некоторое понятие о чрезвычайной утонченности и уме народа, который они победили. Но это описание слишком длинное, чтобы приводить его здесь. Достаточно сказать, что ацтеки оказались более, чем в одном только отношении схожими с египтянами по цивилизации и утонченности. У обоих народов магия или сокровенная натурфилософия культивировалась в высочайшей степени. Добавим к этому, что Греция, «последняя колыбель искусств и науки», и Индия «колыбель религий», изучали и продолжают изучать ее и практиковать — и кто отважится дискредитировать ее и ее достоинство как предмета изучения, и ее глубину, как науки?

Никогда не было и не может быть больше, чем одна универсальная религия, ибо может быть только одна истина о Боге. Подобно огромной цепи, верхний конец которой, альфа, остается незримо эманирующим из божества, — находящегося в statu abscondito во всех примитивных теологиях, — она окружает наш земной шар по всем направлениям; даже самого темного уголка она не оставляет непосещенным до того, как другой конец ее, омега, вернется обратно на свой путь, чтобы быть опять принятым обратно туда, откуда он сперва эманировал. На эту божественную цепь нанизан экзотерический символизм всех народов. Разнообразие их форм не в силах повредить их сущности, и под разными идейными типами материальной вселенной, символизируя оживляющие ее начала, нетленный нематериальный образ духа сущего, руководящего ими, остается тем же самым.

Настолько, насколько человеческий разум в состоянии углубиться в постижение духовной вселенной, в ее законы и силы, последнее слово было произнесено века тому назад; и если идеи Платона могут быть упрощены ради более легкого понимания, то дух их субстанции не может быть ни переделан, ни удален без нанесения вреда истине. Пусть человечество ломает голову еще тысячи лет; пусть богословие смущает веру и искажает ее, силою навязывая непостижимые догмы в метафизике; пусть наука подкрепляет скептицизм, разрушая шатающиеся остатки духовной интуиции в человечестве своими демонстрациями своей непогрешимости, вечная истина никогда не может быть разрушена. Мы находим последние возможные на человеческом языке выражения в персидском Логосе, Хоновере или в живом проявленном Слове Бога. Зороастрийский Енох-Верихе тождествен с иудейским «Я есьм»; и «Великий Дух» бедного необразованного индейца есть проявленный Брахма индийского философа. Один из последних, Чарака, индийский врач, про которого говорят, что он жил за 5000 лет до Христа, в своем трактате о происхождении всего, трактате, называемом «Юса», красиво выражается:

«Наша Земля, подобно всем светящимся небесным телам, которые нас окружают, есть только один атом огромного Целого, о котором мы высказываем мало понимания, называя его — Бесконечное».

«Есть только один свет, и есть только одна тьма», — гласит сиамская пословица. Demon est Deus inversus, — Дьявол есть тень Бога, гласит универсальная каббалистическая аксиома. Мог бы существовать свет, если бы не было первичной тьмы? И разве сияющая солнечная вселенная сперва не протягивала своих младенческих рук из пеленок темного и мрачного хаоса? Если христианская «полнота Того, Кто наполняет все и вся» является откровением, то должны также допустить, что если существует дьявол, то он должен быть включен в эту полноту и быть частью того, что «наполняет все и вся».

С незапамятных времен пытались люди оправдать, обелить божество и отделить Его от существующего зла, и эта цель была достигнута древней восточной философией основанием theodikй; но их метафизические воззрения на падшего духа никогда не были искажены созданием антропоморфической личности Дьявола, как это впоследствии было сделано ведущими светилами христианского богословия. Личного беса, противодействующего божеству и препятствующего человечеству на его пути к совершенству, следует искать только на земле среди человечества, но не в небесах.

Таким образом, получается, что все религиозные памятники старины, в какой бы они стране и в каком бы климате они ни находились, являются выражениями одних и тех же мыслей, ключ к которым находится в эзотерической доктрине. Без изучения последней, напрасны будут старания разгадать тайны, веками хранящиеся в храмах и развалинах Египта, Ассирии, Центральной Америки, Британской Колумбии и Нагкон-Ват Камбоджи. И хотя эти храмы были построены различными народами, и ни один из этих народов веками не имел сношений с другими народами, то также несомненно, что все они были запланированы и построены под непосредственным наблюдением священнослужителей. И духовенство всех народов, хотя и совершало обряды и церемонии, которые могли внешне отличаться друг от друга, очевидно, было посвящено в те же самые традиционные мистерии, в которых учили по всему миру.

Чтобы дать возможность лучшего сравнения между образцами доисторической архитектуры, находимыми в наиболее противоположных точках планеты, нам нужно только указать на грандиозные индийские развалины Эллора в Деккане, мексиканские Чичен-Ица на Юкатане, и еще более величественные руины Копана в Гватемале. Они представляют такие черты сходства, что кажется невозможным избегнуть убеждения, что они были построены людьми, движимыми одними и теми же религиозными идеями, и что эти люди достигли равного уровня в высокой цивилизации, в искусствах и науках.

Вероятно, нет на всем нашем земном шаре более впечатляющей массы руин, чем Нагкон-Ват — диво и загадка для европейских археологов, которые отваживаются посетить Сиам. Иногда мы говорим «Руины», но навряд ли это выражение правильно, так как нигде в мире нельзя найти здания, которые, несмотря на невероятную древность, так хорошо сохранились, как Нагкон-Ват и развалины великого храма Ангкортом.

Сокрытый далеко в провинции Сиамрап — Восточного Сиама — среди роскошнейшей тропической растительности, окруженный почти непроницаемыми лесами пальм, какао-деревьями и орешником бетеля, —

«чудесный храм прекрасен и романтичен так же, как и впечатляющ и величествен», — говорит мистер Винсент, недавний путешественник [371, с. 209]. «Мы, кому повезло жить в девятнадцатом веке, привыкли хвастать совершенством и превосходством нашей современной цивилизации, величием наших достижений в науке, искусстве, литературе и тому подобное, по сравнению с теми, кого мы называем древними; но мы все же вынуждены признать, что они далеко превзошли наши недавние свершения во многом, и особенно заметно в области изящных искусств — в живописи, архитектуре, скульптуре. Мы только что осматривали наиболее чудесный образец двух последнейших, ибо по стилю, красоте архитектуры, прочности постройки, великолепию тонко разработанной резьбы и скульптуры великий Нагкон-Ват не имеет равных — нет у него соперника в наши дни. Первое впечатление от него потрясающе».

Таким образом, мнение еще одного путешественника добавлено ко многим предшествующим, включая археологов и компетентных критиков, которые полагали, что руины прошлого египтян не заслуживают, чтобы их воспевали больше, чем Нагкон-Ват.

По нашему плану, мы предоставим более беспристрастным критикам, чем мы сами, описать это место, так как в труде, открыто провозгласившем цель реабилитации древних, свидетельство такого энтузиаста, как автор этой книги, может быть поставлено под вопрос. Тем не менее, мы видели Нагкон-Ват при чрезвычайно благоприятных обстоятельствах и поэтому можем засвидетельствовать общую правильность описания Винсента. Он рассказывает:

«Мы вступили на огромную мостовую, по сторонам лестниц которой стояли огромные грифоны, каждый высечен из единой цельной глыбы камня. Мостовая тянется на… 725 футов в длину и вымощена камнями по четыре фута в длину и два в ширину. По обеим сторонам ее находятся искусственные озера, питаемые родниками; каждое озеро занимает около пяти акров… Внешняя стена Нагкон-Ват (города монастырей) охватывает площадь в полмили в длину и полмили в ширину с воротами… которые покрыты прекрасной резьбой, изображающей богов и драконов. Фундаменты высотою в 10 футов… Все здание целиком, включая и крышу, построено из камня, но без цемента, и так тесно камни приложены одно к другому, что даже теперь места их соединений едва заметны Форма здания продолговатая около 796 футов в длину и 588 в ширину; в то время как высочайшая центральная пагода возвышается на 250 с лишним футов над землей; четыре других по углам двора каждая имеет высоту 150 футов».

Выделенные нами строчки многозначительны для путешественников, которые отметили и восхищались такой же самой каменной кладкой в развалинах Египта. Если не те же рабочие-каменщики клали здания в обоих странах, то мы, по меньшей мере, должны думать, что секрет этой несравненной кладки стен был известен архитекторам всех стран.

«Пройдя, мы поднимаемся на платформу… и входим в самый храм через обставленный колоннами портик, фасад которого покрыт прекрасными барельефами, изображающими древнемифологические сцены. От порога по обеим сторонам идет коридор, образуемый двумя рядами колонн, высеченных от основания до верху из цельных глыб; храм покрыт овальной формы крышей, покрытой резьбой и рядом скульптурных изображений по внешней стене. Эта галерея скульптур, которая образует экстерьер храма, состоит приблизительно из полмили беспрерывных картин-барельефов, высеченных на плитах камня-песчаника в шесть футов в ширину; на них изображены сцены, взятые из индийской мифологии, из Рамаяны — санскритской эпической поэмы Индии, состоящей из 25000 стихов, описывающими подвиги бога Рамы, сына царя Айодхьи. Графически изображена борьба царя Цейлона и Ханумана,<<376>> обезьяньего бога. Арка этого коридора построена без замковых камней. На стенах скульптурные изображения 100000 отдельных фигур. Одна картина из «Рамаяны» … занимает 240 футов стены… В Нагкон-Ват было насчитано 1532 колонны, а среди всех развалин Ангкора… такое громадное количество, как 6000, причем почти все они высечены из единой цельной глыбы и отделаны красивой резьбой

Но кто построил Нагкон-Ват? и когда он был построен? Ученые люди пытались прийти к выводам по этим вопросам путем изучения его конструкции и, в особенности, орнаментации», — но это ничего не дало. – «Туземные камбоджийские историки», — добавляет Винсент, — «насчитывают 2400 лет со времени построения храма… Я спросил одного из них, как долго Нагкон-Ват строился… ». Никто не может сказать, когда… Я не знаю; или он выскочил из земли, или его построили великаны, а может быть — ангелы»… — был ответ».

Когда Стивенс спросил туземных индейцев: «Кто построил Копан?.. какой народ начертал иероглифические надписи, высек эти изящные фигуры и резьбу, эти эмблематические знаки?» — в ответ звучало тупое «Quien Sabe?» — кто знает! Все — тайна; темная непроницаемая тайна», — пишет Стивенс.

«В Египте колоссальные скелеты гигантских храмов стоят во всей наготе в пустыне. Здесь же необозримый лес обволок руины, скрыв их от взоров» [363, т. I, с. 105].

Но там, вероятно, имеются многие обстоятельства, кажущиеся пустяковыми археологу, незнакомому с «пустыми фантазиями» старинных легенд и поэтому пропущенными без внимания; иначе открытие могло бы дать новое направление мыслей исследователям. Одним из таких неизменных обстоятельств является обязательное присутствие обезьян в египетских, мексиканских и сиамских храмовых развалинах. Египетские киноцефалы принимают те же позы, что и индийский и сиамский Хануман; и среди скульптурных фрагментов Копана Стивенс обнаружил остатки колоссальных обезьян или бабуинов,

«весьма напоминающих по очертаниям и внешности четырех чудовищных животных, которые когда-то стояли перед обелиском, у его основания в Луксоре, теперь — в Париже, <<377>> и которым, под названием киноцефалов, поклонялись в Фивах».

Почти во всех буддийских храмах имеются идолы в виде обезьян, и некоторые люди держат в домах белых обезьян, чтобы «отогнать злых духов».

«Была цивилизация», — пишет Луи де Карне, <<378>> — «в том сложном значении, какое мы придаем этому слову, распространена среди древних камбоджийцев, на что, кажется, их великие совершения в архитектуре указывают? Век Фидия был веком Софокла, Сократа и Платона; Микеланджело и Рафаэль появились вслед за Данте. Существуют блестящие эпохи, в течение которых человеческий разум, развиваясь по всем направлениям, торжествует во всем и создает шедевры, которые возникают из одного и того же вдохновения». «Нагкон-Ват», — заключает Винсент, — «должен быть приписан другим, а не камбоджийцам. Но кому?.. Нет достоверных преданий; все только нелепые басни или легенды».

Последнее выражение в последнее время стало чем-то вроде ходячей поговорки в устах путешественников и археологов. Когда они находят, что никакой путеводной нити нельзя достать, если ее нельзя найти в народных легендах, они отворачиваются разочарованные, и окончательный приговор не произносится. В то же время Винсент приводит цитаты писателя, который говорит, что эти развалины «настолько же впечатляющи, как развалины Фив или Мемфиса, но более таинственны». Моухот думает, что они были воздвигнуты «каким-либо древним Микеланджело» и добавляет, что Нагкон-Ват «величественнее, чем что-либо, оставленное нам Грецией или Римом». Далее Моухот это здание опять приписывает к каким-то потерявшимся племенам Израиля; в этом мнении его поддерживает Мише, Французский епископ Камбоджи, который признается, что он поражен «еврейским типом лиц многих дикарей Стивенса». Генри Моухот верит, что «безо всякого преувеличения древнейшим частям Ангкора может быть приписана давность более 2000 лет». Это, по сравнению с пирамидами, делает их совсем современными. Его данные более, чем невероятные, так как можно доказать, что настенная живопись относится к тем архаическим векам, когда по всему материку поклонялись Посейдону и кабирам. Если Нагкон-Ват был построен, как думает Адольф Бастиан,<<379>> «для приема ученого Патриарха Буддхагхоша, который привез священные книги «Трай-Пидок» из Цейлона, или, как думает епископ Палегуа, который «относит постройку этого здания к царствованию Пра Патум Суривинга», когда священные книги буддистов были привезены из Цейлона, и буддизм стал религиею камбоджийцев, тогда как можно объяснить нижеследующее?

«В этом самом храме мы видим разные изображения Будды, четырехрукие и даже тридцатидвухрукие, двуглавых и шестнадцатиглавых богов, индийского Вишну, богов с крыльями, бирманские головы, индийские фигуры и цейлонскую мифологию… Вы видите воинов верхом на слонах и на колесницах, пехотинцев со щитом и копьем, лодки, тигров, грифонов… змей, рыб, крокодилов, волов… солдат, физически чрезвычайно развитых, в шлемах и каких-то людей с бородами; вероятно, мавров. Фигуры», — добавляет Винсент, — «стоят наподобие фигур на великих египетских памятниках, чуть повернувшись боком вперед… и я заметил, кроме того, двух всадников, вооруженных копьем и мечом, едущих рядом, наподобие тех, которые я видел на ассирийских табличках в Британском Музее» [371, с. 215].

Со своей стороны мы можем добавить, что на стенах несколько раз встречается изображение Дагона, человека-рыбы вавилонян, и кабирийских богов Самофракии. Возможно, что те несколько археологов, которые осматривали это место, не заметили их, но при более их внимательном обследовании они будут найдены так же, как известный отец кабиров — Вулкан, со всеми своими стрелами, около него царь с державным знаком в руке, дубликатом херонея или «державы Агамемнона», про которую говорят, что она была преподнесена хромым богом Лемноса. В другом месте мы находим Вулкана, узнаваемого по его молотку и клещам, но в виде обезьяны, как ее обычно изображают египтяне.

А теперь, если Нагкон-Ват является буддийским храмом, то почему на его стенах имеются барельефы чисто ассирийского характера и кабирийские боги, которые, хотя и являлись предметами поклонения как наиболее древние из богов азиатских мистерий, но уже были покинуты за 200 лет до Р. X., и самофракийские мистерии совсем изменились? Откуда среди камбоджийцев популярная традиция о принце Раме, личности, упоминаемой всеми туземными историками, которые приписывают ему основание храма? Не просто ли возможно, что даже сама «Рамаяна», знаменитая эпическая поэма, есть только оригинал Гомеровской «Илиады», о чем уже говорилось несколько лет тому назад? Прекрасный Парис, уносящий Елену, не очень ли похож на Равану, царя великанов, удирающего с Ситой, женой Рамы? Троянская война — копия войны Рамаяны; кроме того Геродот уверяет нас, что троянские герои и боги ведут свое начало в Греции только со времени Илиады. И в таком случае даже Хануман, обезьяний бог, становится замаскированным Вулканом. Тем более, что камбоджийская традиция заставляет основателя Ангкора появиться из Рима, который они помещают на западном конце мира, и Рама индийцев также отводит запад потомкам Ханумана.

Каким бы гипотетическим ни показалось это высказывание, его стоит рассмотреть, даже хотя бы для того, чтобы отвергнуть. Аббат Жаквенэ, католический миссионер в Индо-Китае, всегда готовый какое-либо историческое сведение увязывать с христианским откровением, пишет:

«Будем ли мы рассматривать торговые связи евреев… когда, достигнув кульминации подъема, объединенные флоты Хирама и Соломона, отправились на поиски сокровищ Офира, или же спустимся ниже к рассеянию десяти племен, которые, вместо возвращения из плена, покинули берега Евфрата и дошли до берегов океана… сияющий свет откровения на Дальнем Востоке не станет от этого менее неопровержимым».

Несомненно, станет неопровержимым, если мы перевернем это высказывание и признаем, что весь свет, который когда-либо сиял на израильтян, пришел к ним из этого «дальнего Востока», пройдя сперва халдеев и египтян. Первое, что нужно установить, это узнать, кто такие были сами израильтяне; и это наиболее существенный вопрос.

Кажется, что многие историки не без оснований считают, что евреи были сходны или тождественны с древними финикийцами, но финикийцы, вне всякого сомнения, принадлежали к эфиопской расе; кроме того, нынешний род панджабов смешан с азиатскими эфиопами. Геродот прослеживает евреев до Персидского залива, а к югу от этого места были химиариты (арабы); за ними ранние халдеи и сусиниане, великие строители. Это, кажется, достаточно устанавливает их родство с эфиопами. Мегастен говорит, евреи представляли в Индии секту, называвшуюся Каланы, и их богословие напоминало богословие индийцев. Другие авторы также подозревает, что колонизированные евреи или иудеи, были ядус из Афганистана — древней Индии.<<380>> Евсевий говорит нам, что «эфиопы пришли с реки Инд и поселились близ Египта». Дальнейшие исследования могут доказать индийские тамилы, которых миссионеры обвиняют в поклонении Дьяволу — Кутти-Саттане — только воздают почести Сету или Сатане, которого почитали библейские хиттиты.

Но если в сумерках истории евреи были финикийцами, то последних можно проследить до народов, которые говорили на старом санскрите. Карфаген был финикийским городом, отсюда его название; ибо Тир равно был Картха. В Библии часто встречаются слова Кир, Кирджат. Их местный бог назывался Мел-Картха (Мел, Ваал), или местный господь этого города. На санскритском языке город или община назывался кул (кула), его владыка был гери.<<381>> Гер-кулеус поэтому представляет перевод Мелкарта и происходит из санскрита. Кроме того, все племена циклопов были финикийские. В «Одиссее» киклопы (циклопы) являются ливийскими овечьими пастухами, а Геродот их описывает как горняков и великих строителей. Они суть древние титаны или великаны, которые у Гесиода куют стрелы для Зевса. Они же библейские замзуммим из страны великанов — Анаким.

Теперь легко понять, что землекопы Эллоры, строители древних пагод, архитекторы Копана и развалин Центральной Америки, развалин Нагкон-Вата и остатков древнего Египта были если и не одной и той же расы, то, по меньшей мере, были одной и той же религии, религии, которая преподавалась в старейших мистериях. Кроме того, фигуры на стенах Ангкора чисто архаические и не имеют никакого отношения с изображениями Будды, которые могут быть позднейшего происхождения.

«Что придает особый интерес этой секции», — говорит доктор Бастиан, — «так это факт, что художник изобразил различные национальности со всеми их отличительными характерными чертами, начиная с плосконосого дикаря в одеянии с кистями из Пнома и кратковолосого лао, до прямоносого раджпута, с мечом и щитом, и бородатого мавра, давая, таким образом, каталог национальностей, подобно еще одной колонне Траяна, с подчеркиванием преобладающих физических черт по каждому народу. В целом преобладают такие эллинские черты и профили, так же как элегантные позы всадников, что можно подумать, что Ксенократы старины, закончив свои труды в Бомбее, совершили экскурсию на Восток».

Поэтому, если мы допустим, что племена Израиля принимали какое-либо участие в построении Нагкон-Вата, то этого не могло быть, когда племена размножались и пошли из пустыни Парана на поиски земли Ханаанской, это могли делать только их более ранние предки, что равносильно отрицанию существования таких племен, подобное отвержению отсвета откровений Моисея. И где, вне Библии, существует историческое свидетельство о том, что кто-либо, когда-либо слышал о таких племенах до того, как Ездра составил Ветхий Завет? Имеются археологи, которые убежденно считают эти двенадцать племен чисто мифическими,<<382>> ибо никогда не существовало племени Симеона, а левиты были кастой. И все еще предстоит решить проблему — были ли, вообще, иудеи в Палестине до Кира. Начиная от сыновей Иакова, которые все были женаты на ханаанках, за исключением Иосифа, жена которого была дочерью египетского священнослужителя Солнца, вплоть до легендарной «Книги Судей» были общеприняты смешанные браки между упомянутыми племенами и идолопоклонниками

«И дети Израиля жили среди ханаанцев, хиттитов, и аморреев, и периззитов, и хивитов, и джебузитов; и они брали их дочерей себе в жены, отдавали своих дочерей их сыновьям и поклонялись их богам», — сказано в третьей главе «Книги Судей», — «…сыны Израилевы … забыли Господа Бога своего, и служили Ваалу и Астарте».

Этим Ваалом был Молох, М’лх Карта, или Геркулес. Ему поклонялись везде, куда бы ни пошли финикийцы. Как могли израильтяне удержаться вместе, как племена, когда по свидетельству самой Библии целые народонаселения угонялись из года в год ассирийцами и другими завоевателями?

«И переселен Израиль из земли своей в Ассирию, где он и до сего дня. И перевел царь Ассирийский людей из Вавилона, и из Куты, и из Аввы, и из Емафа, и из Сепарваима, и поселил их в городах Самарийских вместо сынов Израилевых» [2 Царей, XVII, 23-24].

Если язык Палестины стал со временем семитическим, то это вследствие ассирийского влияния; так как Финикия стала зависимой уже в дни Хирама, то финикийцы, очевидно, сменили свой язык с хамитского на семитический. Ассирия была «страною Нимврода» (от «нимр» — пятнистый), и Нимврод был Вакх с пятнистой леопардовой шкурой. Эта леопардова шкура является священным придатком «мистерий»; ею пользовались как в элевзинских, так и в египетских мистериях; ее находят на скульптурных изображениях в барельефах развалин Центральной Америки, где она покрывает спины жертвователей; она упоминается в древних размышлениях брахманов о значении их молитв жертвоприношения, в «Айтарейя-брахмана».<<383>> Её употребляют в Агништоме, в посвятительной церемонии мистерии Сома. Когда неофиту предстоит «снова родиться», его покрывают леопардовой шкурой, из которой он потом появляется как из материнской утробы. Кабиры тоже были ассирийскими богами; у них были различные имена; в общем, обычном языке они были известны как Юпитер и Вакх, а иногда как Ахиохерс, Асхиерос, Ахиохерса и Кадмилл; и даже истинное количество этих божеств не было известно народу В «священном языке» у них были другие имена, известные только иерофантам и жрецам, и «закон не позволял их упоминать». Как же так получилось, что мы находим их воспроизведенными в их «самофракийских позах» на стенах Нагкон-Вата? И опять почему мы находим, что их имена произносятся, хотя, может быть, в слегка искаженном звучании, на том же самом священном языке населением Сиама, Тибета и Индии?

Имя кабиры может быть производным от, Абир, великий;, Эбир, астролог, или, Хабир, соучастник; им поклонялись в Хеброне, в городе анаков — великанов. Имя Авраам, по словам доктора Уайлдера, имеет «очень кабирийский вид». Слово Хебер, или Гебер может быть этимологическим, корнем из еврейского в приложении к Нимвроду и библейским исполинам шестой главы «Бытия», но мы должны искать их происхождения значительно раньше, чем в дни Моисея. Название «финикиец» говорит само за себя. Мането их называл ?οινικες, θли Ф’Анакес, и что показывает, что Анакес или Анаким Ханааны, с которыми народ Израиля, если и не тождественный по происхождению, то, благодаря смешанным бракам, поглощенный ими целиком, были финикийцы, или спорные гиксосы, как излагает Мането, и которых Иосиф однажды объявил непосредственными предками израильтян. Вот почему мы должны в этой мешанине противоречивых мнений, авторитетов и исторической olla podrida искать разрешения этой тайны. До тех пор, пока происхождение гиксосов по-настоящему не установлено, мы ничего определенного не можем узнать об израильском народе, который или сознательно или несознательно спутал свою хронологию и происхождение в такой нераспутываемый клубок. Но если можно бы доказать, что гиксосы были палийскими овечьими пастухами Индии, которые частью перекочевывали на Восток и пришли от кочующих арийских племен Индии, тогда, возможно, этим можно бы объяснить, почему библейские мифы так перепутались с арийскими и азиатскими богами мистерий. Как Данлэп говорит:

«Евреи появились среди ханаанцев из Египта; нет надобности искать их происхождение дальше «Исхода». Это и есть их историческое начало. Очень легко прикрыть это далекое событие пересказами мифических традиций, снабдив их объяснениями, в которых боги (патриархи) должны фигурировать в качестве их предков».

Но это не историческое начало, что является наиболее животрепещущим вопросом для мира науки и богословия. Это их религиозное начало. И если мы сможем проследить его через гиксосов-финикийцев, эфиопских строителей и халдеев — то, независимо от того, получили ли они свое учение от индусов, или же брахманы получили его от халдеев, у нас будет в руках возможность проследить каждое так называемое библейское откровение, ставшее догматическим утверждением, до его истока, который нам нужно искать в сумерках истории до разделения арийских и семитических семейств. И как же нам можно сделать это лучше и увереннее, как не с помощью, оказываемой нам археологией? Живопись, картины могут быть уничтожены, но если они уцелели — они не могут лгать; и если мы находим те же самые мифы, идеи и символы с сокровенными значениями на памятниках по всему миру и если, кроме того, может быть, доказано, что эти памятники предшествовали двенадцати «избранным» племенам, тогда мы можем безошибочно доказать, что все это, вместо того, чтобы быть божественным откровением, есть ничто другое, как неполное припоминание или традиция у племени, которое отождествлялось и смешалось за века до появления Авраама со всеми тремя семействами народов мира, а именно — с арийскими, семитическими и туранскими народами, если так их можно называть.

Терафимы Авраамова отца, Тераха, «изготовителя изображений», были кабирийскими богами, и мы видим, что им поклонялся Михей Данитов, и другие. <<384>> Терафимы были тождественны с серафимами, а последние были изображениями змеев, происхождение которых заключено в санскритском «сарпа» (змей), — это символ, посвященный всем богам в качестве символа бессмертия. Киян, или бог Киван, которому евреи поклонялись в пустыне, есть Шива индусов, <<385>> так же как и Сатурн. <<386>> История Греции свидетельствует, что Дардан, аркадиец, получив их в качестве приданного, увез их в Самофракию, а оттуда в Трою. И им поклонялись задолго до дней славы и процветания Тира или Сидона, хотя первый был построен за 2760 лет до Р. X. Откуда они пришли к Дардану?

Легко приписать давность происхождения каким-либо развалинам, руководствуясь одним только внешним видом; гораздо труднее доказать ее. Между тем, каменное строительство Руада, Перита, Марафона напоминает строения Петра, Баалбека и других эфиопских построек даже по внешнему виду. С другой стороны, утверждения некоторых археологов, которые не находят сходства между храмами Центральной Америки и храмами Египта и Сиама, совершенно не трогают символога, ознакомившегося с тайным языком раннего иероглифического письма. Он видит знаки одной и той же доктрины на всех этих памятниках и читает их историю и связь в знаках; незаметных для непосвященного ученого. Имеются также традиции, и одна из них говорит о последнем из посвященных королей — (которые только редко допускались на высшие степени Восточных братств), который правил в 1670 г. Этот король Сиамский был тем, которого так высмеивал французский посол Лоубэ, как помешанного, который всю жизнь стремился открыть философский камень.

Один из таких таинственных знаков обнаруживается в своеобразном построении некоторых арок и храмов. Автор «Страны Белого слона» отмечает как любопытное явление отсутствие ключевого камня в арках здания и неподдающиеся расшифровке надписи». В развалинах Санта Круз дел Квише Стивенс обнаружил арочный коридор также без ключевого камня. Описывая пустынные руины Паленке, он отмечает, что арки коридоров все были построены по этому образцу, а также и потолки, и выдвигает предположение, что «строители, по-видимому, не были знакомы с принципами построения арки, и опора создавалась перекрыванием одного камня другим по мере того, как они поднимались выше, как в Окосинго и среди остатков циклопических построек в Греции и в Италии» [363]. В других зданиях, хотя они принадлежали к той же самой группе, путешественник обнаружил присутствие ключевых камней, что является достаточным доказательством, что неприменение их было предумышленным.

Не можем ли мы поискать разрешения этой тайны в масонских наставлениях? Ключевой камень имеет эзотерическое значение, которое должно бы (если этого уже не произошло) высоко оцениваться масонами высоких степеней. Наиболее значительным подземным строением, упомянутым в описании происхождения масонства, является сооружение, построенное Енохом. Этот патриарх был приведен божеством, которое он увидел в видении, в девять сводов. После этого, с помощью своего сына Мафусаила, он построил в земле Ханаанской, «в недрах горы», девять комнат по образцам тех, которые были показаны ему в видении. У каждой крыша имела вид арки, и высшая точка ее образовала ключевой камень со священными непроизносимыми буквами на нем. Далее, каждая из этих букв представляла одно из девяти имен, начертанных знаками, эмблематически означающими атрибуты, по которым данное божество в соответствии в данными древнего франкмасонства опознавалось допотопным братством. Затем Енох сделал две? из чистого золота и начертал на каждой два тайных знака; одну из них он поместил в глубочайшую арку, а другую вручил Мафусаилу, в то же время, сообщив ему другой важный секрет, который теперь для франкмасонства утерян.

Итак, среди тех секретов, которые теперь утеряны для современных наследников франкмасонства, может быть обнаружен факт, что ключевые камни применялись в арках только в определенных частях храмов, предназначенных для особых целей. Другое сходство, проявляющееся в уцелевших архитектурных религиозных памятниках всех стран, может быть обнаружено в идентичности частей, рядов кладки, размеров. Все эти здания принадлежат временам Гермеса Трисмегиста, и как бы ни выглядели эти здания древними или сравнительно современными, их математические пропорции соответствуют пропорциям египетских религиозных зданий. Сходятся расположение дворов, внутренних святилищ, проходов и ступеней; следовательно, несмотря на несходство архитектурных стилей, правильным будет вывод, что во всех их справлялись сходные обряды. Доктор Стакели говорит о Стоунхендже:

«Это здание было построено не по римским мерам; это доказывается большим количеством дробей, которые получаются при измерении любой его части европейскими мерами. И, наоборот, эти цифры становятся целыми, как только мы начинаем измерять при помощи древнего кубита, принятого евреями, детьми Шема так же, как и финикийцами и египтянами, детьми Хама (?) и имитаторами памятников из неотесанных камней».

Присутствие искусственных озер и их своеобразное расположение на освященной земле тоже является фактом большого значения. Озера внутри пределов Карнака, озера на участке Нагкон-Вата и вокруг храмов мексиканского Копана и Санта Круз дел Квише обнаруживают одно и то же самое своеобразие. Кроме обладания еще и другими значениями, вся их площадь распланирована в соответствии с циклическими вычислениями. В друидических построениях обнаруживаются те же самые священные и мистические числа. Сложенные из камней окружности состоят или из двенадцати или из двадцати одного, или из тридцати шести камней. В этих окружностях центральное место принадлежит Ассару, Азону, или богу окружности, каким бы другим именем он ни назывался. Тринадцать мексиканских богов-змеев имеют дальнейшее отношение к тринадцати камням друидических руин. Т (тау) и астрономический крест Египта бросаются в глаза в нескольких галереях, уцелевших среди развалин в Паленке. На одном барельефе во дворце в Паленке, на западной стороне, можно видеть Тау, высеченное как иероглиф прямо под сидящей фигурой. Стоящая фигура, которая наклоняется над первой, изображена как накрывающая ее голову левою рукою покрывалом посвящения, тогда как правая рука фигуры поднята, а указательный и средний палец указывают на небо. Поза эта в точности такова, как у христианского епископа, дающего благословение, или как та, в которой часто изображается Иисус во время Тайной Вечери. Даже индусского слоноголового бога мудрости (или магических познаний), Ганешу, можно найти среди лепных фигур мексиканских развалин.

Какое объяснение всему этому дадут нам археологи, филологи — короче говоря, избранное воинство академиков? Никакого. В лучшем случае, у них будут гипотезы, причем каждая из них будет опрокинута последующей, тоже псевдо-истинной, как и первая. Ключи к библейским чудесам древности и к феноменам современности; к проблемам психологии и физиологии и многие «нехватающие звенья», которые так смущают ученых в последнее время, — все это находится в руках тайных братств. Эта тайна когда-нибудь должна быть раскрыта. Но до тех пор мрачный скептицизм постоянно будет бросать свою безобразную тень между божественной истиной и духовным зрением человечества. И много тех, кто, заразившись смертельной эпидемией нашего векабезнадежным материализмомостанутся в сомнениях и в смертельной муке по поводу того, будет ли человек снова жить, когда он умрет, хотя этот вопрос был давно разрешен поколениями мудрецов далекого прошлого. Ответы налицо. Их можно найти на изъеденных временем гранитных страницах пещерных храмов, на сфинксах, пропилонах и обелисках. Они простояли неисчислимые века, и ни безжалостный натиск времени, ни еще более безжалостные руки христиан не могли изничтожить этих записей на них. Все они покрыты проблемами, которые были разрешены, возможно, далекими предками их строителей, — как знать? — решение следует за каждым вопросом; и к этим решениям христианин не мог добраться, так как, за исключением посвященных, никто не расшифровал мистического письма. Ключ находится в распоряжении тех, кто знали, как сообщаться с невидимым Присутствием, и кто приняли из уст самой Матери-Природы ее великие истины. И так стоят эти памятники, точно немые часовые на пороге того невидимого мира, чьи ворота открываются только перед несколькими избранными.

Бросая вызов Времени, напрасным исследованиям непосвященной науки и оскорблениям со стороны открытых религий, они никому не откроют своих загадок, кроме наследников тех, кто доверил им ТАЙНУ. Холодные каменные уста Мемнона который, когда-то обладал голосом, и стойких сфинксов крепко хранят свою тайну. Кто снимет с них печать молчания? Кто из наших современных материалистических карликов и неверящих саддукеев осмелится приподнять покрывало Изиды

В итоге нам становится понятным, что основным лейтмотивом этой главы из книги Блаватской Е.П. были две идеи. Цикличность развития человечества на протяжении всего времени существования людей на Земле и вторая идея, как она говорит —  «Если путем просмотра каббалистических трудов, которые все ведут свое происхождение из универсального хранилища эзотерических познаний, мы находим факсимиле многих так называемых чудес …» — «Идея универсально хранилища эзотерических познаний». Эти идеи близки автору сайта. Фактически все статьи на нем посвящены изложению сакрального базиса этого «универсального хранилища» – матрице Мироздания. Для примера читатель может ознакомиться со статьями раздел «Иудаизм» — Четыре мира Каббалы соответствуют пространству Мула Пуруши и Мула Пракрити в матрице Мироздания и Сатана, Господь и сакральный смысл трех глав книги Иова.

Более детальную информацию о матрице Мироздания можно получить, познакомившись со статьями на сайте в разделе «Египтология» – Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть первая. Пифагор, Тетрактис и бог Птах, Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта и Тайны палетки Нармера в матрице Мироздания.

©Арушанов Сергей Зармаилович 2012 г. Редактирование и оформление.

Литература – ссылки:

344 Дж. М. Пиблс «Окружающая вселенная»

345 См. том II, гл. 8.

346 Карфаген должен быть разрушен, — лат.

347 Джон Фиске, «Североамериканское обозрение», июль, 1869, ст. «Законы истории».

348 Фатом — морская сажень, равная 6 футам или 1,83 м. (Прим. переводчика).

349 Джон Фиске, «Североамериканское обозрение», июль, 1869, ст. «Законы истории».

350 Дж. Фиске, «Североамериканское обозрение».

351 Мы предпримем попытку продемонстрировать во II томе в главе VIII, что древние эфиопы никогда не были расой хамитов.

352 [351] и [56, XXVIII, гл. II].

353 См. [353, часть I, с. 304-314].

354 «Magasin Scientifique de Goëthingen», 3 me. année, 5 me. cahier.

355 «Аупнекхат», брахман XI.

356 «Ktesias, in India ар. Photum.», Bibl. Cod. LXXII.

357 [90], см. главу о первых царях Египта.

358 «Телеграфический журнал», ст. о научном предсказании.

359 Профессор Альбрехт Мюллер, «Первые следы человека в Европе» [359]: «И этот бронзовый век доходит до исторического периода и перекрывает его в некоторых странах, включая в себя великие эпохи Ассирийских и Египетских империй, приблизительно за 1500 лет до Р. X., и ранние периоды наступившего железного века».

360 Пселл, «Зороастрийский оракул», 4, CXLIV. (Перевод Е.Ю. Александровой)

361 Имеется в виду гадание по полету птиц и по внутренностям жертвенных животных. (Прим. переводчика.)

362 Проктор, «Сатурн и еврейская суббота» [242, стр. 309].

363 Диоскорид, »?ερι Υλης Ιατρικής», κн. V, гл. CLVIII.

364 Макс Мюллер, профессор Уилсон, X. Дж. Башби и другие санскритологи доказывают, что «Восточные ученые, как туземные, так и европейские, свидетельствуют, что церемонии сжигания вдов не только не санкционирована, но категорически запрещена самыми ранними и наиболее авторитетными индийскими священными писаниями» («Сожжение вдов», стр. 21). Прочтите «Сравнительную мифологию» Макса Мюллера, «Профессор Уилсон», — говорит Макс Мюллер, — «был первым, кто указал на фальсификацию текста и замену слов «йоним агре» словами «йоним агне» (чрево огня)… Согласно гимнам «Ригведы» и ведическому обряду, изложенному в «Грихия Сутрах», жена сопровождает труп мужа до погребального костра, но там к ней обращен стих, взятый из «Ригведы», где ей приказывают оставить тело мужа и возвратиться в мир живых» («Сравнительная мифология», стр. 35).

365 Отсюда и повествование, что Моисей изготовил медного змея, или серафая из меди, которому израильтяне поклонялись до воцарения Иезекии.

366 Это не наше мнение. Вероятно, их построили атланты.

367 Почему не проследили до человеческих жертвоприношений в древних религиозных обрядах?

368 [367], 24, стр. 570: »Poesie des Cloitres Celtiques».

369 См. Санхуаниафона у Евсевия [71, 36] и [Бытие, XIV].

370 «Археологическое общество лондонских антикваров», том XXV, с. 220.

371 Данлэп в своем введении к «Сод; мистерии Адониса», истолковывает слово «Сод» как Тайну, религиозную мистерию по авторитетному утверждению Шиндлера «Пентеглотт» (1201). «ТАЙНА Господня — боящимся Его», — сказано в псалме XXIV, 14. Это неправильный перевод христиан, ибо следовало читать «Сод Ihoh (мистерии Iohoh) для тех, кто боится Его» (Данлэп, «Мистерии Адониса», XI). «Ал (эл) ужасен в великом Соде кедешимов (священнослужителей, святых, посвященных), псалом LXXXIX, 7» (там же).

372 «Содалами называли членов коллегии священнослужителей», — говорится в »Латинском лексиконе» Фрейнда (IV, 448). »Содалиты были учреждены в идеанских мистериях Могучей матери», — пишет Цицерон [197, 13]; — Данлэп [141].

373 См. [370, т. V, с. 65].

374 «Католический мир», Нью-Йорк, янв., 1877; статья «Змеепоклонство, вудуизм и т. д.».

375 У Гесиода Зевс творит свою третью расу людей из ясеня. В «Пополь-Вухе» говорится, что третья раса людей была сотворена из дерева «ците», а женщины сотворены из сущности тростника, который называется «сибак». Это тоже странное совпадение.

376 Хануман высотою более трех футов и черный, как уголь. «Рамаяна», повествуя об этой священной обезьяне, сообщает, что Хануман раньше был могучим вождем, который, будучи лучшим другом Рамы, помогал ему найти его жену Ситу, увезенную на Цейлон могущественным царем великанов. После многочисленных приключений Хануман был пойман последним, когда он пробрался в город великанов со шпионской целью. За это преступление Равана приказал намазать хвост бедного ханума маслом и зажечь. И вот, пока огонь горел, лицо Ханума так почернело, что впоследствии ни сам Хануман, ни его потомство не смогли отделаться от этой черноты. Если поверить индийским легендам, то этот же самый Хануман стал предком европейцев; это предание, которое, хотя и строго дарвинистическое и, следовательно, научное, никоим образом нам не льстит. По легенде, за оказанные услуги герой и полубог Рама отдал своим обезьяньим воинам своей армии в жены дочерей великанов Цейлона — ракшасови в качестве приданного отдал им все западные земли мира. Отправившись туда, обезьяны и их гигантские жены жили счастливо и имели многочисленное потомство. Последние являются нынешними европейцами. В Западной Европе встречаются дравидийские слова, указывающие на общее происхождение рас и слов этих народов; не может ли здесь быть намека, что предания о племенах эльфов и кобольдов в Европе и об обезьянах в Индии имеют общее происхождение?

377 Теперь они больше не стоят, ибо обелиск один был перевезен в Париж.

378 См. [371, с. 221].

379 Председатель Королевского Географического Общества в Берлине.

380 Финикийское Дидо есть женское имя от Давида,. Под именем Астарты она вела финикийцев-колонистов, и ее изображение находилось на носу их кораблей. Но Давид и Саул являются именами, принадлежащими также афганцам.

381 Согласно проф. А. Уайлдеру. Этот археолог говорит: »Я рассматриваю эфиопскую, кушитскую и хамитскую расы, как расы строителей и художников, которые поклонялись Ваалу (Шиве) или Белу — воздвигали храмы, гроты, пирамиды и пользовались своеобразным языком. Payлинсон считает, что этот язык произошел от туранцев в Индостане».

382 В том числе и профессор А. Уайлдер.

383 См. «Айтарейя-брахмана» в переводе Мартина Хауга [19].

384 «Судей», XVII-XVIII и далее.

385 Зендическое Н есть S в Индии. Поэтому Хапта есть Сапта; Хинду есть Синдхайя. (А. Уайлдер). »…S постоянно смягчается на H от Греции до Калькутты, от Кавказа до Египта», — говорит Данлэп. Поэтому буквы К, H и S взаимозаменяемы.

386 Гуигант, — [363, т. I, с. 167].


[1] Адрес ссылки в Интеренете – Блаватская Елена ПетровнаВикипедияhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%C1%EB%E0%E2%E0%F2%F1%EA%E0%FF,_%C5%EB%E5%ED%E0_%CF%E5%F2%F0%EE%E2%ED%E0

[2] Адрес ссылки в Интеренете – текст XIV главы из книги «Разоблаченная Исида»http://svitk.ru/004_book_book/5b/1241_blavatskaya-razoblahennaya_izida_1.php

[3] Адрес ссылки в Интернете – Отклонение от плоскостиhttp://intent.gigatran.com/article/?id=38269

Свет небесного Нила — Хапи в матрице Мироздания

В этой статье мы поговорим о знаменитой реке Нил в Древнем Египте. Жрецы называли земной Нил также и божественным Хапи. Мы уже неоднократно рассказывали в наших статьях на сайте, что мудрецы древности для сохранения своих сакральных знаний о божественном Мироздании все обустраивали на территории древнего Египта так, чтобы можно было с помощью земных «вех» найти по аналогии тайные знания о «небесах». Например, в сакральном «Невидимом мире» матрицы Мироздания было два ЕгиптаВерхний и Нижний Египет. Точно также на земле «появились» два Египта – Верхний и Нижний и Номы Верхнего и Нижнего Египта. Об этом мы рассказывали в статьях – Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть первая. Пифагор, Тетрактис и бог Птах и Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта. То же самое было сделано и с иероглифической письменностью, которая создавалась по «шаблону» — матрице Мироздания и описывала «небесные» процессы в мире богов, а сами иероглифы «показывались» открыто на стенах храмов, колоннах и в папирусах. Об этом мы говорили в статье — Амон-Ра открыл тайну исходного плана помещений в пирамиде Хеопса и Египетские иероглифы не примитивное рисуночное письмо – это надежный способ сохранения и передачи сакральных знаний в будущее.

Все священные символы, символы власти, украшения, одежда, мебель и даже сосуды для бытового пользования фараонов служили той же самой цели – сохранить и передать в будущее сакральные тайны о божественном Мироздании. Например, игры в древнем Египте — Сакральные истоки игр древности – Сенет из древнего Египта, шахматы, нарды и ряд других игр.

Обратимся к священному Нилу – Хапи:

«Хапи [1] — бог Нила и покровитель урожая в египетской мифологии.[1] Хапи олицетворял ежегодный разлив великого Нила, богатого плодородным илом, позволявшим египтянам выращивать хорошие урожаи зерновых культур по берегам этой реки. Его имя означает «Единственно текущий», что подразумевает течение Нила. Хапи был так же известен как «Повелитель рыб и птиц болотных», «Повелитель реки несущей растения».

Рис. 1. Хапи, изображён в виде двух божеств, символически связывающих Верхний и Нижний Египет вместе. (Этот рисунок может быть не точен в деталях по сравнению с оригинальными египетскими изображениями. Прим. ред.)

Хапи изображали как полноватого мужчину с синей кожей и большим животом, который ходил в набедренной повязке и имел свисающую (как у женщины) грудь.[1] У египтян был обычай, во время ежегодных разливов говорить об этом как о пришествии Хапи.[1] Во время ежегодных разливов, Нил затоплял земли и насыщал их плодородным илом, поэтому Хапи был противоположностью безжизненных пустынь и символизировал плодородные земли. Груди и большой живот, которыми обладал Хапи, в представлении египтян символизировали плодородие Нила. Его кожа, которую рисовали на одних фресках синего, а на других зелёного цвета символизировала речную воду, которая бывает голубой или позеленевшей в зависимости от сезона года. Из-за его плодородной природы, Хапи иногда считали «Отцом богов», так же он считался заботливым отцом, который поддерживал космос в равновесии.[1]

Происхождение имени Хапи неизвестно, возможно ранее так называли саму реку Нил, с тех пор и повелось говорить, что Нил берёт начало между Му-Хапи и Хер-Хапи, там, где два притока впадают в общее русло (начало одному из притоков даёт озеро Виктория). Тем не менее, Хапи не был просто богом Нила.[1] Он дружил с Гебом (богом земли)[2] и с «повелителем Непер» (богом зерна).[3]

Разнообразие других отличительных черт Хапи, менялось в зависимости от региона Египта и наличия изображений этого бога. Например, в Нижнем Египте, его украшали изображениями папирусов и лягушек, которые обитали в данном регионе и являлись символами этой земли. В то же время в Верхнем Египте он был украшен цветами лотоса и крокодилами, которые в большом количестве присутствовали в этой области и являлись символами связанными с богом Хапи. Хапи часто изображали совершающим подношения пищи или амфор с льющимися из них струями воды, в редких случаях его изображали как гиппопотама.

Когда богов Египетского пантеона изображали парами (муж/жена), у бога Хапи время от времени появлялась жена по имени Мерет (что означает «любимая»). Тем не менее, Нил был связан с землёй, а Хапи говорил, что станет мужем покровительницы земли; в Верхнем Египте. Ею была богиня Нехбет, а в Нижнем Египте богиня Уаджит. Через некоторое время его стали отождествлять с первозданным океаном Нуном, жена которого Наунет была создана в первичных водах, вместе они олицетворяли небо и были первыми из богов Гермопольской Огдоады.

Считалось, что Хапи жил в пещере в одном из источников Нила, неподалёку от Асуана.[4] В большинстве своём, культ Хапи был на Элефантине. Жрецы бога Хапи проводили специальные ритуалы, чтобы обеспечить Египет стабильными ежегодными разливами реки. У жрецов Элефантины был в наличии специальный измерительный прибор «нилометр», с помощью которого можно было предсказывать и контролировать уровень прибывающей воды.

В период XIX династии, Хапи часто изображался в виде парной фигуры, каждая из которых держит и натягивает длинный стебель растения, символически связывающего Верхний и Нижний Египет. Это изображение так же является отдельным иероглифом, означающим «союз». Этот символ часто вырезали в основании трона на котором сидел фараон.[5]

Отрывок из Гимна ежегодного разлива Нила:

О, творец света, приходящий из темноты

Вскармливающий стада

Могущественный образ всего

Никто не может жить без него

Люди одеты в одежды изо льна, что произрастает на его полях

Ты облагораживаешь все земли и насыщаешь их непрестанно,

Спустившись с небес».

Рис. 2. На рисунке слева показан фараон, сидящий на троне. В основании трона находится прямоугольник с символическим изображением, обозначающим понятие – союз, объединение. В центре изображения в виде буквы Т иероглиф — Smaобъединять. Справа этот фрагмент показан в увеличенном масштабе. «В период XIX династии, Хапи часто изображался в виде парной фигуры, каждая из которых держит и натягивает длинный стебель растения, символически связывающего Верхний и Нижний Египет. Это изображение так же является отдельным иероглифом, означающим «союз». Этот символ часто вырезали в основании трона на котором сидел фараон.[5]».

КОММЕНТАРИЙ:

Тот, кто говорит: «Такого не может быть, такое не может случиться»,- да взглянет он в Сокровенное. Каждый день Бог заботиться о том, чтобы Земля узнала тайны Его сотворения. (из «Поучений Анхшешонка» I тыс. до н.э.) [2] .

Приступим к нашим исследованиям. Обратимся к оригинальным древним египетским артефактам с изображением Хапи. Один из известных артефактов – это Рельеф с изображением Хапи – объединителя Верхнего и Нижнего Египта из Храма Амона в Луксоре. XIX династия, XIII в. до н.э.

Рис. 3. Рельеф с изображением Хапи (небесного Нила) – объединителя Верхнего и Нижнего Египта. Храм Амона в Луксоре. XIX династия, XIII в. до н. э. Каирский музей.

Совместим это изображение на Рельефе с матрицей Мироздания.

Рис. 4. На рисунке показан результат совмещения Рельефа – с изображением Хапи – объединителя Верхнего и Нижнего Египта с матрицей Мироздания. Изображение совмещалось с матрицей в месте перехода между Верхним и Нижним мирами матрицы Мироздания. А – область расположения двух священных Тетрактисов. В верхнем и нижнем треугольнике – Тетрактисе располагается по 10 позиций (кружочков) матрицы Мироздания. В – горизонтальной скобкой показано местоположение вертикальных иероглифических записей на Рельефе. Вершина пирамиды Нижнего мира матрицы Мироздания совместилась с «узлом» на Рельефе, который затягивают между собой два «образа» Хапи. «Узел» и вершина пирамиды Нижнего мира матрицы обведены жирным кружком. Ниже на рисунке это место Рельефа («узел») будет показано в увеличенном масштабе. Хорошо видно точное совмещение всех основных деталей изображения на рельефе с матрицей Мироздания. Из этого следует очевидный вывод, что изображение на рельефе делалось на основе «базиса — шаблона», в качестве которого выступала матрицы Мироздания. Изображение Рельефа мы видим, а «базис — шаблон», который относился к сакральным знаниям жрецов, становится нам «виден» только после совмещения Рельефа с матрицей Мироздания.

Рис. 5. На рисунке в увеличенном масштабе показан «узел», который затягивают между собой два «образа» Хапи.

Рис. 6. Известны древние египетские рисунки, на которых в качестве «Объединителей» Верхнего и Нижнего Египта изображался не Хапи (небесный Нил), а Гор и Сет. Сюжет рисунков был аналогичен. На рисунке Гор слева, а Сет справа.

Совместим с матрицей Мироздания изображение на Рельефе и иероглифическую запись «Имени» Хапи (небесный Нил).

Рис. 7. На рисунке показан результат совмещения с матрицей Мироздания изображение на Рельефе и иероглифическая запись «Имени» Хапи (небесный Нил). Вверху рисунка записана фраза «О, творец света, приходящий из темноты … » из гимна, который приводился выше. Отрывок из Гимна ежегодного разлива Нила: «О, творец света, приходящий из темноты, Вскармливающий стада, Могущественный образ всего, Никто не может жить без него, Люди одеты в одежды изо льна, что произрастает на его полях, Ты облагораживаешь все земли и насыщаешь их непрестанно, Спустившись с небес». Из этого текста становится ясно, что для жрецов древнего Египта бог Хапи был «творец света, приходящий из темноты». Следовательно, река Нил, которая давала жизнь живым существам на земле Египта, был «сделан» жрецами земным аналогом «небесного Нила — Хапи». Фактически люди одновременно покланялись изначальному божественному Хапи и его земному аналогу – реке Нил. Поэтому мы можем рассматривать иероглифическую запись «Имени» Хапи в матрице Мироздания как «Поток света небесного Нила — Хапи». Этот «свет» «нисходит» из Верхнего мира в Нижний мир матрицы Мироздания или из «Невидимого мира», который египетские жрецы называли в гимне темнотой. Слева показан иероглиф SmaSema (Сма или Сема), который переводится – союз, объединение, и фактически является окончанием «Имени» Хапи. Тогда вся запись Hapi Sma — переводится – Хапи объединитель. Объединитель двух миров – Верхнего и Нижнего мира матрицы Мироздания!! Говорить, что Хапи объединитель Верхнего и Нижнего Египта исходя из положения «Рельефа» на нашем рисунке не совсем корректно, так как из нашей работы — Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта в разделе «Египтология» нам известно, что в представлениях жрецов «Верхний Египет» располагался выше 20-го уровня Верхнего мира матрицы Мироздания, а «Нижний Египет» простирался ниже от этого уровня. И еще одно существенное примечание. Если мы обратимся к нашей работе — Рунический алфавит Футарк, Один, Валгалла, Брахма и Зевс в матрице Мироздания в разделе «Авторские статьи», то увидим, что именно с 20-го уровня Верхнего мира матрицы Мироздания и ниже располагались следующие миры: В древнем Египте – «Нижний Египет», в Германо-скандинавской мифологии царство Одина (Асгард, Валгалла), в Ведах древней Индии – царство Господа Брахмы, в греческой мифологии – царство верховного Олимпийского бога Зевса! Удивительное ли это совпадение?! Скорее мы видим пример преемственности сакральных знаний мудрецов древности из разных стран и народов.

«Небесные реки»

«Небесные реки», аналогичные Хапи — Нилу «текут» на «землю» в религиозных традициях разных народов.

В славянской жреческой книге – «Велесова Книга» — «РА РЕКА» течет с 24-го уровня Верхнего мира матрицы Мироздания. Об этом мы рассказывали в статье на сайте — Сакральный смысл первой главы Велесовой книги Прославление Великого Триглава, в разделе «Древние славяне», рисунок 10.

Пространство Верхнего мира матрицы Мироздания с 24-го и ниже в Индуизме является пространством Сада Шива (Всегда благой Господь Шива) Мантра Ом Намах Шивайя для обращения к Господу Шиве в матрице Мироздания, раздел «Молитвы и мантры», рисунок 11.

Господь Шива, который «выше на четыре уровня» в матрице Мироздания Господа Брахмы, знаменит тем, что принял на свою «голову» сокрушительный поток небесной реки Ганги:

«Га́нга [3] (санскр. गंगा, хинди गंगा, Gaṅgā IAST, тайск. คงคา) — индуистская богиня, воплощение священной реки Ганга (Ганг). … Она одновременно является символом материнства (существует эпитет «Ганга-Ма» — «мать Ганга»), связью между мирами и «средством для очищения». Индусы верят, что река может снимать грехи и помогает спасению. Река и богиня упоминаются в древнейших индийских литературных произведениях, в частности Ведах, Пуранах, Рамаяне и Махабхарате. С рекой связано множество легенд индуизма. … В начале времён Ганга была исключительно небесной рекой, недоступной на земле, но позже была спущена на Землю, протекая сейчас во всех мирах индуистской космографии.

Согласно Вишну-пурана, Ганга вышла из большого пальца левой ноги Вишну (или из отверстия в оболочках вселенной, которое пробил большим пальцем левой ноги Вишну, который в образе карлика брахмана попросил у царя Бали для себя кусочек земли размером в три шага, и за два шага перешагнул всю вселенную). Дхурва, полярная звезда, принял(а) девочку и держала на голове, пока ришиПлеяды совершали омовение в её водах. После этого Ганга омыла месяц, придала ему блеска. И уже после этого она спустилась к Сварге на вершине горы Меру, и стекла четырьмя ручьями на Землю, их названия: Сита, Алакнанда, Чику и Бхадра. Южную, Алакнанду, Шива держал на своей голове сто небесных лет (100 божественных лет равняется 311 триллионов 40 миллиардов «земных» лет), после чего пропустил её через свои волосы. С того времени Шива часто изображается с полумесяцем над головой, из которого вытекает струя воды. Поэтому Ганга распадается на множество рукавов перед впадением в океан, а Алакнанда — самый святой его поток[1].

Рис. 8. Спуск Ганги с неба, которую ожидают Шива, Бхагиратха, Парвати (супруга Шивы) и бык Нанди (ездовое животное – вахана Господа Шивы)».

Таким образом, нам становится ясным, что поскольку – «В начале времён Ганга была исключительно небесной рекой, недоступной на земле, но позже была спущена на Землю …», то в начале времен Ганга «протекала» выше 24-го уровня Верхнего мира матрицы мироздания.

Древние египетские вазы из алебастра для благовоний

Рис. 9. Парфюмерная ваза из алебастра [4] . Гробница Тутанхамона. Каирский музей.

Рис. 10. Парфюмерная ваза из алебастра. Египет.

«Алеба́стр [5] (от греч. ἀλάβαστρος) — название двух различных минералов: гипса (диаквасульфата кальция) и кальцита (карбонат кальция). Первый — алебастр (алавастор), которым мы пользуемся в наши дни; второепо большей части название материала в античности.

Эти два вида значительно отличаются друг от друга по относительной твёрдости. Гипс настолько мягок, что может быть поцарапан ногтём (твёрдость 1,5 — 2), в то время как кальцит достаточно твёрд (твёрдость 3), однако может быть легко поцарапан ножом тоже. Кроме того, кальцитовый алебастр, будучи карбонатом, бурно реагирует с соляной кислотой, в то время как гипсовый алебастр в этом случае остаётся инертным.

Месторождения египетского алебастра активно разрабатывались около Суэца и Асьюта; много древних карьеров обнаружено в пустыне Тель эль-Амарна. Алжирский оникс-мрамор добывался в провинции Оран. В Мексике известные месторождения тонкого зелёного алебастра находятся недалеко от города Пуэбла. Месторождения оникс-мрамора находятся также в районе Техуакан, а также в штатах Калифорния, Аризона, Юта, Колорадо и Виргиния».

Рис. 11. На рисунке показано фронтальное изображение алебастровой вазы из гробницы Тутанхамона [6] . Каирский музей.

Совместим изображения египетских алебастровых ваза с матрицей Мироздания. Ключом для совмещения изображений ваз с матрицей Мироздания будет «узел» аналогичный тому, который на рисунке 5 затягивают между собой два «образа» Хапи.

Рис. 12. На рисунке показан результат совмещения фронтального изображения алебастровой вазы для ароматических веществ из гробницы фараона Тутанхамона с матрицей Мироздания. Ключом для совмещения изображений ваз с матрицей Мироздания был «узел» аналогичный тому, который на рисунке 5 затягивают между собой два «образа» Хапи. Справа и слева от вазы на столе стоят фигуры двух «образов» Хапи. Видно, что изображение вазы хорошо совместилось с матрицей Мироздания, которая очевидно, была «шаблоном» или сакральным базисом для изготовления этого изделия древними мастерами. Остальные детали совмещения видны на рисунке.