nav-left cat-right
cat-right

Одна из тайн Брахма-Самхиты о размерах Духовного и Материального мира в матрице Мироздания...

В этой статье мы познакомимся с одной из великих тайн о размерах Духовного и Материального мира в матрице Мироздания, скрытой в удивительной книге, которая в Индийской религиозной философии называется «Брахма Самхита». «Самхи́та (санскр. संहिता saṃhitā? «собранное вместе») — термин, используемый для обозначения ряда священных текстов индуизма. Самхиты — это собрания гимнов, молитв, заклинаний, благословений, жертвенных формул. Самхитами называют основные метрические тексты — гимны и мантры — каждой из четырёх Вед. Самхитами также называют ряд других, послеведических текстов по йоге и Аюрведе. Примерами могут служить: «Гхеранда-самхита», «Кашьяпа-самхита», «Аштавакра-самхита, «Бхригу-самхита», «Йога-яджнавалкья-самхита», «Брахма-самхита», «Гарга-самхита» и «Дева-самхита». Рис. 1. На обложке книги «Брахма Самхита» [1] изображен Господь Кришна и, стоящий перед ним на коленях Брахма. «Бра́хма-самхи́та (санскр. «Песнь Брахмы») — одно из важнейших священных писаний гаудия-вайшнавизма, которое относят к агамам (Панчаратра). «Брахма-самхита» содержит молитвы творца этой вселенной Брахмы Кришне, произнесённые Брахмой в самом начале творения. В течение многих столетий текст «Брахма-самхиты» считался утерянным. В начале XVI века совершавший паломничество по Южной Индии Чайтанья Махапрабху (1486—1534) обнаружил 62 шлоки пятой главы «Брахма-самхиты» в храме Ади-Кешавы. Об этом говорится в девятой главе Мадхья-лилы «Чайтанья-чаритамриты». Бхактивинода Тхакур описывает обнаружение текста следующим образом: «В тот день Господь пришел на берег реки Паясвини. После омовения Он направился в храм Ади-Кешавы, где встретил великих преданных; именно там Он обрёл древнюю рукопись пятой главы «Шри Брахма-самхиты». Это принесло Господу безграничную радость, и тело Его явило признаки божественного восторга — дрожь, слезы, испарину. Он застыл на месте, испытывая трепет блаженства. Как писание, воплощающее безупречные истины (сиддханту), «Шри Брахма-самхита» не знает себе равных; она — наилучшая из всех священных книг, возвещающих славу Всевышнего Господа Говинды. В немногих словах здесь изложены высочайшие безупречные истины. Она — сама суть всех вайшнавских писаний. Получив выполненную с великим тщанием копию той рукописи, Господь, ликуя, ушёл в храм Ананта-Падманабхи» [1]. «Брахма-самхита» не только раскрывает важнейшие положения вайшнавской философии, но и содержит в себе в сжатой форме всю сиддханту Чайтаньи Махапрабху. В этом тексте Кришна описывается, как источник всего творения, причина причин, Верховная Личность Бога». Рис. 2. Шри Чайтанья Махапрабху, према-аватара Господа Кришны. «Чайта́нья Махапрабху́ (бенг. চৈতন্য মহাপ্রভূ, Caitanya Mahāprabhu?; 18 февраля 1486, Маяпур, Бенгалия — 1534, Пури, Орисса) — основоположник гаудия-вайшнавской традиции индуизма, где он рассматривается как особое воплощение Радхи и Кришны в одном лице — Кришна в умонастроении Радхи, явившийся с целью постичь всю силу её любовной преданности к себе и дать всем людям чистую любовь к Богу. По мнению последователей, приход Чайтаньи был предсказан в ведических и пуранических писаниях индуизма.[1] В других традициях индуизма, Чайтанья почитается как святой вайшнавский аскет—монах и религиозный реформатор в Бенгалии XVI века.[2]. Основываясь на философии «Бхагавата-пураны» и «Бхагавад-гиты», Чайтанья проповедовал...

Пример торжества Духа. Александр Мень...

В этой статье читатель сможет ознакомиться с фрагментом работы Александра Меня [1] , посвященной, в частности, удивительной истории о жестоком царе Ашоке которого по преданию покорило, мужество некоего монаха-буддиста, попавшего в царские застенки. Это привело к коренной перемене как характера Ашоки, так и его политики. Около 264 года царь принял буддизм, и последующие годы его правления вписали в историю страницу, которая никогда не перестанет вызывать удивление: Рис. 1. Протоиерей Александр Мень. Фото В. Тарасова, 1979 г. «…Есть в истории моменты, которые можно обозначить двумя словами: торжество духа. Таким моментом, бесспорно, был расцвет буддизма в Индии при царе Ашоке [2] . В ту эпоху бури, потрясавшие Европу и Ближний Восток, докатились до Индостана. Александр Македонский вступил в Пенджаб и нанес поражение радже Пору. Только бунт, поднятый солдатами, принудил неутомимого завоевателя повернуть назад (1). Если верить Плутарху, великий западный полководец произвел большое впечатление на молодого офицера-индийца Андракотта, который после встречи с ним сказал, что Александру ничего не стоит покорить всю страну, лишенную прочного единства (2). Этот Андракотт был не кто иной, как Чандрагупта Маурья, ставший основателем новой династии и создателем самой большой империи, которую дотоле знала Индия. Вскоре после ухода Александра Чандрагупта сверг старого царя Магадхи и в 321 году изгнал греческие гарнизоны из Пенджаба. Быть может, вдохновляясь примером македонца, он поставил себе задачу объединить множество областей и племен в единую индийскую монархию. В 305 году один из преемников Александра, Селевк Никатор, попытался повторить его поход к берегам Инда, но на этот раз он столкнулся с сильной державой, о покорении которой не приходилось более мечтать. Между соперниками был заключен мир, и по его условиям царству Маурьев отошел почти весь Афганистан. Утверждают, что союз греков и индийцев даже закрепили браком Чандрагупты с дочерью Селевка. С тех пор начался период сравнительно частых и продолжительных контактов Востока с Западом. Греческий посол Мегасфен посетил столицу Маурьев Паталипутру и впервые познакомил европейцев с загадочным миром Индии. Многое в ней восхитило его, кое-что показалось странным. Он описывал демократический характер индийского двора, высокие добродетели народа, рассказывал о праздниках и старинных обычаях, которые ему пришлось наблюдать. Его поражало, что крестьяне могут спокойно трудиться на полях, когда по соседству идет битва. Приезжали в Индию и другие греки. Сын Чандрагупты даже выписал к себе западного философа. Рис. 2. Около 1945 г. Фотография А. Мень с Е.С. Мень — матерью. Пересъемка оригинала В. Андреева. Фотографии с подписями взяты с сайта [3] . Из-за скудости индийских источников по истории этого времени свидетельства греков имеют большое значение, для понимания эпохи Маурьев. В частности, Мегасфен и географ Страбон касались верований индийцев и отмечали, что их философы «во многих случаях согласны с эллинами» (3). Из сообщений...
Страница 6 из 6« Первая...23456